Профессор врач-аллерголог-иммунолог Дмитрий Новиков: Я бы запретил все синтетические пищевые красители!

Именно Дмитрий Кузьмич в далекие 80-е по поручению Минздрава СССР создал на базе Витебского мединститута кафедру аллергологии и иммунологии. Сегодня мы говорим с профессором о том, что изменилось в медицине за полвека.

Его жена, сын и дочь - все аллергологи да иммунологи с докторской диссертацией в кармане. Сам Дмитрий Кузьмич в далекие 80-е по поручению Минздрава СССР создал на базе Витебского мединститута кафедру аллергологии и иммунологии, куда съезжались обучаться врачи со всего Советского союза. Накануне юбилея - 10 августа, Дмитрию Кузьмичу исполнится 75 лет - «Комсомолка» поговорила с профессором о том, что изменилось в медицине за полвека, какие добавки он считает опасными и чем кормит собственных внучек.

- Дмитрий Кузьмич, говорят, что в СССР колбаса была не только вкусной, но и натуральной, без химических добавок…

- И мне та колбаса очень нравилась! Какая была «Докторская» по два двадцать! Ее трудно было достать, но когда я бывал в Москве, всегда стоял в очереди за колбасой и сосисками. В них было мясо, но не было добавок. А сейчас что? Крахмал, того, сего напихают, плюс целый перечень всяких красителей…

Мы сейчас как раз изучаем воздействие химических красителей на организм человека. Вон, видите, у меня на шкафу стоит банка - это хлорид титана. Для опытов, чтобы выявлять аллергию к оксиду титана.

Оксид титана - это белила, распространенная пищевая добавка Е171, ее добавляют для белого цвета даже в таблетки лекарств.

Существует множество пищевых красителей: тартразин - желтый (Е102), кармуазин и понсо - красные (Е122 и Е124), индигокармин - синий (Е132). Если их смешать, можно получать самые разные оттенки. Вот то, чем у нас сейчас травят детей.

Это прежде всего всевозможные конфетки, сладости, мороженые, пирожные и тому подобное. Особенно импортного производства, потому что у них больший ассортимент.

«Я бы запретил все синтетические пищевые красители»

- Проблема в том, что эти красители связываются в нашем организме с белками, могут изменять их структуру и вызывать мутацию в организме вплоть до возникновения рака. Но с формальной точки - это как бы не доказано. Для этого нужно провести серьезные длительные исследования.

Я бы запретил все синтетические пищевые красители. Хотите красить - красьте натуральными. Например, японцы давно создали из кожуры яблок натуральный краситель. Можно подкрашивать соком черники, свеклы, малины.

Проблема в том, что это невыгодно: ведь одной чайной ложкой вещества из банки на моем шкафу можно раскрасить Витебскую область.

Но самое для меня удивительное, что эти же красители добавляют в лекарства. И, когда у больного начинается аллергия, не всегда понятно, на что именно она возникла: на сам препарат или на искусственные добавки в нем?

Я ругаюсь на домашних: покупают внучкам непонятно что, недавно увидел какие-то французские конфетки, на упаковке написано - пять красителей, всяких Е...

- И что, вы разрешаете внучкам это есть?!

- А что делать, все едят! И они хотят…

- Но вы же знаете, что это мина замедленного действия…

- Куда мы только не писали свои претензии и обоснования! С одной стороны, все боятся, с другой - это не доказано. Такие красители вызывают не только аллергию, а самое основное, что они могут вызывать иммуномодуляцию.

Эти красители могут повышать или угнетать активность наших клеток. Например, в организме пять видов лейкоцитов. И эти красители могут увеличивать аллергическую активность клеток, а вот иммунитет, защитную функцию организма, наоборот, угнетать.

«Мясо на рынке не портится потому, что его обрабатывают нитритами»

- Хорошо вам, в вашей семье сплошь аллергологи да иммунологи. Наверное, едите только натуральное и полезное?

