Профессор Николай Яговдик, его дочери Елена Тележная, Ирина Белугина и внучка Ольга Белугина - о своих студенческих годах

Профессор, его дочки и внуки. Три поколения медиков рассказывают о студенчестве.

В этой семье три поколения врачей. Из них два имеют ученую степень. Династия врачей, два дерматовенеролога, инфекционист и психиатр-нарколог, рассказала TUT.BY о своих студенческих годах, которые они провели в одном и том же учебном заведении, только в разное время.

Николай Яговдик – доктор медицинских наук, профессор кафедры кожных и венерических болезней Белорусского государственного медицинского университета, заслуженный деятель науки РБ, автор 378 статей, 12 книг, справочников, пособий. В медицине – 60 лет.
Дочери: Ирина Белугина (на фото справа) - доцент кафедры кожных и венерических болезней БГМУ, кандидат медицинских наук; Елена Тележная – доцент кафедры инфекционных болезней БГМУ, кандидат медицинских наук.
Внуки: Ольга Белугина – врач психиатр-нарколог, Захар Тележный – врач-интерн ортопед-травматолог.
Две сестры Николая Захаровича – тоже медицинские работники. Мария Рябухина проработала более 40 лет врачом-педиатром в 30-й поликлинике Минска. Надежда Брыжевич - фармацевт, много лет заведовала аптекой в деревне Синявка Клецкого района.


Мы пробовали собрать всех медиков этой семьи. Но за короткое время это невозможно. Поэтому сегодня у нас в гостях профессор Яговдик, его дочери и внучка расскажут о своих студенческих годах. Самыми интересными они, похоже, были у Николая Захаровича.

Красный диплом не получил из-за "другой трактовки" в марксизме-ленинизме

Впервые задумался о профессии врача в 8-9 лет. "Я заболел пневмонией, течение было тяжелым, почему и попал в Слонимскую больницу (Николай Захарович родом из деревни Куцейки Слонимского района. - TUT.BY). Чистота, тишина, высокая культура докторов, интеллигентность, внимательность. В больницу меня с телеги принесли на руках, а вышел здоровым, на своих ногах".

Захар Дмитриевич, отец профессора, хотел, чтобы сын поступил в вуз. Ежегодно он поднимал вопрос выбора специальности и всегда очень хорошо отзывался о профессии врача: профессия благородная, необходимая во все времена.

В медицинский институт Николай Яговдик поступил в 1947 году. И почему-то именно в этот год обучение девушек проводилось отдельно от юношей. Однако, когда один из одногруппников Николая женился на однокурснице и перешел в женскую группу, никто препятствий не чинил.

Кстати, уже со следующего года поступивших по полу не делили. Именно с 1947 года медики стали учиться не 5, а 6 лет.

Забегая вперед, скажем,  то ли разделение по полу сыграло роль, то ли  что-то другое, но из выпуска  401 человек, 39 стали докторами медицинских наук, 12 человек в разное время работали заведующими кафедрами медицинского университета. "В общей сложности каждый четвертый "остепенился", - шутит Николай Захарович.

Николаю Яговдику на момент поступления было 17 лет (большинству одногруппников – по 20 и старше). В медицинском институте в первый же день учебы старшекурсники разыграли Николая. Встретил знакомого. Тот попросил позвать из библиотеки жену. Студент-первокурсник открыл двери "библиотеки" и увидел два ряда столов и на каждом – по трупу. "Мне стало жарко, я побледнел, но на учебу это не повлияло", - рассказывает врач.

Три с половиной курса студент Яговдик вместе с друзьями снимал комнату в доме. На 6-7 квадратных метрах стоял маленький столик и две полуторные кровати. Жили втроем, так что Николаю приходилось спать на одной кровати с однокурсником. Чуть позже снимали комнату еще меньше (4-5 квадратных метров), но на двоих. И только во втором полугодии 4-го курса студент попал в общежитие. В комнате – по 9 коек.

Стипендии хватало заплатить за "койку" и скромное питание. С продуктами чуть помогали родители. На завтрак у Николая Яговдика обычно была булочка или бутерброд с салом и чай с сахаром.

Полгода первого курса студентам стипендию выдавали по карточной системе. По карточкам можно было получить продукты питания – сахар, колбасные изделия, хлеб и т.д. За одну карточку получалось купить примерно полкилограмма хлеба.

Пьянок, развлечений не было. Иногда, очень редко, устраивали танцы.

Николай Захарович вспоминает трудности с пособиями, которых были единицы. Старались все записать на лекциях. А в больницах студенты занимались не в учебных комнатах, а в коридорах-палатах - с помещениями было туго.

На выбор специальности повлияло несколько факторов, рассказывает Николай Яговдик. На четвертом курсе он посещал научный кружок по дерматовенерологии, который очень интересно вел доцент Ефим Соломонович Певзнер. "Мне было жалко этих больных. Когда я увидел девушку 20 лет с универсальным псориазом и ее страдания, захотелось помогать таким людям". Вдобавок Николая Яговдика распределили в клиническую ординатуру по дерматологии.

