Безоперационное лечение межпозвонковых грыж. В Холомерскую сельскую больницу лечиться от грыжи приезжают даже москвичи и петербуржцы

Холомерская сельская участковая больница Городокского района известна далеко за пределами Витебщины, в ближнем и дальнем зарубежье. И все это благодаря чудо-рукам местных медиков из белорусской глубинки. Что собой представляет это учреждение здравоохранения и в чем секрет его популярности, нам рассказал главврач Михаил Самарин.

Михаил Абрамович, в чем уникальность вашей больницы?

— К нам приезжают потому, что мы занимаемся лечением опорно-двигательного аппарата, в основном позвоночника.

Так получилось, что мой интерес к этой проблеме позволил научиться делать то, что другим не под силу: безоперационное лечение межпозвонковых грыж. Этот способ многие считают нереальным, но на самом деле так и происходит.

Наверняка перспектива избавиться от межпозвонковой грыжи без хирургического вмешательства привлекает не только белорусов?

— Я думаю, в этом году только на экспорте услуг мы заработаем более 1 млрд рублей. У нас часто бывают москвичи, петербуржцы. Также приезжают люди из других уголков России: Архангельска, Великого Новгорода, Грозного, Вязьмы, Мурманска, Иваново, Твери и пр. В общем, география широкая, и список постоянно пополняется. О нас знают в Израиле, Иране, Германии. А самое интересное, что мы не пользуемся рекламой для привлечения пациентов. Работает только сарафанное радио, причем эффективно.

Вижу, условия для лечения пациентов, в том числе иностранных, у вас лучше, чем в иных городских клиниках.

— Мы — единственная в Беларуси сельская участковая больница, являющаяся юридическим лицом. Следовательно, самостоятельно распоряжаемся полученными доходами. Именно внебюджетные средства позволили делать нам то, что нужно: регулярный ремонт, улучшение материально-технической базы. К примеру, в прошлом году на собственные средства приобретен автомобиль высокой проходимости «KIA Sportage», в этом — кольпоскоп в гинекологический кабинет и УЗИ-аппарат. Для нас иметь свой счет — дополнительная мотивация в работе. Когда понимаешь, что зарабатываешь для себя, хочется развиваться и двигаться дальше.

А как организовано проживание и питание пациентов?

— У нас великолепные палаты, а у VIP-клиентов даже есть спутниковое телевидение, отдельные санузлы и душевые кабины. Достойные условия созданы и для социальных больных. К слову, старикам, за которыми некому ухаживать, мы выделяем до 20 койко-мест. У нас есть свой пищеблок и подсобное хозяйство. Раньше даже коровы были, но впоследствии отказались от их содержания: это тяжелый труд, а кадров не хватает. В текущем году посеяли 5 га картофеля и других овощей. Излишки корнеплодов пойдут на продажу.

Михаил Абрамович, сколько пациентов стационар способен принять одновременно?

— Наша основная задача — обслуживание своего участка. Остальные категории граждан принимаем по мере возможности. Кроме местных жителей, в стационаре обычно лежат 15 – 20 человек, еще около 10 лечатся амбулаторно. Пациенты, прибывшие издалека, проходят недельный курс лечения, а живущие поблизости приезжают только на выходные или на день. Нагрузка у докторов огромная. Работа без выходных — обычное дело, ведь врачей-терапевтов всего трое: я, моя супруга (на полставки гинеколог) и молодой врач из Гомельской области, который специально приехал у меня учиться.

У вас много учеников?

— Этот парень первый, если не считать сына. Ведь большинство интересуются только деньгами: по-быстрому усвоить азы и начать практику. Финансовый аспект – это, конечно, хорошо, но в первую очередь должно быть желание совершенствоваться в профессии. Так, мой сын Костя в текущем году закончил ВГМУ, проходит интернатуру, а по выходным приезжает сюда практиковать, ведь с детства был рядом со мной, перенимал опыт. А через год собирается перебраться в Холомерье на постоянное место жительства. Я его не заставлял, он сам выбрал этот путь. Мне, конечно же, хотелось, чтобы так произошло, но принуждать было бы глупо.

А почему вы выбрали глубинку для работы?

— Я убежал из города в 1978 году. Подался в деревню и нисколько не жалею. Здесь я сам себе хозяин.

Сейчас в Холомерье современная больница. А с чего пришлось начинать молодому амбициозному доктору Михаилу Самарину?

— Начинали строительство с нуля. В наследство от прежних хозяев мне досталось разваливающееся одноэтажное здание. Здесь не было ни окон, ни дверей, ни коммуникаций. Однако сложности меня не пугали, ведь я буквально помешался на идее возведения стационара. Помогать в осуществлении мечты на Витебщине мне никто не спешил, но в Минске удалось выйти на тогдашнего министра соцобеспечения и подать идею о создании геронтологического отделения. Тогда о проблеме стариков еще никто не говорил, но задумка понравилась, и нам обеспечили финансирование.

Можно сказать, вам с самого начала сопутствовала удача?

— Я предпочитаю думать, что везет тому, кто везет. Не все шло гладко. Мы начали строительство 3-этажного здания и четырех коттеджей для сотрудников. Социальные койки для нуждающихся должны были разместиться на втором этаже больницы. Но в один момент строительство застопорилось. Пришлось приложить немало усилий, чтобы осуществить задуманное. Сейчас мы уверенно стоим на ногах, а не ходим с протянутой рукой. Главное на данном этапе — сохранить то, что есть. В ближайших планах закончить ремонт первого этажа здания, взяться за пищеблок и поставить новую технику в прачечную.

— Михаил Абрамович, спасибо, что уделили время. Желаю вам и Холомерской сельской участковой больнице успехов и новых свершений.