Сложный усыновленный ребенок 6 лет. У нас сдают нервы, мы и сами уже нуждаемся в помощи врачей психотерапевтов

Здравствуйте. Я из Марьиной Горки. Думаю, что психотерапевт - тот врач, к которому мне надо обратиться. Детей у нас с мужем нет, усыновили мальчика 1,8 года. Ему уже шесть. Он всегда был капризным, но сейчас стало вообще невыносимо. Он все делает наперекор, особенно то, что заранее знает, делать нельзя, старается создать конфликт любыми средствами, даже если несомненно получитт за это наказание. В садике бьет детей, сорится с воспитателями. Он умный и хитрый, умеет играть на публику, умеет быть ласковым, если ему что-то нужно. Бывают светлые денечки, но их так мало...Если пытаться его воспитывать, бросается драться, кричит разные гадкие слова, делая это громко, надрывно,демонстративно, чтобы слышали все окружающие. От него постоянно слышны угрозы расправы.У нас с мужем благоприятные семьи, никто не пьет и даже не курит, мы сами хорошо учились,  воспитывалиь в строгости, но без наказаний,уважаем своих родителей. Никода наш ребенок не видел скандалов, кроме тех, которые случаются последнее время на почве его поведения. Когда он закатывает истерики, единственное, что спасает - ремень. Никакие уговоры, замечания, строгий тон и даже крик не работают. На каждое слово родителей есть резкий, громкий ответ : отвали, отстань, тебе какое дело, уходи вон, я уйду к чужим людям, не хочу с вами жить и т.д. У нас сдают нервы, мы и сами уже нуждаемся в помощи врачей психотерапевтов, а ребенок тем более.Пожалуйста, помогите! Хочется жить в нормальной обстановке, не наказывать, а любить своего ребенка, но он, как зверек. Малейший запрет вызывет бурю. Куда нам ехать? Что нам делать? Это просто крик о помощи! Помогите!Мы бывали у психолога в детском саду, но городок маленький и по ряду причин всего не расскажешь. Помогите, пожалуйста! 

Усыновлённые дети – это дети особые. И не потому, что на них непременно должен давить тяжёлый груз дурной наследственности.  Наследственных заболеваний у «брошенных» детей ничуть не больше, чем у «домашних».  Тем более, что, как правило, детей с  серьёзными  заболеваниями  на усыновление не отдают.  У «казённых» малышей другие проблемы. И самая главная среди них – это нарушение взаимодействия с окружающим миром.

В  обычной ситуации ребёнок рождается и сразу же попадает в руки любящей матери, которая и накормит, и согреет, и защитит. И у малыша с первых мгновений  после рождения формируется чувство защищённости, осознание того, что все его проблемы – голодный, мокрый, что-то болит – тут же найдут разрешение.

У оставленных детей такого чувства защищённости нет. Ведь с самого нежного возраста за ними ухаживала не любящая мама, а медперсонал, а это всё-таки  не одно и то же.  Какой бы доброй ни была медсестра,  но у неё таких крошек как минимум десяток. Кроме того, медсёстры меняются каждый день, ребёнок не может привыкнуть к этому калейдоскопу лиц, рук, запахов. В результате у него развивается то, что на медицинском языке называется депривация – нарушение привязанности, что самым тяжёлым образом отражается на  его судьбе в дальнейшем.  Вместо спокойствия и удовлетворённости малыш постоянно встревожен и напряжён, потому что не знает, что  ждёт  его в каждый последующий момент.  Чтобы хоть  отдалённо понять такие чувства,  нужно представить себя в чужой стране без одежды, денег, документов и знания языка.  Что делать?  Как объяснить, чтобы тебе помогли?   Немудрено, что «брошенные» дети имеют повышенный уровень тревожности и различные  невротические проявления. 

А тут ещё и кризисы детского возраста, которые бывают у всех детей и которые нелегко проживают и дети, и родители.  Возраст с 3-х до 6 лет  как раз и относится к критическим. В этот период ребёнок активно осваивает окружающий мир, причём хочет большей самостоятельности. А родители бывают не готовы к такому активному освоению, контролируют каждый шаг, многое запрещают. На запреты  ребёнок отвечает упрямством, негативизмом. Родители стараются  настоять на своём, «сломать» непослушание любыми методами, вплоть да жестоких наказаний. Результат – ещё хуже: ребёнок совсем «слетает с катушек». Родители в шоке, им кажется, что это результат «дурной наследственности», что с родным ребёнком ничего подобного бы не случилось, а этот приёмыш – исчадие ада.

А причина в другом.  Дети с нарушением привязанности стремятся всё взять под контроль, поскольку их предшествующий  негативный жизненный опыт говорит им, что  с ним в любой момент могут произойти неприятные события. Поэтому такие дети становятся активными манипуляторами – они жульничают, обманывают, проявляют агрессию. Важным признаком является то, что такие дети стараются не смотреть в глаза родителям, чтобы не позволить им  сломать себя и одержать верх. Дети с нарушением привязанности не способны вступать в дружественные отношения с другими людьми, в том числе, с приёмными родителями. У них нет сочувствия к другим людям. Они воспринимают внимание, ласку и заботу, как угрозу своей личной независимости и отвергают любую попытку сближения.  Их поступки нелогичны. Попытки уговорить такого ребёнка бесполезны – ребёнок  сам хочет контролировать родителей, поэтому будет делать всё наоборот, чтобы сорвать усилия родителей заставить  его подчиниться. Дети с нарушением привязанности не реагируют на «нормальные» методы воспитания. Но это не  вина их, а огромная беда, которую должны знать и понимать приёмные родители, чтобы окончательно не подорвать веру ребёнка в доброту взрослых и не вырастить морального урода и зависимого человека.   Здесь одной любви и заботы недостаточно.

