В Беларуси каждая пятая женщина, желающая родить ребенка, сталкивается с проблемой бесплодия

В июле в Беларуси вступает в силу закон «О вспомогательных репродуктивных технологиях». Он расставит все точки над «i» и восполнит имевшиеся пробелы в законодательстве. Ведь в таком тонком и деликатном деле, как вспомогательная репродукция, мелочей быть не может...

В Беларуси методы вспомогательных репродуктивных технологий применяются уже более 15 лет. На сегодняшний день их практикуют в нашей стране четыре медучреждения — три в Минске и одно в Гомеле. Нельзя сказать, что доля рождения детей с применением данных методов у нас высока — она составляет всего 0,7 процента от числа новорожденных, в то время как в некоторых странах речь идет уже о 5—6 процентах. Однако и это немало. И на сегодняшний день едва ли можно сомневаться, что число таких детей продолжит расти. Медики отмечают: в Беларуси каждая пятая женщина, желающая родить ребенка, сталкивается с проблемой бесплодия. И порой единственный шанс познать радость материнства — это именно методы вспомогательной репродукции.   

Вместе с тем,  до настоящего момента у нас не было единого комплексного закона, регулирующего вопросы применения вспомогательной репродукции. По словам заведующей отделением планирования семьи и вспомогательных репродуктивных технологий РНПЦ «Мать и дитя» Аллы Камлюк, его принятие позволило конкретизировать целый ряд актуальных моментов и усовершенствовать уже имеющуюся практику.

Закон выделяет три метода вспомогательных репродуктивных технологий, которые могут применяться в нашей стране, и дает уточненные определения этих терминов. Речь идет о таких методах как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), искусственная инсеминация и суррогатное материнство. В законе четко оговорено, что эти технологии являются методом оказания медицинской помощи, то есть могут применяться лишь в отношении лиц, имеющих те или иные проблемы с репродуктивным здоровьем.
Определены возрастные ограничения для женщин, желающих родить ребенка с  помощью ЭКО или искусственной инсеминации — им должно быть не более 50 лет. «В разных странах возраст регламентирован по-разному, но мы взяли за основу принципы Всемирной организации здравоохранения, где детородный возраст ограничен 49-ю годами», — отмечает Алла Камлюк. Вместе с тем, уточняет моя собеседница, женщины должны понимать, что 49 лет — это условный возраст. Есть еще возраст биологического старения яичников, который очень индивидуален, так что детородные возможности могут быть исчерпаны  и раньше. Конечно, бывают и такие исключения, как, к примеру, испанка по имени Кармела, которая в 2006 году  благодаря методу ЭКО в 67-летнем возрасте смогла родить двойню. Однако это действительно исключения.

Еще один новый момент, который оговаривается в законе, — это ограничение количества эмбрионов, переносимых пациентке в программе ЭКО. Мировая практика в этом плане тоже различна, в некоторых странах разрешен перенос всего одного эмбриона. В нашем же законе оговорили, что женщине, не достигшей 35 лет, может быть перенесено не более двух эмбрионов. Три эмбриона разрешено переносить женщинам, достигшим 35 лет, а также в любом возрасте после 3-х неудачных попыток ЭКО. «Конечно, количество перенесенных эмбрионов влияет на шанс наступления беременности — чем больше их перенесено, тем шанс выше. Однако есть вероятность наступления осложненной многоплодной беременности, с тремя, четырьмя плодами. С этим и связано введение ограничений», — отмечает моя собеседница.

Ряд положений нового закона регламентирует вопросы, связанные с суррогатным материнством (когда женщина вынашивает ребенка других, генетических, родителей — прим. автора). На сегодняшний день это наиболее дискуссионный метод вспомогательной репродукции, вызывающий в обществе неоднозначное отношение. Говоря о суррогатном материнстве, люди почему-то представляют себе образ некоей избалованной дамочки, которая просто не хочет портить беременностью фигуру или прерывать карьеру, а потому и нанимает взамен себя суррогатную мать. Однако если говорить о белорусских реалиях, то образ этот у нас совсем другой. Речь идет о женщине, которая мечтает о ребенке, но по состоянию здоровья не может его выносить сама. В законе черным по белому прописали, что в Беларуси услугой суррогатной матери может воспользоваться только женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможны либо связаны с риском для ее жизни и (или) жизни ее ребенка.

