26-я поликлиника Минска - самая загруженная, на врачей приходится более тысячи посещений за одну смену

Никто не любит болеть, тем более — сидеть в очереди под врачебным кабинетом. Утекают минуты, нервы натягиваются как струна... Удивительно, откуда только берутся в среднем на каждого белоруса 13 посещений в год? А ведь некоторые «выполняют план» за четверых, а то и за десятерых! В минских поликлиниках знают пациентов, которые за прошлый год наведались более ста раз, среди них рекордсменка со 160 визитами к врачам. Что за этими цифрами: высокая заболеваемость, чрезмерная забота о своем здоровье или же банальная скука и желание поговорить?

Чтобы ответить на этот и другие «больные» вопросы, корреспондент «СБ» провела один день по ту сторону окошка регистратуры самой загруженной минской поликлиники № 26, на врачей которой приходится более тысячи посещений за одну лишь смену.

«Как бы красивее зайти?»

Еще пару лет назад первый этаж здесь всегда напоминал вавилонское столпотворение. Очереди за талончиками, за карточкой, в «справку»... Некоторые караулили под поликлиникой с шести утра, другие с рассветом «садились» на телефон. Однако когда в 7.30 я подошла к окошку регистратуры, передо мной было только... два человека. Где же ожидаемый наплыв? Запись по интернету или в инфокиоске избавила как минимум каждого четвертого пациента от необходимости вставать в очередь. Плюс для самозаписи отдается от 16 до 84 процентов талонов в зависимости от специалиста: к терапевту больше, к хирургу в два раза меньше. На столе медрегистратора два компьютера и четыре телефона, еще и мобильный. Вызовы сыплются один за другим. Но к терапевтам все расписано на день вперед, а то и на два! И узкие специалисты без передышки принимают. Запись каждые 8 — 12 — 15 минут. За шесть часов нужно принять по 27 — 30 пациентов плюс по 3 — 5 экстренных. Кто–то с болью в животе, другого клещ укусил, он и его в баночке принес... А кто–то, не называя причины, интересуется: «На сейчас талон есть?» и, услышав отрицательный ответ, уходит со словами: «Ладно, пойду так». Кое–кто заказывал талоны едва ли не ко всем специалистам одновременно. Лица в окошке мелькали, словно в калейдоскопе.

— Девушка, с ухом в какой кабинет? — Лор не работает сегодня. Идите к дежурному врачу, если необходимо, он сразу даст направление на консультацию в больницу. — Плохо мне. Может, давление... — Ваш доктор во вторую смену, а к дежурному — большая очередь. Подходите в доврачебный кабинет, вам и давление измерят, и осмотрят, и, если надо, врача вызовут.

— Мне талон, — с улыбкой просунулась в окошко бабушка. — Здравствуйте, Анна Ремовна. На ваш участок терапевта пока не назначили, можете записываться к любому. — А как бы красивее зайти? У меня вот пятно на лице появилось. А знаете, как все случилось?..

— К лору, — потеснила ее следующая пациентка. — Что у вас? — Ангина. — Подойдите к терапевту. — Что к нему идти?! Бесполезно...

— Ой, я немного опоздала, — обратилась посетительница за талоном, по которому специалист ожидал ее... 40 минут назад.

Лишь к обеду поток вопросов ненадолго иссяк.

Самое сложное в работе медрегистратора — распределить этот поток так, чтобы и у врача пар из ушей не пошел, и у пациента терпение не лопнуло, а в итоге все остались в хорошем настроении. Но тут как ни старайся...

Один жаловался, что закрыли больничный, другой возмущен, что не открыли, третий требовал немедленного приема: «Мне плохо, а к дежурному четыре человека сидят!» «Объясните ситуацию и спросите, как скоро вас смогут принять», — вежливо предлагает старший медрегистратор Анна Веренич. Еще один настаивал, чтобы выдали талон непременно к заведующей отделением. Для чего? «Выписать лекарство!»

Что не так

— Умение избегать конфликтов и подстраиваться под человека — главное качество, которое требуется от медрегистратора, — сразу предупредила Анна. Поначалу меня это даже изумило: какой тут конфликт, если запись ведется ко всем врачам? Да, не всегда есть талон на следующий день и даже на неделю вперед, некоторые специалисты в отпуске, кто–то уволился.

Но если экстренный случай, пациента примут и без талона, дадут направление к специалисту другой поликлиники, коль своего нет.

Выписку с недавних пор и вовсе можно заказать по интернету, а консультацию — получить онлайн...

— Вам талон не нужен, заключение по результатам профосмотра делает заведующий отделением профилактики, обратитесь в доврачебный кабинет, — любезно объясняет Анна по телефону, но на том конце провода гневно бросают трубку.

