Профессор Борис Дривотинов - основоположник белорусской научно-педагогической школы вертеброневрологии

Разговор по душам со знаменитым неврологом

Гостей в светлой прихожей квартиры Бориса Владимировича встречает его правнук Егор. В свои полтора года он умеет «приструнить» и бульдога Графа, и нежданных визитеров. Один проницательный взгляд малыша —  и гость понимает, что дальше прихожей не пройдет. Я выдержала Егоркину проверку.

Знаменитый белорусский невролог зовет в гостиную. Всюду цветы, семейные фото, статуэтки. Егорка несет за нами громко мяукающего механического кота и печенье. Борис Владимирович улыбается: «Будет показывать, как котика кормить надо».

Прадедушка у Егора уникальный. В 2012 году Борис Владимирович отметил 90­летний юбилей и 60­летие научно­педагогической деятельности. Американским библиографическим институтом и Кембриджским биографическим центром он назван Человеком года –1997, внесен в списки «Выдающиеся люди XX столетия», «100 выдающихся профессионалов в области здравоохранения».

Признаюсь, искала в доме Дривотиновых деревце с молодильными яблоками: Борису Владимировичу ни за что не дашь его лет. А он смеется: «Бегу по жизни, вот возраст меня и не догоняет».

Дривотинов — создатель нового направления в неврологии, связанного с разработкой и обоснованием аутоиммунной теории патогенеза и саногенеза остеохондроза позвоночника и его клинических проявлений. Теперь в повседневной практике — клинико­математические автоматизированные системы ранней диагностики, прогнозирование течения и исходов заболевания.

Мой собеседник — доктор мед. наук, почетный академик АМН РБ, почетный доктор БГУ и БГУФК, автор более 400 работ, 5 монографий, 8 учебных пособий; в 7 изданиях он научный редактор. Остеохондроз позвоночника, ревматизм мозга у детей, поражение нервной системы при эндокринных нарушениях, заболевания периферической нервной системы — вот далеко не полный перечень его научных поисков.

Родины много не бывает

— Родился я в Вольске, юность провел на родине отца в Минске, женился в родном городе мамы — Саратове, — рассказывает Борис Владимирович, удобно устроившись за столом. — Так 3 города и стали своими, с ними связано самое дорогое в жизни.

Мама, Анна Игнатьевна, мечтала быть врачом, училась в Саратовском мединституте. Но когда появился мой младший брат, учебу пришлось оставить: или надо растить двоих малышей, или света белого не видеть за конспектами. Отец демобилизовался и долго не мог найти работу. Когда мне исполнилось 5 лет, семья окончательно перебралась в Минск. Помню, как по нынешнему проспекту Независимости ходила конка: при подъезде к цирку добавляли еще пару лошадей, чтоб тянуть ее в гору, колокольчиков на сбруе становилось больше, и они красиво звенели. Диковинкой был первый трамвай.

Годы страшные, «шпиономания» ужасная. Отца — в то время начальника управления финансирования народного хозяйства Наркомата финансов БССР — чуть было не репрессировали. Спасло осуждение «ежовщины»…

Самолеты и «военная каша»

По окончании десятилетки служба в армии была почетной обязанностью. Альтернатива — военное училище. Мальчишкам кружил голову лозунг «Комсомольцы, на самолеты!». Борис учился в аэроклубе, мечтал посвятить жизнь небу. В 1940 году поступил в Тамбовское летное училище гражданского воздушного флота, тогда своего рода единственное в мире: давало высшее образование. Ребят подкупали красивая форма, статус.

— Позанимались мы пару месяцев как «гражданские» пилоты; а в ноябре 1940 года сообщили, что училище расформировывают, оно станет школой пилотов ВВС, начнет выпускать сержантов. Военные училища «давали» лейтенантов, а тут — вот те на! Ладно, мы отучились всего ничего. А выпускники?! Вместо двух кубиков на погонах — треугольники, впереди не дом — казармы. А многие уже женаты…

…Их, первокурсников, направили в полевой лагерь Орловка под Тамбовом, начали учить летному ремеслу. Первый раз в воздух поднимались так рано, что солнце видели прямо из темноты уходящей ночи. Взлетаешь — едва светает, поднимешься в небо — утро в разгаре. Теперь, глядя ввысь, Борис Владимирович часто вспоминает «те» облака — нежно­золотистые, как подрумяненные булочки.

