Валерий Моисеенко — хирург высшей категории, ведущий в стране специалист по лечению молочной железы

Горные вершины — давняя страсть хирурга Валерия Моисеенко. Моему собеседнику скоро исполнится 60, но по его внешнему виду этого не скажешь. Подтянутый и стройный, Валерий Васильевич выглядит значительно моложе своих лет. Он до сих пор летает во сне. Недавно проведенное физическое обследование показало, что интенсивность процессов в его организме такая же, как в организме, скажем, олимпийского чемпиона. Неудивительно, ведь Валерий Моисеенко без проблем преодолевает десятки километров на велосипеде и лыжах, а также... регулярно совершает горные восхождения.

Альпинизм — главная страсть заведующего отделением маммологии республиканского НИИ онкологии и медицинской радиологии. Для него это не просто хобби, а бесценный источник энергии, так необходимой в его нелегкой работе. Одно другому не мешает.

В своем рабочем кабинете Валерий Васильевич увлеченно рассказывает о своих горных приключениях, и кажется, ничего важнее для него в эту минуту нет. Но вот медсестра приносит медкарты больных, и горы остаются где-то далеко-далеко. В год Моисеенко проводит около полутора сотен операций. Каждая операция — спасенная жизнь. Валерий Васильевич — хирург высшей категории, ведущий в стране специалист по лечению молочной железы. Что любопытно, научного звания у него до сих пор нет. “Нечего сидеть за бумагами, если Бог дал руки, способные лечить”, — считает наш герой.

Он стоял на семидесяти горных вершинах. Внизу — облака, а выше — лишь бескрайний космос. Моисеенко был на высших точках Южной и Северной Америк, Европы и Африки. Эльбрус, Мак-Кинли, Килиманджаро, Аконкагуа, Хан-Тенгри... Одни названия чего стоят. А на прошлой неделе он отправился в Гималаи, чтобы взойти на вершину Айленд-Пик (6130 метров). Она является базовой для штурма Эвереста. Незадолго до начала экспедиции Валерий Васильевич встретился с корреспондентом “НГ” и рассказал ему о своих приключениях, веселых и не очень, каких было множество за почти 30 лет его занятий альпинизмом.

На гору — с молитвой

—Люди ходят в горы, потому что они стоят, они есть. В этом деле существует одна главная опасность. Горы не прощают ошибок. Гора — это мощный энергетический организм. Живой организм, природный. К ней надо обращаться на вы, разговаривать с просьбой, испрашивать позволения взойти на нее. Горы не прощают разгильдяйства, тщеславия и обмана. К горам надо идти, как на исповедь — с чистой душой и с чистым сердцем. Их нельзя покорить. Как можно покорить природу?! На гору можно лишь взойти и только с ее позволения.

Моему увлечению уже больше четверти века. Впервые пошел в горы, когда еще был студентом медицинского университета. Первая вершина — Сулахат (Спящая Женщина) на Кавказе. Хотел заниматься скалолазанием, но это сказывалось на моих ладонях. Они грубели от веревки и скал. А я мечтал стать хирургом, для этого нужны сильные, но чувствительные пальцы. Поэтому горный туризм стал идеальным вариантом для меня.

Трагедия на Канченджанге

—Эта вершина в Гималаях (8585 м) — одна из немногих, имеющих отрицательный баланс. То есть больше людей погибло, чем на нее взошло. Канченджанга известна своим крутым нравом. Еще ни разу на нее не поднималась женщина...

Мы отправились в экспедицию осенью 1994 года. У нас была разношерстная команда — по два представителя России и Болгарии и восемь белорусов. Уже с самого начала стало понятно, что мы плохо готовы, и физически, и технически. Но все-таки решили рискнуть. Гора в эту пору не лавиноопасная, зато существует другая проблема — большой перепад температур. Днем ледник тает, вода растекается по щелям, а ночью ее сковывает мороз. Замерзшая вода разрывает камень, возникают ночные ледопады. Их жертвой и стала наша двойка.

