Перспектива с инсультом и заменой сердечного клапана исчезла сразу после осмотра у главного врача Холомерской сельской больницы

По воле судьбы я встретился с Виктором Колобаевым, оказавшись в одной палате Холомерской сельской больницы Городокского района. Разговорились. И поняли, что одна дорога привела нас под крышу этого медучреждения. Правда, у Виктора была боль в позвоночнике, а у меня – в коленном суставе.

Колобаев работал на Витебской бройлерной фабрике энергетиком. Однажды он почувствовал, что задыхается. «Скорая» доставила его в Рубовскую больницу. Там определили порок сердца. Встал вопрос о возможной замене клапана. Спустя некоторое время Виктора перевели в областной диагностический центр. Врачи установили: межпозвоночные диски зажимают нерв, что, в свою очередь, влияет на сердечную деятельность. Рекомендовано было носить корсет. По словам Колобаева, «бушлат» приходилось снимать только перед сном. Но заметного эффекта это не давало. Постоянная боль, а порой удушье и обмороки, заставили Виктора то и дело обращаться к докторам. Во второй городской больнице Витебска тогда ему «открытым текстом» сказали: «Позвоночник неисправим, ждите инсульта».

Я мог бы не поверить Колобаеву, если бы не имел своего опыта лечения в городе. Задолго до встречи с Виктором, я чувствовал колики в пояснице. Определить причину недуга в Витебской поликлинике по месту жительства не удалось. Пришлось воспользоваться услугами тогдашнего платного медицинского кооператива «Гиппократ» в областном центре. Там была сверхмодная по тем временам иридодиагностика (болезни, существующие и даже будущие, эскулапы выискивали, вглядываясь в роговицу глаза). Общение с кооператорами было недолгим: за немалую сумму я узнал, что в моём организме «букет» хворей, а откровение терапевта чуть не повергли меня в шок. Дама в белом, взяв мою ладонь, в свои руки, минут пять что-то шептала, записала год рождения, а потом с металлом в голосе произнесла: «Вы проживёте 72 года». Тогда мне ещё и пятидесяти не было. Вероятно, поэтому «звонок» я пропустил мимо ушей. Но со временем нет-нет, да и вспоминаю о нём. Названные иридологами болезни не подтвердились. Пока живу без них. Но колики в правом боку все же иногда появлялись. Об этом чуть позже. Одно радует: «кормушку» шарлатанов-кооператоров вскоре прикрыли. Не исключено, что они трудоустроились в медгосучреждениях. Тогда быть беде.

Кстати, у Колобаева, навязанная ему перспектива с инсультом и даже заменой сердечного клапана, исчезла сразу же после того, как страдалец побывал на осмотре у главного врача Холомерской сельской больницы.

– Все недуги – от патологии в грудном отделе позвоночника, – определил Михаил Самарин. Колобаев, «закованный в бушлат», вновь прибыл на приём к своему спасителю. Уже после двух сеансов мануальной терапии Виктор стал дышать полной грудью. А спустя семь дней уехал домой с корсетом… в сумке! И без болей в сердце! В этот же день выписался из Холомерской больницы и я. А попал сюда от отчаяния: почти полгода ходил с тростью, не мог ступить на ногу. До этого лечился около трёх месяцев в поликлинике и в одной из больниц областного центра. Но боль не проходила. Рентгеновские снимки колена «высвечивали» диагноз: деформирующий остеоартроз второй степени. Для уточнения диагноза необходимо было произвести биохимическое исследование крови. Кровь из вены взяли, а результаты анализа остались неизвестными. Якобы из-за отсутствия в лаборатории нужных реактивов.

После выписки, в том же состоянии, что и до лечения, я отправился в Холомерье. Уже через три дня моя трость стояла в углу. Помогли умелые руки Самарина и особый набор медикаментов. Врач сразу понял, что у меня, и знал, как это лечить. Сельскому врачу, в отличие от - городского, приходится самостоятельно специализироваться по всем медицинским направлениям. Проработав на селе, можно сказать, всю жизнь, М. Самарин стал «мастером на все руки» – в буквальном смысле этого слова.

Рассказывая о своём исцелении, я не открываю Америку. О Самарине и его медицинской «компании» писали уже и областные, и центральные газеты, показывали по телевидению. Минздрав, в свою очередь, рекомендовал сельской медицине Беларуси перенять опыт Холомерской больницы, которая пошла по пути гостиничного самофинансирования: при ней есть мини-ферма, несколько десятков га земли, где выращиваются овощи, фрукты. Молока и других продуктов хватает и больным, и на продажу школе и местным жителям. Урожай зернового клина убирают своим комбайном, да и для других полевых работ есть собственная техника.