— Тренировались мы на У­2. Наш «летный профиль» — бомбардировщики, но на них позаниматься не удалось. 22 июня 1941 года как обычно привезли на полевой аэродром завтрак. Смотрим — раздатчики хмурые. Спрашиваем: «Ребята, чего такие злые?». А они нам: «Вы что, не знаете?». Так, за солдатской кашей, и встретили войну.

Наша эскадрилья шла всегда со строевыми песнями. После завтрака один из курсантов затянул: «Если зав­тра война…» — так мы пели вчера, а сегодня война наступила…» Прямо страшно стало, какими пророческими оказались слова.

Первые дни войны — быстрое отступление; огромный поток беженцев, текущий через Тамбов. Мы не могли поверить в массовые сдачи в плен. Не покидали мысли: «А где же Красная армия? Это, наверное, чье­-то предательство». Мы, воспитанные в любви к Родине, рвались на передовую, уверенные, что сможем навести порядок на фронте.

В конце июля в Тамбове приземлился 55-­й бомбардировочный авиаполк с Дальнего Востока — собирали силы. Мы и пополнили его ряды; воевали на Юго-­Западном фронте, на Полтавщине. Полеты эскадрильи без наземного прикрытия, с большими потерями — за первые 3–4 недели от полка остался один самолет.

Ехали как-­то на задание. Смотрю — указатель: «Диканька». Сразу вспомнил Гоголя. А ведь думал, что хутор — вымысел писателя. Так война расширяла мои горизонты.

После переформирования был у полка вынужденный простой, «ждали» на Северном Кавказе. Через иранскую границу перегоняли американскую спецпомощь — бомбардировщики «Бостон», устанавливали на них крупнокалиберные пулеметы.

Получив вооружение, мы в составе 17-­й воздушной армии отправились на фронт. Наш полк участвовал в боях на Украине, в разгроме группировки генерала Манштейна, который пытался спасти окруженного Паулюса. Меня, стрелка­-радиста, тяжело ранило — пострадал позвоночник. В мае 1945 года демобилизовался с инвалидностью.

Врачебный хлеб

На вопрос о том, как выбрал медицину, Борис Владимирович философски отвечает:

— Не я ее выбрал, а она меня. Наверное, судьба. В госпитале меня лечил прекрасный врач — майор медслужбы, ему помогали студенты на пару лет старше меня. Спасая людей, творили чудеса. Проникся к медикам большим уважением, решил связать жизнь с врачеванием. Ведь любимое небо уже под запретом, нужно идти дальше…

Борис поступил на лечфак Саратовского мединститута, на третьем курсе перевелся в Минск к родителям. Столица в руинах, улицы неузнаваемы. По городу сложно ходить, повсюду покореженные машины, груды кирпича.

— Студенческие годы были непростыми, но веселыми. Например, на вечерах встреч в институте обязательно вспоминали занятия по топанатомии. В комнатке, служившей учебным классом, стояла бочка, труба от нее выведена в форточку. Бочку эту «кормили» углем и торфом, дымила она нещадно.

Не терпится быстрее уйти — подбрасываем в топку — клубы дыма. Преподаватель кашляет и нас отпускает.

Хотел стать нейрохирургом, после окончания МГМИ в 1950 году зачислили в клиническую ординатуру на кафедру нервных болезней к академику Николаю Ивановичу Геращенкову, который в 1949 году впервые в Беларуси организовал нейрохирургическое отделение в БелНИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии на базе 5­й ГКБ Минска.