Что же  делать, если приёмные родители попали в подобную ситуацию? В первую очередь, успокоиться, не ругать и не винить себя, постараться понять огромную беду несчастного «брошенного» ребёнка  и   опыт страхов, тревоги, злости на окружающий мир, который уже был у этого малыша, и с которым он сейчас живёт. Ведь первые детские впечатления НИКОГДА не уходят из памяти. Они могут только лишь на время перекрываться более свежими впечатлениями.

Наказывать таких детей бесполезно и жестоко – эти дети уже и так наказаны всем произошедшим с ними. Кроме того, эти дети и так круто замешаны на озлобленности, им даже нравится возбуждать в себе злость, им нравится злить родителей – так они чувствуют себя победителями. Им кажется, что лучший способ управлять взрослыми – это вступать с ними в борьбу и побеждать их. И дети побеждают, когда своими поступками выводят  взрослых из себя и заставляют их хвататься за ремень, ругаться, кричать, грозить.  Родители рассуждают логично, дети с нарушениями привязанности  действуют нелогично, им недоступна логика, известная взрослым. 

Чтобы одержать победу в этой неравной борьбе, родители должны действовать так, как ребёнок не ждёт, то есть, непредсказуемо и нелогично.

Обычная схема: ребёнок что-то «сотворил» назло родителям, чтобы вызвать их реакцию – и реакция незамедлительно появляется. Вначале ребёнка стыдят, он «заводится» ещё больше, «заводит» родителей, мама плачет, папа хватается за ремень – цель достигнута, родители «на конях», ребёнок доволен: все взрослые гады и сволочи, мои родители такие же, как все, так им и надо.

Как можно по-другому?  Ребёнок нашкодил – а родители никак  не реагируют. Вообще не замечают проделки.  Или же, если проступок серьёзный, спокойно позволяют ребёнку самому нести ответственность за последствия совершённого. Например,  нарочно испачкал одежду – пусть ходит в испачканной или сам её почистит (постирает).  Сломал игрушку – пусть играет со  сломанной или  сам её чинит. Не хочет одеваться – пусть идёт на улицу раздетым, без шапки, даже босиком зимой – пусть сделает так, как задумал и САМ посмотрит, что из этого выйдет. Родителям стоит на кокой-то период превратиться в ПРОСТЫХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ за жизнью и поступками  бунтующего приёмного ребёнка,  просто выполняя свои обычные родительские функции – приготовить еду, постирать, предложить погулять, прочитать книжку. Не хочет - не нужно, пусть делает, что хочет. Поступайте непредсказуемо для ребёнка, чтобы сбить его с толку. Например, он громко кричит – с улыбкой попросите его покричать ещё громче, лучше в открытое окно, чтобы больше народу услыхало. Он нарочно ломает игрушку – принесите ему ещё парочку «на слом». Он перевернул тарелку с едой – предложите есть прямо с пола, как щенку, на четвереньках. И всё это спокойно, без охов и ахов, с улыбкой и весёлыми комментариями.

То есть, родители должны показать ребёнку, что  он не может проконтролировать их действия, потому что не знает, как родители поступят в каждом конкретном случае.  Этими действиями родители покажут ребёнку, что они всё-таки умнее и сильнее его, и что не они его, а он должен их слушаться – по старшинству.

Это тяжёлая родительская практика, но единственно возможная в подобных ситуациях. 

Нужно, чтобы ребёнок понял со временем, что от своих действий он же сам и будет страдать – останется голодным, не будет игрушек, замёрзнет и т.п.  В то же время,  он будет видеть, что взрослые таких проблем не имеют, потому что ведут себя по-другому, при этом, невозможно вывести их из себя никакими проделками. Со временем, ребёнок незаметно для себя станет делать так, как принято в семье.

Но нужно запастись терпением и родительской хитростью, чтобы победа досталась родителям. Невозможно  быть ангелами постоянно. Если злость  на маленького сорванца закипает в душе  - не стоит её гасить. Нужно от души выговориться, если есть с кем (не в присутствии ребёнка, конечно), пойти на улицу погулять, заняться каким-нибудь активным делом. Нельзя позволять негативным эмоциям разрушать здоровье. И ни в коем случае нельзя винить себя или ребёнка.  Нужно понимать, что это типичная ситуация, которую переживают практически все приёмные родители в большей или меньшей степени, и что только от  запаса терпения, любви и родительской мудрости зависит результат.

Больше можно прочитать о воспитании детей, пройдя по ссылкам: http://kapitonova.info/eksklyuziv/priemnyj-rebenok/zdorove/351-yabloko-o... и http://kapitonova.info/roditelyam-o-detyakh/vospitanie/328-kriticheskie-...