Сергей Жвирбля и Катя Иванова пошли вперед, чтобы подготовить лагерь для остальных, и, по всей видимости, поставили палатку под ледяными глыбами. Ночью их на метров 50 затрамбовало ледопадом в щель. Мы так и не отыскали ребят. Катя была лучшей альпинисткой мира. До этого она уже побывала на нескольких восьмитысячниках. Поднималась на Эверест. Незадолго до трагедии она родила, ребенку исполнился всего годик.

Потом на вершину отправилась болгарка Иорданка Димитрова, и назад она уже не вернулась. Долгое время мы не знали, что с ней произошло, хотя ее следы отыскались. Вначале Иорданка шла на главную вершину, затем ее увело в сторону — видимо, потеряла ориентацию из-за горной болезни. Значительно позже ее тело обнаружила японская экспедиция. Димитрова сорвалась в пропасть, падение было таким сильным, что ее голова отлетела в сторону...

Новые жертвы не нужны

— В Советском Союзе велась закрытая статистика по гибели в различных видах спорта. “Лидировали” в этом печальном списке фехтование, верховая езда и альпинизм. Ежегодно в СССР гибло 40—50 любителей гор. Одна лавина может унести больше десятка жизней. Для альпинистов это обычная вещь. Только пик Победы (7439 м) уже насчитывает около 70 жертв. Тела людей, погибших 30—70 лет назад, лежат там до сих пор, как в холодильных камерах. Дело в том, что снять их с большой высоты почти невозможно. Технику не подведешь, а спустить 80—100-килограммовое тело своими силами в условиях гипоксии очень трудно. Бывало так, что труп срывался в пропасть и увлекал за собой человека, который пытался его спустить. Спасательные работы такого рода запрещены, они чреваты новыми жертвами. Это никому не нужно.
Мишкины проказы

— Однажды на Алтае преодолевали засохший селевый проток. Страхуясь ледорубом, я дошел до середины пути и вдруг слышу, что сверху сыплются камни. Деваться было некуда, пришлось прикрыться рюкзаком, чтобы не получить по голове. Пострадало и снаряжение, и остальная ноша — камнем даже сплющило банку с тушенкой. Мне досталось по локтю. Самым интересным было то, что вызвало камнепад. Ребята со стороны увидели, как над обрывом орудует медведь, выворачивая лапами булыжники и осыпая ими намеченную жертву. Подняли шум, и общими усилиями удалось унять агрессора. Видимо, постаревший мишка уже не мог охотиться самостоятельно, а потому проявил редкую для зверя смекалку.

“Горняшка”

— Для человека не представляет особой опасности высота 6000—6300 метров. А вот затем идет зона смерти. В организме начинаются процессы, ведущие к летальному исходу. На такой высоте человек может находиться лишь какое-то время. Затем ему необходимо спуститься вниз, иначе...

Горная болезнь возникает при длительной кислородной недостаточности. Она ведет к нарушению обмена веществ. Пища не расщепляется до конца, появляются промежуточные продукты, отравляющие организм — мышцы, мозг. От неправильного пищеварения страдают печень, кишечник, желудок. Возникают тошнота, понос. Также “горняшка” вызывает нарушения психики, ориентации, зрения. Появляются проблемы с дыханием и сердцем.

Однажды я сам чудом выжил после горной болезни. Так я заплатил за свой первый семитысячник — пик Ленина (7140 м). Когда спускались с вершины, неожиданно испортилась погода, и нам пришлось прятаться в расщелине. Около четырех часов просидели на семи тысячах. По дороге вниз от резкого перепада высот у меня началось сильное головокружение — просто не мог на ногах стоять. До подножия меня несли. В Минске положили на обследование, поставили диагноз: предынсультное состояние. При выписке врачи сказали: “Видимо, в рубашке родились, если не умерли при спуске”.