Не прошло и года, как моего руководителя перевели в Москву. Мне предложил остаться и продолжать учиться, только уже на кафедре неврологии, у профессора Моисея Хазанова. В первый же день получил палату больных — ее и вел до конца ординатуры. Потом сразу в аспирантуру.

…В 50­е в больницы поступало много тяжелых пациентов. На периферии не хватало высококвалифицированных кадров, и все сложные случаи «ехали» в столицу. В неврологической клинике — больные с запущенными формами опухолей мозга, рассеянным склерозом, сухоткой спинного мозга и др. Сейчас ранняя диагностика и лечение таких пациентов в регионах поставлены на поток…

В 1957 году Борис Владимирович — ассистент кафедры нервных болезней МГМИ, через год — главврач 2-­го клинического объединения, в котором стационар на 855 коек, 6 поликлиник, 36 здравпунктов на предприятиях. Дривотинов заботился об этом хозяйстве 7 лет.

Старинные корпуса женского Свято­Троицкого монастыря, в которых находилась больница, обветшалые, с печным отоплением в каждой палате. Построили новый корпус. Впервые описали историю «двойки», издали 2 сборника научных работ врачей больницы.

19 лет Борис Владимирович был главным неврологом столичного горздравотдела, 32 года — председателем Минского городского и заместителем председателя Респуб­ликанского общества неврологов. Участвовал в работе Проблемной комиссии АМН СССР по изучению заболеваний периферической нервной системы, Всесоюзного общества невропатологов и психиатров, ученых советов БелНИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии, Института физиологии АН БССР, МГМИ (сейчас — БГМУ).

— Только одно сделаешь — уже другое маячит впереди. Всегда море работы! Все должности сразу даже вспомнить сложно… Медицинского хлеба я наелся хоть отбавляй. Бесконечно занят, но это мне в радость, просто — стиль жизни. Увидишь счастье в глазах выздоровевшего пациента — и никакой эликсир не нужен, летаешь как на крыльях.

Отдых на колесах

— Еще школьником занимался гиревым спортом. Но война поставила крест на нагрузках — раненый позвоночник. Переключился на «спокойные» хобби, студентом увлекался новейшими достижениями медицины.

В 1957 году купил свой первый автомобиль, Москвич–402. 55 лет уже как я за рулем. Мы с семьей исколесили всю Беларусь, знаем каждую песчинку на южном побережье Крыма, каждую деревушку от Николаевки до Одессы. Любим Юрмалу, ее золотые дюны в соснах.

Сейчас не отказываю себе в удовольствии прокатиться за кольцевую, хотя этим иногда удивляю инспекторов ГАИ. Часто бываю на даче. Свежий воздух нужен при любой нагрузке. Проснешься за городом — и кажется, жить легче.

Много читаю: интересуюсь медицинской и военной литературой. Пересмотрел все фильмы о войне.

Обычно анализирую и сопоставляю сюжеты картины и собственные воспоминания, иногда — не в пользу режиссера. Порой думаю: наверное, сам снял бы правдивее, ведь видел события своими глазами и помню малейшие детали; да режиссуре учиться надо… А моя задача — лечить пациентов. Сложные случаи обдумываю в любой обстановке, даже на отдыхе. Волнение за благоприятный исход — естественное состояние.

«Нагорная» диссертация

Борис Владимирович 60 лет в педагогике. За это время «вырастил» 18 кандидатов медицинских наук. Практически со всеми общается — учит дальше.

— Молодому специалисту сразу сложно постичь всю врачебную премудрость. Следует постоянно повышать свой уровень, не стесняться спрашивать совета, вдумчиво подходить к работе. Трудный диагноз вынашивается в долгих раздумьях — спешка здесь ни к чему, если, конечно, ситуация не критическая. Любой врач — еще и психолог. Нельзя недооценивать силу слова.

Все мои студенты мне дороги. С каждым связано много воспоминаний. Вот забавная байка про обязательность. Мой ученик, ныне известный профессор Николай Филипович — человек очень последовательный. Когда он писал кандидатскую диссертацию, я уезжал в отпуск в Мисхор. Раннее утро, я только проснулся. Стук в дверь — принесли извещение о посылке. Недоумеваю: кто бы мог мне что­то отправить в Крым?

