Инсульт геморрагический. Инсульт ишемический. Симптомы, профилактика, последствия

Перед инсультом наш современник часто испытывает такой же мистический, суеверный ужас, как и перед раком. Ведь и тут и там бытует мнение: фатум, приговор без права на обжалование. Наталья Гундарева и Иосиф Сталин, Гюстав Флобер и Иван Крылов, Андрей Вознесенский и Владимир Маслаченко — все они пополнили огромные «скорбные листы» болезни, которую наши предки называли апоплексическим ударом, а сегодняшние медики переводят с латинского как «наскок». И точно: инсульт — словно стихийное бедствие: «хватил», «настиг», «сразил» — вот его повадка.

Однако, как и онкологи, неврологи с укоренившимся в народе стереотипом постоянно спорят: доля фатальности в таком диагнозе равна вкладу человеческого легкомыслия и элементарного невежества. Со своей стороны медицина за инсульт очень серьезно взялась в последние десятилетия. Судите сами. Раньше в Минске им занимались всего лишь два небольших отделения, куда не очень–то спешили везти пенсионеров. Сейчас же подход такой: бороться за человека надо и в 60 лет, и в 70, и в 80, а на инсультах специализируются три крупнейшие городские клиники. Половину больных принимает больница скорой медицинской помощи, а в перспективе и еще больше — с недавним открытием суперсовременного корпуса одно из неврологических отделений, третье, расширяется сразу на 20 коек. Его заведующий Сергей МАРЧЕНКО и рассказал «СБ», какими знаниями должен вооружиться каждый из нас в борьбе с некогда фатальным диагнозом.

Две большие разницы

В чем–то правы те, кто делит инсульт на «молодой» и «возрастной»: у него действительно два вида, и они отличаются принципиально. Бич трудоспособного возраста, особенно мужчин, — инсульт геморрагический. Виновник его — повышенное давление, которое криз за кризом изменяет строение сосудистой стенки, делая ее хрупкой и извилистой. В один ужасный момент сосуд лопается — и происходит кровоизлияние в мозг.

Суть инсульта ишемического скрыта уже в самом его названии: «ишемия» — малокровие. Здесь дело в другом: замирает кровоснабжение участка мозга — либо из–за закупорки сосудов тромбом, либо из–за резкого спазма артерии, либо из–за атеросклеротической бляшки (и то, и другое, и третье — спутники прежде всего пожилого возраста).

Как бы то ни было, даже при самом лучшем раскладе нужно отдавать себе отчет: пораженные участки тканей мозга, ядро инсульта, омертвеют, уплотнятся и зарубцуются, а «удар» с большой вероятностью может настичь еще раз. В целом же статистика не сильно оптимистична: из 100 пациентов с инсультом каждый третий умрет, а из выживших лишь 10 процентов вернутся к привычному образу жизни. Геморрагический инсульт и того хуже: выкарабкается лишь половина больных, единицы смогут восстановить здоровье «на все 100». Вот и история 3–го неврологического отделения БСМП это подтверждает. Самой юной пациентке было 19, самой пожилой — 101. За жизнь девушки боролись до последнего на операционном столе — увы. Бабушка же ушла из больницы на своих ногах...

Предвестники печали

А вот народное наблюдение — «где лето, жара, грядки и тяпки — там и инсульт» — по большому счету, не подтверждается практикой. В неврологических отделениях сегодня «аншлага» нет. Зато он всегда случается в межсезонье, с резким перепадом температур, когда заморозки, например, сменяются оттепелью или после праздников, которые у нас повелось отмечать на всю катушку. Чрезмерные возлияния, скачок давления, койка реанимации — типичный поворот сюжета. Кроме того, будьте настороже, если у вас...

Проблемы с давлением. От «удара», кстати, не застрахованы гипотоники, ведь у них сердце может просто не справиться со своей функцией и не прокачать кровь до одного из участков мозга. Но гипертоники для инсульта — конечно, «мишень номер 1».

Диабет. Этот диагноз записан в карточке как минимум каждого четвертого пациента неврологов. Ведь если атеросклероз поражает только внутреннюю оболочку наших сосудов, то диабет — все три насквозь.

«Плохие» сосуды. Уже в 18 лет начинает свою разрушительную подпольную работу атеросклероз, системное заболевание, чей принцип «где тонко, там и рвется». Сначала процесс охватывает главный сосуд человеческого организма — аорту, позже перекидывается на более мелкие. Отсюда — сужение просвета сосудов, утолщение их стенки, атеросклеротические бляшки.

Время не ждет

Ничто так не опасно в момент «удара», как вечная надежда на авось. «Авось пройдет, авось просплюсь, и вообще, утро вечера мудренее». Нет, нет и еще раз нет — при первых же характерных симптомах (особенно если инсульт уже случался или одолевают гипертонические кризы) нужно набирать 103. Вот, что должно настораживать — и в совокупности и по отдельности...

