Лечение рака щитовидной железы в Минском городском клиническом онкологическом диспансере

Рак щитовидной железы – это действительно наболевшая тема для нашей страны, немало пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС. Иногда роль радиационного фактора преувеличивают в развитии онкологических заболеваний, но только не в случае рака щитовидной железы.

Виктор Кондратович, заместитель главного врача по хирургии УЗ «Минский городской клинический онкологический диспансер»:
До Чернобыльской аварии раком щитовидной железы заболело только 8 детей, а после аварии – это были сотни. Конечно, сейчас стало немного спокойнее.
До Чернобыльской катастрофы рак щитовидной железы – это была достаточно редкая патология, но уже спустя 5-10 лет после катастрофы появилось очень много пациентов. И уже к 1990 году мы вынуждены были создать отделение, которое занималось бы хирургическим лечением рака щитовидной железы. И это отделение вошло в состав Республиканского научного центра опухоли щитовидной железы. А в настоящий момент подготовлена целая плеяда хирургов и врачей, которые занимаются этой патологией. И, на мой взгляд, справляемся мы с ней вполне успешно.

Рак – это результат того вредного, что человек может насобирать за свою жизнь, далеко не здоровую. И поэтому этот результат возникает у людей, как правило, не очень молодых. 

Светлана Гурецкая, заведующая отделением ядерной медицины УЗ «Минский городской клинический онкологический диспансер»:
Морепродуктами много увлекались? Конечно, нет. А на морскую капусту в те времена вообще никто не обращал внимание. Если взять йод-131, то период его полураспада – 8 дней, то есть он внедрился и произошел постепенный распад. К чему это привело? Если большой был охват, то щитовидная железа уменьшалась в размерах. Развивается гипофункция органа, а это сказывалось на умственном развитии молодых растущих организмов. Но, кроме йода-131, еще и есть йод-154, у которого период полураспада, по-моему, 150 лет. То есть если во время Чернобыля произошел захват, то вероятность того, что в нас еще есть патология, конечно, большая.

Поэтому те дети, которым удалось не заболеть в первые годы после аварии, вполне могут столкнуться с этой проблемой в зрелом возрасте.

Виктор Кондратович:
Приведу цифры заболеваемости раком в Беларуси – это 12 больных на 100 тысяч населения. У наших соседей другие показатели:  Россия  имеет только 5 больных на 100 тысяч населения, Украина – 4,7, а  Польша – меньше 3. Это подтверждает тот факт, что большая часть удара радиоактивного йода пришелся на нашу республику.

Симптомы рака щитовидной железы

Виктор Кондратович:
Опухоли щитовидной железы отличаются от других опухолей тем, что они протекают совершенно бессимптомно. Поэтому, если пациент приходит к врачу с какими-то жалобами со стороны щитовидной железы или врач визуально видит у человека проблему со щитовидной железой, как правило, это уже запущенная форма заболевания. До 30% рака щитовидной железы выявляется на третьей-четвертой стадии. Все подтверждает то, что заболевание протекает бессимптомно. Необходимо и самому, и врачам быть более внимательными и к себе, и к окружающим, потому что при малейшем проявлении у пациента признаков осиплости голоса, дискомфорта при глотании или вообще какого-то внутреннего дискомфорта ему необходимо обратиться к специалисту. То же самое касается и врача. Когда человек приходит к нему на прием, врачу не составит никакого труда осмотреть шею пациента, пусть не так профессионально, как это сделали бы специалисты, но это может помочь выявить заболевание щитовидной железы на более ранней стадии. Более того, как известно, существует предопухолевое заболевание, которое тоже надо своевременно диагностировать и лечить. Если это не сделает ни врач, ни пациент, то, конечно, риск развития злокачественной опухоли в такой щитовидной железе будет значительно выше.

Какие схожие симптомы есть у рака щитовидной железы и каких-либо других заболеваний щитовидной железы?

Виктор Кондратович:
Как правило, таких симптомов нет, потому что злокачественные опухоли щитовидной железы развиваются из нормально функционирующей щитовидной железы, я имею в виду, без гормональных всплесков. А основные симптомы – это нарушение голосообразования, глотания, дискомфорт в области шеи, наличие визуальной опухоли на шее, а все остальные симптомы бывают при сопутствующей патологии.

Диагностика рака щитовидной железы

У врачей Республики Беларусь существует хорошая настороженность в плане патологий щитовидной железы. Простой осмотр пациента в поликлинике позволяет обнаружить неладное. Узел размером более 1 см  прекрасно определяется. При малейших подозрениях врач направляет пациента на ультразвуковую диагностику.

Светлана Перхова, заведующая централизованной цитологической лабораторией УЗ «Минский городской клинический онкологический диспансер»:
Основная часть раков, которые встречаются,  имеет четкую УЗИ-картину.