Корпуса санатория — в горах. Спускаюсь в сторожку, куда привозят почту. Мне вручают бандероль из Белоруссии. Вижу, она от моего ученика. Вспоминаю: да, говорил ему, чтобы показал работу, как только ее закончит. Открываю — а порывом ветра разбрасывает белые листы по склону: диссертация­то была не переплетена… Собрал работу по частям. Нашел все листы, сложил, прочел — и отправил.

Родные всегда рядом

В квартире Бориса Владимировича несколько больших фотографий симпатичной темноволосой женщины. Это жена, Тамара Викторовна. Душистые белые лилии у портрета говорят, что для него она по­прежнему жива, хотя 11 лет он не слышит ее голоса, не видит ее улыбки.

— С Тамарой мы познакомились в Саратове в возрасте Ромео и Джульетты — нам было по тринадцать лет. Я каждое лето приезжал в этот город к родным. Моя двоюродная и ее родная сестры — одноклассницы, наши семьи жили в Саратове на одной улице. Тамара окончила строительный техникум, во время войны работала на артиллерийском заводе, эвакуированном в Саратов из Ленинграда. Поженились в 1945 году, сразу после моей демобилизации. С тех пор не расставались…

После войны перебрались в Минск, жена устроилась инструктором в «Союзпечать». Дочка Инесса — пианистка, училась в музыкальной одиннадцатилетке при Белорусской государственной консерватории, затем окончила ее. Теперь заведует фортепианным отделением в городской музыкальной школе № 10.

Внучка Оля — разноплановый человек: она и переводчик, и актриса; сейчас оканчивает Академию искусств по специальности «режиссура». Думаю, правнук Егор побьет мамин рекорд и получит четыре высших. А пока он растет и учится говорить.

«Повернитесь спиной к доктору»

Беседа незаметно перешла к болезням позвоночника — Борис Владимирович занимается этой темой уже 50 лет. Остеохондроз — актуальная неврологическая проблема, требующая отдельного разговора.

— Наиболее часто дегенеративные процессы наблюдаются в трех нижних поясничных дисках, — говорит профессор. — К 29 годам этот диагноз получает до 39,5% населения, к 49 — уже 60% женщин и 80% мужчин, а к седьмому десятку остеохондроз есть почти у каждого. Основное проявление — болевой синдром. Боль — признак не только локальной дегенеративно­-дистрофической патологии межпозвоночных дисков, но и нарушения важнейших функциональных систем организма.

Недуг поражает и «сидячих» работников, и людей, имеющих постоянные физические нагрузки. С возрастом организм теряет мышечную массу, «корсет» спины становится менее упругим. Если не тренировать мышцы, проблемы быстро дадут о себе знать. Люди бегут к врачу с жалобами на боль в пояснице, отдающей в ногу. Такие ощущения — не всегда проявление остеохондроза; это может быть отраженная боль пораженных внутренних органов.

Надо вести профилактику заболевания и его рецидивов. Главная защитная мера — правильная осанка (спина прямая, позвоночный столб упирается в таз); тогда нагрузка на межпозвоночные диски распределяется равномерно, они не деформируются. Тяжелые предметы ни в коем случае не переносить на руках перед собой.

При любой работе надо изменять положение тела, разминаться. Необходимы физкультура, закаливание. Поднимая груз, следует учиться нагружать мышцы ног, а не поясницы.

К позвоночнику надо обращаться на «Вы»: спать на твердом матраце, если надо, носить корсет. Избегать частых наклонов, резких, рывковых движений. Здоровье любит тех, кто его бережет.

Досье

Знак Зодиака — Рыбы.

Любимая пора года — лето.

Любимое блюдо — драники.

Любимая книга — «Война и мир».

Любимые актеры — Леонид Быков и Любовь Орлова.

Любимые фильмы — «Веселые ребята», «Волга­Волга», «В бой идут одни «старики».