Сильная и внезапная головная боль («как топором по голове» — описывают ее пациенты).
Внезапное онемение или слабость в конечности или в половине тела.
Головокружения, помутнение сознания.
Вдруг стало трудно произносить слова или понимать речь, отвечать на элементарные вопросы.
Нарушение зрения, слуха, походки, способности удерживать равновесие.

По этим признакам медики рекомендуют распознавать инсульт
Человек не может улыбнуться обоими уголками рта, улыбка получается кривой.
Если попросить больного высунуть язык, он будет искривлен.
Заболевший не в состоянии поднять одновременно на один и тот же уровень обе руки.

До приезда «неотложки»

Больного надо сразу удобно уложить, расстегнуть затрудняющую дыхание одежду, обеспечить доступ свежего воздуха. Голова, плечи должны лежать на подушке, чтобы не сгибалась шея, иначе ухудшится кровоток по позвоночным артериям. Обязательно измерьте давление.

Лекарства? Лучше с ними без врачей в критический момент не экспериментировать. Единственное исключение — глицин (2 — 4 таблетки под язык). Имейте в виду, доказательная медицина признает при инсульте действенность лишь трех препаратов. И, заметьте, столь любимые в народе ноотропы в них не входят.

Что дальше?

Конечно, в идеале до больницы нужно добраться в течение 2 часов. Ведь, к примеру, единственный стопроцентно доказанный способ лечения инсульта ишемического — восстановление кровотока. А это значит: надо успеть ввести специальные препараты, которые разжижат кровь, раскупорят сосуды. На все про все — не больше 3 часов, но ведь и нужно подготовиться, провести целый ряд исследований.

Вообще, медики подчеркивают: участок головного мозга, на который приходится удар, гибнет в считанные минуты и безвозвратно. Восстановить его не сможет ни один врач, нигде и никогда. Борьба, по сути, ведется за пространство вокруг ядра инсульта, которое находится в пограничном состоянии. Есть только 3 — 6 часов на то, чтобы защитить от гибели прилегающие ткани. Дальше все будет бесполезно...

В любом случае через 2 недели врачам в общем–то уже ясно, по какому сценарию будут развиваться события: пойдет пациент на поправку или так и останется инвалидом. Так же, как от самого человека во многом зависит, сразит ли его инсульт и насколько серьезным окажется его «эхо», так и здесь: выздоровление напрямую зависит от прилагаемых усилий. Лекарства сами по себе не восстановили еще ни одной нарушенной функции, они только помогают мозгу сохранить жизнеспособность. Да, какой–то участок погиб, но вокруг него есть так называемый функциональный резерв. Теоретически он колоссален. Ведь считается, что свой мозг обычный человек использует лишь на 1 процент, гений — на 2 процента. А остальное?! Поэтому основная задача после инсульта — установить новые связи в организме путем долгих и упорных тренировок.

Совет «СБ»

Как снизить угрозу?


Самое главное: постарайтесь вести как можно более здоровый образ жизни. Это значит: не злоупотребляйте ни одним видом пищи или напитка и откажитесь от традиционного режима дня «8 часов на работе, 2 — в машине, остальное — перед телевизором». В движении — действительно жизнь.

Избегайте продуктов, содержащих насыщенные жирные кислоты (поменьше красного мяса).

Строго контролируйте артериальное давление — ведите специальный дневник, вносите цифры, ежедневно принимайте назначенные гипотензивные препараты и все равно периодически обращайтесь к доктору, потому как подобрать терапию на всю жизнь невозможно, рано или поздно эффект идет на убыль.

О том, что сосуды терпят бедствие, можно заподозрить по уровню холестерина в крови (норма — до 5,2 ммоль/л). Кроме того, после 40 — 45 лет ежегодно желательно делать УЗИ мозговых сосудов.

Автор публикации: Людмила ГАБАСОВА

Фото: Виталий ГИЛЬ

Комментарии

Alexa
пт, 03 Мар 2017 23:53:44

Красиво у Вас на бумаге получается, а на деле скорая доставляет пациента в первые 3 часа. Приемное отделение полный тормоз. Пациента оформляют 1,5 часа, хотя по не понятно каким то записям у них стоит 40 минут. После больного везут в отделение. Но и тут не торопяться, если дело касается престарелых людей. Итого, какие то меры начинают предпринимать к исходу шестого часа. И получается что уже все сделано, чтобы угробить больного, особенно стариков это касается. Просто никто не заинтересован лечить старых людей, проще делать вид что оказывается медицинская помощь. Советую посетить 3 неврологическое отделение 9 клинической в Минске. А еще проще там подежурить чтобы понять весь механизм...