- Едим то же, что и остальные. Вчера доедал за внучкой куриные сосиски. Противные, скажу я вам. Но после 150 граммов красного сухого вина вроде и ничего, - улыбается Дмитрий Кузьмич. - Я вообще-то овощеед, но жена любит сыровяленую колбасу, берет нашу витебскую, которую покупает уже много лет.

- Она же сама аллерголог, знает, что там глутамат натрия, который и придает вкус!

- Глутамат натрия - не самое страшное. Он может вызывать реакцию непереносимости - мигрени, приливы крови к голове, потливость - но редко и при большой дозе. В колбасы часто добавляют бензоаты, которые порой приводят к астме и даже развитию аутоиммунных заболеваний.

Я предпочитаю натуральное мясо, которое беру у постоянного продавца много лет. Потому что придешь на рынок, а мясо там неделями красивое красное лежит, как с обложки журнала, и не портится. Почему? Потому что его обрабатывают нитритами, которые придают красивый оттенок. Натуральное мясо быстро тускнеет и неприглядно выглядит.

Пищевых добавок вообще тысячи: это красители, ароматизаторы, загустители, консерванты.

- А от воды может возникнуть аллергия? В кране - с хлоркой, а бутилированная обеззаражена каким-то излучением, фильтрацией. Что пьем?..

- На даче мы вскладчину с соседями прорыли общую 40-метровую скважину, но из-за переизбытка железа вода из нее плохо пахнет. Тогда я вырыл на своем участке собственную шестиметровую скважину - запаха нет. Но есть другая беда - переизбыток нитратов, которые попадают в воду с грядок.

У нас на участке песок, пришлось завезти почву, удобрить ее навозом. А из него и появляются нитраты. Но иначе ничего не растет. Год назад пусто было, а когда удобрили - вот такие помидоры вымахали!

- А насколько нитраты вредные?

- Главное, чтобы их не было запредельно много. Потому что нитраты, превращаясь в нитриты, могут подавлять образование гемоглобина. Но сколько мы их там едим - мизер…

- Ну не скажите: в начале июля белорусы уже вовсю уплетают помидоры, арбузы, картошку. Да что июль - вон круглогодично в магазине эта красота лежит…

- Значит, надо себя ограничивать. Но нитраты - это такая штука, без которой трудно обойтись, меня больше волнуют красители пищи и лекарств, в которых нет острой необходимости.

«Почему не производят новую белорусскую аллерговакцину?»

- Дмитрий Кузьмич, некоторые дети не хотят есть мясо, рыбу, нужно ли проверять их на аллергию?

- В детском возрасте часто бывают симптомы непереносимости того или иного продукта, которые постепенно проходят. У детей часто бывают ферментопатии - недостаток того или иного фермента, когда не расщепляются определенные вещества. С возрастом это часто проходит, поэтому детей лечить легче и эффективнее, чем взрослых.

Но мы и для взрослых разрабатываем новые лекарства. Например, в прошлом году зарегистрировали новый противоаллергический препарат - аллерговакцину для лечения астмы и ринита, она показала высокую клиническую эффективность. Правда, ее серийное производство по неизвестным мне причинам до сих пор не налажено. А сколько мы над ней бились! Пять лет разрабатывали, четыре года только согласовывали в фармкомиссии Минздрава, за это время сменилось три замминистра, которых я просил ускорить регистрацию…

- Ваша кафедра аллергологии и иммунологии на базе Витебского медуниверситета открыта еще в 86-м году…

- Да, и сейчас ни в одном белорусском медуниверситете таких кафедр нет. А ведь иммунология - это фактически все болезни.

Мы обучаем не только студентов, но и врачей различных специальностей: терапевтов, стоматологов, окулистов, отоларингологов, дерматологов, провизоров и других специалистов.

Практически у любого человека можно найти недостаток в иммунитете по тому или иному гену. Этот процесс можно сравнить с работой нерадивых строителей: смотришь, то там кирпича не хватает, то тут плита выглядывает, то окна кривые.

Аллергия - это тоже своеобразный сбой в иммунитете, и это направление нуждается в изучении.