Что не так? Нередко минчане, и без того неулыбчивые из–за ежедневных забот, приходят в поликлиники на взводе, тем более если еще и нездоровится. И тут самый незначительный повод может стать последней каплей. Поэтому для разруливания конфликтов во всех поликлиниках появились дежурные администраторы — старшие медсестры, которые, как только возникает «заминка» у окошка регистратуры, тут же переключают внимание недовольного на себя, подсказывая, как решить вопрос максимально быстро и с наименьшими моральными потерями.

Поликлиника — как горячая точка, где буквально возле каждого кабинета в боевой готовности ждут пациенты и удивляются, почему даже с талоном иной раз приходится полчаса ожидать приема. А если разобраться, то выходит, что один пришел на час раньше, другой на час позже, третий вообще не планировал, но мимо шел.

Беременные и те, кто на больничном, услышав в регистратуре, что можно идти без талона, забывают, что им указали специальные часы.

А в итоге нервничают все! В том числе и врачи, к которым даже в летний жаркий день на прием приходит по 43 человека, и по талонам, и по желанию.

К парикмахеру без записи попробуйте прийти, а к врачу — можно. Терапевты жалуются, что невозможно работать в режиме конвейера, а отказать пациенту, который пришел без талона, как–то неэтично.

В комитете по здравоохранению замечают, что за последние 5 — 7 лет вообще не было обращений, что где–то доктор кого–то не принял.

А ведь мог бы! Ведь далеко не у всех «острое» состояние.

— Кто–то приходит в стрессе, в депрессии, у кого–то «невроз сердца», переутомление, головная боль, начинаешь выяснять, оказывается — проблемы не с головой и не с сердцем, а в отношениях с дочкой, — рассуждает терапевт Татьяна Куприянец. — Половина болезней — от нервов. Но когда предлагаешь к психологу обратиться, отвечают: «Мне некогда, я в бассейн хожу».

Анализируя статистику посещаемости, главный врач Сергей Беляев замечает, что каждый пятый — завсегдатай, для которого посещение врача — как способ общения. С острым заболеванием или с обострением хронического обращаются 64 процента посетителей. При этом только треть из них выполняют рекомендации врача. Основная же причина визитов — получить бюллетень.

Район молодой, 83 процента населения — трудоспособного возраста. А это значит, и вызовов на дом, и внезапных обращений к врачу, и больничных больше... Чтобы снять накал, приняты разные меры: выписка лекарств для хроников на полгода вперед, больничных листов при необходимости — сразу до 10 дней и т.д.

Появились в структуре поликлиники помощники врачей, взяли на себя часть нагрузки старшие медсестры — и количество посещений врачей уменьшилось на 29 процентов. — Была бы еще возможность поболеть раз в году 3 — 5 дней без больничного по договоренности с нанимателем, это снизило бы поток пациентов минимум на треть, — замечает Сергей Беляев. В Германии, например, законных «больных дней» — три в году. Они введены для того, чтобы не перегружать докторов, когда у пациента обычная сезонная простуда. Причем сам Сергей Алексеевич как работодатель выплачивает по итогу года премии врачам, которые ни разу не были на больничном. Болеть должно быть непрестижно и невыгодно в любом смысле слова.

Компетентно

Председатель комитета по здравоохранению Мингорисполкома Виктор Сиренко:
— С августа благодаря молодым специалистам укомплектованность врачами–терапевтами в среднем по городу выросла до 72,8 процента, по узким специалистам — даже выше. В следующем году еще 137 терапевтов, сегодняшних интернов, придут в поликлиники. Нагрузка на врачей, безусловно, снизится. Как, впрочем, и оплата труда. По итогам 2012 года средняя зарплата врачей поликлиник — 4,3 млн. рублей при коэффициенте совместительства 1,33. Сегодня почти каждый медик работает на полторы ставки. И чем лучше будут укомплектованы поликлиники, тем меньше будет подработок. Оплата труда может выйти на первый план среди причин оттока кадров: среднечасовая зарплата медиков на 27 процентов ниже, чем в промышленности, — 19,4 тысячи рублей. Чтобы удержать кадры терапевтической службы, нужен весомый социальный пакет: оплата труда и жилье. Сегодня город сделал акцент на строительстве общежитий для медработников «скорой» и поликлиник. В этом году открываются два, семейного типа во Фрунзенском районе. Плюс за счет местного бюджета терапевты получают ежемесячно выплаты в размере двух базовых величин, премии по итогам года и за инновационную деятельность. Комитет предлагает также при заключении контракта на 5 лет установить разовый значимый бонус врачам–терапевтам. Кроме того, разработаны индикаторы качества работы врача, но необходим механизм привязки оплаты к интенсивности работы и результату, а не к количеству отработанных часов. В Казахстане, например, если у терапевта на участке низкая заболеваемость, смертность, инвалидность, то по итогам квартала он получает премию до 3 окладов.

Советская Белоруссия №149 (24286).
Автор публикации: Мария КУЧЕРОВА, Александр СТАДУБ