Александр Жигалкович, кардиохирург РНПЦ «Кардиология», отец победителя детского Евровидения 2007, рассказал о своей жене

Этот ритуал повторяется практически каждый день. Сегодняшний — не исключение. Он тщательно моет руки, надевает стерильный халат, маску и перчатки. Потом — проверка готовности аппаратов, персонала и нечто похожее на «Поехали!». В этот день он простоит за операционным столом шесть часов. То есть 360 минут не сможет ни присесть, ни размять ноги, ни отойти даже на пять минут. По эмоциональному напряжению его работа сравнима со сражением, и такие «битвы» у него ежедневно. Александр Жигалкович, заведующий кардиохирургическим отделением № 1 РНПЦ «Кардиология», за свою практику провел более тысячи операций на сердце. Но кого смог «впустить» в свое?

В институте за Александром нещадно увивались поклонницы. Как будто заранее знали: красавец-парень, умный, начитанный — будет толк. А вот Светлана его не замечала, хотя и учились на одном потоке. И когда в кафе ее подружка вовсю стреляла глазками и источала обаяние в адрес Александра, Света просто грустила, а он возьми да и подойди именно к ней. Сердцу не прикажешь — чувства вспыхнули и заиграли. Александр и Светлана даже теперь (а вместе они уже двадцать лет) бережно хранят воспоминания о тех временах: «Не могли наговориться и забывали обо всем. Ехали куда-то — и даже остановки пропускали».

Зато начало семейной жизни было непростым. Светлане курс молодой жены давался с трудом. Мама мужа — пример аккуратности. Еще до замужества, вспоминает Светлана, она готовилась ко встрече с будущей свекровью и по неопытности постирала свое дорогущее пальто. Оно и так было чистое, но она же не хотела ударить в грязь лицом. В итоге испортила дорогую вещь. После свадьбы молодые жили у родителей мужа. Свекровь содержала дом в идеальной чистоте и от других требовала того же. Каждый день — уборка, а в субботу — генеральная. Все тумбочки, все столики полировались до блеска — в квартире пылинки не было. Тогда они многому научились друг у друга...

Семейная жизнь — та еще наука! Ты пойди, овладей ею. Век учись, что называется. А супруги Жигалкович признаются, что руководствуются простым советом, который им дал совсем незнакомый человек. На остановке в автобус зашел старик. Неожиданно он направился к Светлане, взял ее руку и произнес: «Не нужно ссориться по мелочам — и все будет хорошо». Неужели так просто? Да, именно так. Светлана припоминает напутствие своей бабушки: «Вышла замуж — так иди за мужем. Никогда не должно быть мыслей, чтобы уйти из семьи. Уступай ему». Вот она всю жизнь и уступает. Такова женская доля — супруг должен чувствовать, что он главный.

Александр же отшучивается: муж — голова, жена — шея, куда шея повернет…

Помните цитату из советской киноленты: «Чтобы стать женой генерала, нужно выйти замуж за лейтенанта и двадцать лет с ним по гарнизонам помотаться». А каково быть женой кардиохирурга? Александр смотрит на супругу:

— Наверное, мне повезло, что жена тоже медик (Светлана преподает курс акушерства и гинекологии в медицинском колледже). Сомневаюсь, что другая на ее месте поняла бы. Изнуряющий график, когда день оперируешь, а ночью — дежуришь, бесконечные стажировки, вечера в обнимку с медицинскими публикациями. Какой жене придется такое по вкусу?

Это со стороны все красиво: кардиохирург спасает жизни, вытаскивает людей с того света. А на деле — адский труд. Причем до момента первой операции может пройти много лет. Скажем, в Европе врач, претендующий на должность кардиохирурга, найдет себе работу по специальности не раньше чем через 10—15 лет после вуза. Этому обычно предшествуют участие в серьезных исследованиях и стажировка в нескольких клиниках. У наших кардиохирургов путь к сердцу столь же тернист и трудоемок.

