Группа анонимных алкоголиков на базе терапевтического сообщества «Ковчег» в Минске помогла многим белорусам

Пока в высших инстанциях и СМИ шли обсуждения о том, быть «чарлику» в магазинах или нет, а МВД делилось невеселой статистикой о литрах выпитого на душу населения и предлагало бесплатные кодировки, корреспондент «БелГазеты» заглянула на огонёк в клуб анонимных алкоголиков и познакомилась с теми, кто решил, что пора завязывать.

Если бы речь шла о традиционном клубе, о фото с лицами и настоящих именах не могло бы быть и речи. Группа анонимных алкоголиков на базе терапевтического сообщества «Ковчег» в этом плане более демократична. Они используют те же программы, ту же теорию, что и традиционные клубы, но общение здесь более свободное и открытое.

«У них своя форма, у нас своя. Каждый выбирает более подходящую для него. Традиционные клубы АА помогли миллионам людей. У нас больше «хаоса» в общении. По форме мы где-то даже ближе к кружку по интересам, но и «Ковчег» помог уже далеко не одному человеку», - поясняет Владимир, куратор группы АА. Сам он в трезвости ровно девять лет, и сегодня по этому случаю в клубе огромный торт в виде руля с капитаном.

На стенах в подвале - агитки за трезвость и ксерокопии из программ и книг, направленных против пьянства. А также иконы. Первый шаг из двенадцати шагов АА самый сложный - признать свое бессилие перед алкоголем.

Первые пришедшие расставляют стулья по кругу. Ожидается аншлаг: «Сейчас холодно, вот все и тянутся сюда греться». Греются здесь чаем и кофе: на всех праздниках, главный из которых - годовщина трезвости, только сладкий стол. Простое пребывание в компании, где употребляют спиртное, уже считается нарушением режима.

В последнее время в СМИ и среди документалистов наблюдается прямо-таки нездоровый интерес к подобным объединениям. Узнав, что к ним снова пришли из газеты, Евгений выражает недоверие: «Вы же все равно не напишете о самом главном: как бы государство ни било тревогу о деградации населения в связи с чрезмерным пьянством, алкоголь будет доступен, потому что государство алчное».

Эту комнату в подвале жилого дома посещают совсем разные по возрасту и статусу люди, абсолютно нормальные мужчины и женщины с типичным поворотом биографии: «Пил, как все, а потом вдруг стал не как все, бесконтрольно».

К началу седьмого, когда народ собрался, начинается общение и обсуждение. Право первого слова предоставляют новенькому: «Привет. Меня зовут Михаил и я, собственно, алкоголик». Михаил без перерыва пьет уже шесть лет, вспоминая 28 дней пребывания в 21-ом наркологическом отделении как самый долгий период трезвости.

Впрочем, и больничная изоляция не всегда гарант трезвости. Многие умудряются напиваться прямо там, пронося алкоголь в штанах или, не выдерживая, просят знакомых передать бутылку во время прогулок. «Когда я остался без работы, без всего, понял, что куда-то надо обращаться. Рядом была одна наркология, но туда вообще не хотелось идти. Там такой бардак! Постоянно в этих в штанишках в клеточку ходят и бухают пациенты и рубль просят одолжить. В итоге отлежал 21 день в Новинках. Выходил оттуда с чувством, что пить не буду, ведь мне столько знаний дали, но это только до того, как оказался за воротами больницы, а там снова запил», - вспоминает участник общества Паша.

Лена лежала в больнице уже три раза. Последний раз легла туда, чтобы выйти из запоя, но там же и сорвалась, заливая плохое самочувствие пивом. На вопрос, как она себя чувствует на нынешний 55-й день трезвости, отвечает: «Нормально, никак. Волнует только, что неподъемная стала и ничего не хочу». «Коллеги» по кругу тут же начинают давать советы, как с этим бороться. Кому, если не им, лучше знать, как себя вести в такой ситуации.

«Подшивка», «рецидив», «ремиссия», «тусклое состояние» - через полчаса пребывания в круге начинаешь понемногу разбираться в медицинской и собственно «алкогольной» терминологии. Обращаю внимание на то, что почти все присутствующие что-то теребят в руках, трогают ногти, часто выбегают перекурить - нервы. Если абстрагироваться, то можно подумать, что это ты с друзьями здесь сидишь, и вы хорошо вместе проводите время, болтаете.

Коммуникабельный Паша вдруг вспоминает анекдот: «Слушайте! Приходит сын к отцу и спрашивает, чем отличаются между собой слова «трудно», «сложно», и «тяжело»? Отец отвечает: трудно отказаться выпить. Сложно рассчитать дозу. А тяжело на утро».

Смеховая реакция на анекдот получается довольно натянутой. Все, что касается алкоголя, давно перестало быть смешным: от одного ушла семья, другому снится, как он пьет во сне. А Денис вдруг вслух задается вопросом: «Я сейчас трезвый и стараюсь вести себя адекватно. Будто играю в хорошего. Но был ведь плохой! Как соединиться с тем собой и как себя того простить?»

Минимальный рекомендуемый срок посещения клубов - 1,5 года: именно за этот период у человека может сформироваться более-менее устойчивое мировоззрение. Мне очень быстро дают понять, почему ходить сюда круто. Во-первых, одному не справиться. Во-вторых, здесь собираются такие же зависимые люди, которые знают, как стоит вести себя в той или иной ситуации исходя из своего опыта. В-третьих, алкоголику важно помнить, кто он. В-четвертых, это просто человеческое общение и хорошее времяпровождение.

Любую политику по борьбе с пьянством, вплоть до «сухих законов» Владимир воспринимает положительно: «Гораздо меньшее количество людей погибает от домашнего производства, чем когда это в свободном доступе. И есть статистика, это подтверждающая, у доктора Владимира Иванова, например. Сейчас же народ просто вымирает».