Впервые на законодательном уровне установлены требования, предъявляемые к суррогатным матерям, а также их права и обязанности. Согласно закону, суррогатной матерью у нас в стране может стать женщина, состоящая в браке, в возрасте от 20 до 35 лет, без медицинских противопоказаний и имеющая ребенка. По словам Аллы Камлюк, условие наличия ребенка объясняется несколькими причинами, в частности, чтобы женщине было на кого перенести свою материнскую любовь после передачи новорожденного генетическим родителям. А семейный статус необходим, чтобы во время беременности женщины о ее родном ребенке мог позаботиться отец. Оговорены и другие важные моменты. К примеру, что суррогатная мать на момент заключения договора суррогатного материнства не должна быть лишена родительских прав, не должна иметь в своей биографии судимость за совершение тяжкого, особо тяжкого преступления против человека. 

Надо сказать, на сегодняшний день практика суррогатного материнства в Беларуси встречается очень редко. Так, в прошлом году в стране было реализовано всего 13 таких программ. «Все это очень непросто — и для суррогатной матери, и для генетических родителей. Но это мера вынужденная, и люди идут на нее», — отмечает Алла Камлюк.
Немало актуальных норм оговаривается в законе и в отношении донорства половых клеток. «У нас разрешено два вида донорства — анонимное и неанонимное. Неанонимное донорство предполагает использование половых клеток родственников: для женщин — по женской линии (например, сестры), для мужчин — по мужской. Анонимное донорство — предоставление половых клеток гарантированно здоровых доноров, которые имеются в каталоге клиники. Раньше из-за пробела в законодательстве создать такую анонимную базу доноров не представлялось возможным. С принятием закона она начнет создаваться — появится единый регистр доноров половых клеток», — поясняет моя собеседница.

Закон оговаривает, что донором сперматозоидов может быть мужчина в возрасте от 18 до 40 лет, не имеющий медицинских противопоказаний к донорству и прошедший медицинский осмотр. Что касается женщин, являющихся донорами яйцеклеток, то для них возраст оговаривается в пределах 18—35 лет и требуется наличие ребенка. К слову, женщинам, в отличие от мужчин, донорство дается куда тяжелее, процедура осуществляется на операционном столе с применением наркоза. А потому и оплата за это предусмотрена гораздо большая. Впрочем, о расценках пока говорить рано, у нас они еще не сформированы. К примеру, в  Дании донор сперматозоидов получает за одну процедуру 50—60 евро. У нас расценки, видимо, все же будут скромнее.

Чтобы исключить вероятность встречи в будущем людей, к зачатию которых был причастен один и тот же анонимный донор, закон устанавливает: половые клетки донора могут быть использованы не более чем в 20 попытках оплодотворения. Об анонимном доноре пациент сможет узнать только ограниченную информацию — возраст, рост, цвет волос и глаз, расовая и национальная принадлежность, образование, группа крови и резус-фактор. В законе четко прописано, что анонимный донор не имеет права на выяснение личности ребенка, зачатого с использованием его половых клеток, и родителей этого ребенка. 

— К сожалению, в нашем обществе все еще неоднозначно относятся к вспомогательным репродуктивным технологиям, — отмечает Лилия Камлюк. — Но английский исследователь Эдвард Робертс, создавший технологию ЭКО, не просто так получил за это Нобелевскую премию. Это значит, успехи вспомогательных репродуктивных технологий высоко оценены во всем мире международным сообществом. Те пары, которые до 80-х годов не могли иметь детей, сегодня получили такую возможность. Для каждой отдельно взятой семьи это просто неоценимый подарок. И принятие в Беларуси закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях» стало еще одним шагом, который поможет бездетным парам реализовать свою мечту.  

Другие материалы по темам: "

Эндометриоз Бесплодие Бесплодие?

"