- Правда, что в Беларуси аллергологии и иммунологии как науки практически не существует?

- Я считаю, что профессионально аллергологию в белорусских медуниверситетах, кроме нашего, не преподают. Все идет от столицы. В Белмедгосуниверситете нет кафедры и нет аллергологов-иммунологов. Курс по аутоиммунным заболеваниям считается у них иммунологией. Они и время занятий рассчитывают: курс - всего 40 часов. Что за это время можно изучить? Зато в педуниверситете есть курс иммунологии, где часов больше, чем в программах для врачей, подготовленных в Минске.

Больше скажу: в минских больницах практически не осталось аллергологических отделений. В Минской областной больнице его закрыли, осталась амбулатория.

На двухмиллионный город единственное отделение - в 10-й клинике, на базе которой раньше существовала кафедра аллергологии. Но и ее сократили из-за неэффективности работы…

От аллергологии и иммунологии развилось множество направлений: возникли институты переливания крови, центры трансплантации органов, вакцинация и иммунопрофилактика болезней, а иммунологии как бы и нет вовсе…

«Таких людей нужно изолировать из их жилища»

- Наша кафедра находится на базе аллергологического отделения Витебской областной больницы, имеющего сейчас 40 коек, раньше было 60. У нас применяют новые методы лечения. Мы выявляем, на что у человека аллергия, и вводим этот аллерген, начиная с очень низкой концентрации. Разработали и таблетизированную аллерговакцину.

Часто аллергия бывает на бытовые аллергены домашней пыли и постельных клещей. Таких людей в период обострения вообще нужно изолировать из их жилища. Я когда-то предлагал, как решить эту проблему. Во многих больницах есть дневной стационар, а я предложил - ночной. Люди могут ходить на работу, но домой им нельзя, поэтому я предложил создать для них ночной стационар, чтобы им было где переночевать…

- Ваша кафедра была создана накануне Чернобыльской катастрофы, стало ли после аварии больше аллергий и иммунодефицитов?

- Низкие дозы радиации у животных стимулируют иммунитет, средние - как у кого: у кого-то появляются аллергические реакции, иммунодефициты, а у кого-то нет. Высокие дозы обычно угнетают иммунитет и вызывают разные тяжелые виды иммунопатологии.

Я еще в 60-е годы аспирантом изучал воздействие высоких доз радиации на собак. У собак резко расширялись сосуды, погибала лимфоидная ткань, начиналась острая лучевая болезнь, иммунодепрессия. Но, если защитить от облучения костный мозг, организм может восстановиться, в том числе и человеческий.

- Дмитрий Кузьмич, вы более полувека в медицине, что изменилось за десятилетия?

- Медицина по большому счету зависит от финансирования. Есть финансы - и медицине хорошо: закупается оборудование, лекарства. Когда я работал в лаборатории после окончания вуза, мне было чуть за 20, я страшно возмущался, что так мало финансируют науку и так мало покупают оборудования.

Тогда я был молодой аспирант, и, когда приходил в бухгалтерию просить денег на реактивы, мне выдавали гарантийное письмо на две тысячи рублей. Это даже больше, чем две тысячи долларов, доллар тогда стоил 90 копеек. Мне давали командировку, я ехал в Москву и покупал все, что нужно. Теперь столько денег в живом виде не дадут даже на кандидатскую диссертацию...

- В течение года иммунитет ведет себя по-разному, как помочь ему в критические моменты?

- Иммунитет даже в течение суток ведет себя по-разному, в том числе благодаря гормонам. Ночью, например, его активность снижена. Что касается сезонных колебаний - помимо здорового образа жизни и правильного питания я в предгриппозный период вакцинируюсь. Правда, вместо гриппа бывают другие - аденовирусные инфекции.

Можно рекомендовать иммуностимулирующие средства - препараты эхинацей, корень женьшеня, или золотой корень, и другие.

Однако частоболеющим нужно обследовать иммунную систему, ведь любые инфекции - это следствие недостаточности иммунитета.