Александр никогда не знает, сколько продлится операция — четыре часа или целые сутки. От больного ведь не отойдешь, когда сердце лежит на ладони. Мозг врача в эти мгновения работает как часы. Нет — медлительности, страхам и сомнениям. Да — решительности. Говорят, хороший хирург начинает оперировать еще накануне операции. Супруга кардиохирурга с легкой грустью в голосе замечает, что уже в воскресный вечер Александр не с ними, а в операционной: прокручивает «сценарий», продумывает варианты осложнений… Да и после всех событий не так-то легко снять нервное возбуждение: «как все прошло?», «как чувствует себя больной?». А ведь у кардиохирурга не один пациент. Можно только предполагать, в каком состоянии Александр возвращается к семье. При таком ритме дом просто обязан быть тихой гаванью. Но ведь и жене хочется внимания, как тут не нарваться на обиду?

Светлана к этому относится с юмором. Мол, становится в очередь за вниманием мужа: сначала пациенты, потом — сон, а потом уже она. А если серьезно, то очень переживает за него. Вспоминает: когда Саша приходил с работы, а дети были еще совсем маленькими, брала коляску и уходила на улицу. Чтобы не мешать. Понимала: ему нужна тишина, чтобы восстановиться. Старалась ограждать его от всего. Даже сейчас, когда ему звонят родственники или знакомые: «помоги, сделай это…», она как стражник на посту — просто так побеспокоить мужа не даст. Да, у медиков нелегкий труд. Вон в районах один доктор трудится за несколько человек — людей не хватает. На курсах повышения квалификации врачей Светлана познакомилась с коллегой из Наровлянского района. У них такой дефицит кадров, что она и спит, и ест, и живет на работе. Даже детей туда приводит — а как по-другому? Профессиональное выгорание в таких случаях происходит молниеносно. Если нет поддержки в семье — пиши пропало.

Конечно, и у них бывают ссоры и претензии — как без них? Но о бытовых вопросах супруги предпочитают не спорить. Светлана тонко чувствует мужа: любимый человек на взводе и может «закипеть», она ловко гасит пламя шутливой фразой: «Стоп, энергию свою не отдам». И ведь действует. Светлана — хранительница очага. На ней — уборка, стирка и готовка. Но если уж Александр возьмется за поварешку, то дети сразу нахваливают: «Папа лучше готовит!»

Когда-то в самом начале семейной жизни родственники сказали им неприятные слова: «У нас нет детей, и у вас никогда не будет». Светлана боялась этого предсказания. Поэтому, когда забеременела, просто порхала от счастья. Во время беременности у нее случился момент, который до сих пор не может забыть. Когда стажировалась в больнице, врач попросила сделать пациентке аборт: «Садись, ты должна почувствовать инструмент, после стажировки этому тебя никто не научит. Выскабливай до момента «хруста снега…» Возможно, поэтому Светлана сейчас занимается преподаванием, а не врачебной практикой.

Дети — это счастье. У их с мужем однокурсницы семеро ребятишек: и свои, и приемные. Эти дети не помешали создать счастливую семью и родить восьмого карапуза. Разве такие люди не заслуживают восхищения?! Признается, что и сама бы усыновила малыша, но муж переживает, что не сможет полюбить чужого.

У Александра и Светланы — сын и дочка. Алексея Жигалковича знают многие: он победитель детского «Евровидения» 2007 года. Сейчас занимается режиссурой. Двенадцатилетняя Катюша — красавица и умница. Получается, можно совмещать напряженную работу, учебу и быть хорошими родителями?.. Супруги вспоминают: когда родился Леша, они сдавали экзамены и по очереди укачивали малыша. Из таких моментов и складывается счастье отдельно взятой семьи.

Жигалковичи уверены: любовь нужно подпитывать. Настоящая с годами становится лучше — как вино. Светлана откровенничает: ее чувства к мужу сейчас сильнее, чем двадцать лет назад. При этом они оба совсем не сентиментальные люди. Лепестки роз, ароматические свечи, романтическая музыка — все это не о них. В облаках не витают, на земле стоят крепко. Зато, когда она моет посуду в кухне, он приходит после дежурства со словами: «Я с тобой посижу». Оба уставшие, замученные... Но вот ведь парадокс — совместные посиделки в кухне могут затянуться до глубокой ночи.

Фото: архив семьи Жигалкович

Таисия АЗАНОВИЧ