Кстати, у Николая Захаровича за все шесть лет учебы было только две четверки. Первую на первом курсе он получил по физике. Вторую на госэкзамене - по марксизму и ленинизму. Все остальные - пятерки. Из-за этих двух четверок Николай Яговдик не получил красный диплом.

Злополучную роль сыграла четверка на госэкзамене. Николаю попался вопрос "Историческое значение Ленинградской битвы". "Я начал отвечать так, как это трактовалось до 1953 года, до смерти Сталина. А заведующий кафедрой Прохоренко спросил, был ли я на вчерашней консультации. И пояснил, что сегодня трактовка этого вопроса уже другая". Преподаватель был неумолим. Таких невезунчиков оказалось человек 6-7, для некоторых это была и вовсе единственная за все время обучения четверка.

"Если медведи танцуют в цирке – все возможно"

Дочкам учиться было легче в материальном плане. Была квартира, возможность готовиться к занятиям. Были одеты и накормлены.

А вот причина, по которой дети выбрали такую же специальность, что называется, витала в воздухе. "То, что позитивно, хорошо, туда и хочется идти. Будучи ребенком, я видела, что несмотря на то, что папа работал с 8 и до 22 и даже в выходные, у него никогда не было плохого настроения, раздражения", - говорит Елена и добавляет, что быть врачом – это определенный стиль жизни, который она впитала от родителей.

Теперь Елена обучает студентов и, как она рассказывает, старается научить врачебному мышлению. Это когда нужно сопоставить разные симптомы и суметь увидеть картину в целом. Научиться этому точно получится, уверена она.

Сомнения по поводу профессии Елену не мучили . Хотя у нее в "анатомичках" и операционных периодически были предобморочные состояния. "Понимала, что чего бы это ни касалось, профессии, межличностных отношений, – никогда не бывает легко. В любом деле, если хочешь получить достойный результат – будут падения. Если сможешь подняться – пойдешь дальше. А если упал и не смог подняться… Ползи в другую сторону", - смеется Ирина.

Бутерброд - в одной руке, пинцет, которым работаешь с трупом, - в другой - это стиль жизни

О себе женщины говорят мало, скорее уходят в рассуждения про теперешних студентов. И это понятно – сегодня они в роли преподавателей. Николай Захарович и сегодня работает на кафедре медуниверситета.

Извечные темы анекдотов студентов-медиков, - анатомички, трупы, органы, - в этой семье опускают. "Изучение на трупах – необходимость. Медикам нужно знать строение тела не на манекенах. Органы – большая ценность. Но в студентах всегда воспитывается трепетный профессиональный уважительный подход и к трупу, и к органу", - говорят врачи.

А бутерброд - в одной руке, пинцет, которым работаешь с трупом, - в другой - это способ принятия непростого стиля жизни медиков.

Профессор считает, что теперешним студентам сложнее – выше информационная нагрузка. Да и переездов у теперешних студентов многовато. "Мы находились практически на одном пятачке. 1-я, 2-я,3-я клиническая больница… На дорогу тратилось немного времени".

А сейчас на переезд уходит до часу. "Но это позволяет студентам увидеть большее количество больных. Университетская клиника, вероятно, упростила бы жизнь" , - подхватывает Елена.

Все сходятся на том, что нагрузки у теперешних студентов медицинского вуза большие. Но это необходимость. "Как правило, у человека не одно какое-то заболевание. На фоне врожденной и/или хронической патологии развивается острая, поэтому врачу необходимы базовые знания по разным специальностям, даже если ты узкий специалист", - объясняет Елена.

"Это естественный отбор по Дарвину. Кто выдержит, тот дойдет до конца", - говорит Ирина.

Вместе с тем, теперешним студентам можно и позавидовать. Есть интернет, возможность съездить куда-нибудь на обучение, освоить смежные специальности.

Про теперешних студентов преподаватели отзываются только тепло. Профессор говорит, что судя по тому, как курируют пациентов, отношение к работе у них очень серьезное. Они дисциплинированны. А к пациентам относятся с состраданием и уважением.

"Мы были более скромными, они – более раскованные, - добавляет Елена. - Но речь не идет о каком-то цинизме, безразличии".

Елена говорит, что у них на кафедре практикуется максимально доброжелательное отношение к студентам, чтобы у них не было страха, беспокойств, тревоги. Потому что это мешает студенту задавать вопросы, спорить, отстаивать свою точку зрения.

Кстати, все пропущенные даже по уважительной причине занятия в медицинском университете учащийся должен отработать. Ведь когда к доктору придет пациент, ему не скажешь: "Извините, это занятие я пропустил".

Ольга Белугина, врач психиатр-нарколог, окончила медуниверситет всего три года назад. В отличие от старших, к крови и прочим атрибутам медицинской специальности была приучена рано. В "анатомичку" ходила еще в школе с подружкой, потому что было интересно. Вспоминает о своей группе, что она была самая веселая. Но рассказывает мало, больше слушает, наверняка из уважения к старшим.