Основная задача диагностики на данном этапе – провести максимально точные исследования еще до операции, чтобы облегчить задачу хирургам. Исследование, которое подтверждает или исключает злокачественную опухоль,  - это пункционная биопсия. Опытный взгляд врача УЗИ-диагностики выбирает более подозрительный участок, из которого будет забираться биопсия под контролем УЗИ. Точность движений врачей при пункционной биопсии доведена до автоматизма. Порой приходится попадать в образования размером в 4-5 мм, но стопроцентной точности может не быть и по другой причине.

Александр Гуминский, заведующий ультразвуковой диагностики УЗ «Минский городской клинический онкологический диспансер»:
Опухоль может быть не полностью злокачественной по своей структуре, можно попасть в участок, который относительно доброкачественный. Или злокачественный участок может находиться по периферии, но мы в него можем не попасть.

Светлана Гурецкая:
Хирурги удаляют то, что они видят глазом. На молекулярно-клеточном уровне, естественно,  они не видят ткань щитовидной железы. К тому же могут быть и дополнительные доли щитовидной железы, которые могут располагаться, где угодно: за языком, под языком, в полости носа.

Уже после оперативного вмешательства при раке щитовидной железы проводится еще один метод диагностики.

Светлана Гурецкая:
Учитывая то, что ткань щитовидной железы и щитовидная железа работают на йоде, то это исследование проводится на йоде-131. То есть пациент в течение месяца сидит на диете, которая полностью исключает йод, и к концу месяца он получает для диагностики небольшую дозу йода. Потом мы уже исходим из результата исследования. Накопление йода проходит в течение суток, после чего проводится обследование. Направляется коллиматор на область щитовидной железы, и идет счет. Потом мы пациента берем на гамма-камеру. Исследуется область головы и верхняя часть туловища – те места, где вероятнее всего могут находится дополнительные доли щитовидной железы. Мы видим, что есть какая-то ткань, накапливающая йод – это ткань щитовидной железы. Но как определить, плохая она или хорошая? Существует маркёр рака щитовидной железы, который все и определяет. Но такое обследование подходит не всем пациентам. Все зависит от распространенности процесса, от операции, от сопутствующей патологии и от других факторов. Но до этого лечение только хирургическое, исход которого зависит от того, как рано болезнь выявлена. А это зависит от самого пациента, от его внимания к себе и от доверия к врачам.

Лечение рака щитовидной железы

В случае рака щитовидной железы есть и обнадеживающий момент. 95% рака, который встречается на территории Беларуси, приходится на папиллярный рак щитовидной железы. Этот рак относится к дифференцированным формам, ход лечения которых весьма благоприятный.

Светлана Перхова:
Они дают мало рецидивов, мало метастазов. Например, сегодня папиллярные раки удаляют многим женщинам во время беременности. Многие из них потом деток заводят, и на дальнейшую жизнь никаких последствий нет. Но есть и агрессивные виды рака щитовидной железы. Это медуллярные раки щитовидной железы, анапластические раки щитовидной железы и некоторые другие редкие формы раков. Такие формы чаще дают метастазы, причем в отдаленные органы, и чаще дают рецидивы. А некоторые вообще тяжело диагностируются.

Беда взметнула белорусскую онкологию на другой уровень, причем не только онкохирургию. Разработки ядерной медицины позволяют, как говорится, клин клином вышибать – лечить радиоактивным йодом.

Виктор Кондратович:
Самая грубая ошибка – это отказ пациента от лечения. Хочу привести небольшую статистику: пятилетняя выживаемость пациентов первой и второй стадии  при лечении более 99%. Практически все остаются живы и здоровы. Для тех, у кого третья и четвертая стадия, процент несколько меньше – это 80-82%, но все равно это высокая цифра. И прогноз для жизни вполне благоприятный. Подростки, которых мы лечили 20-30 лет назад, выросли, они стали мамами и папами и нормально живут, абсолютно адаптированы к обществу, многие из них – спортсмены. То есть своевременность лечения принесет успех.

Но в каких случаях возникают рецидивы заболевания?

Виктор Кондратович:
Раньше, когда при данной патологии удалялась не вся щитовидная железа, уровень рецидива достигал 30%. После того, как мы стали придерживаться единого протокола лечения рака щитовидной железы и стали удалять щитовидную железу в едином блоке с лимфоузлами, количество рецидивов значительно снизилось.

Радикальным методом лечения является хирургический метод лечения. Как обеспечить качество жизни после этой операции?

Виктор Кондратович:
Уже много лет существуют гормональные препараты, они синтетические. Этот препарат называется «Тироксин», который компенсирует отсутствующую щитовидную железу. Каждому пациенту индивидуально подбирается необходимая доза, которую он ежедневно принимает. И мы никогда не отличим на улице людей, которые принимают «Тироксин», от остальных, здоровых.

Рак щитовидной железы хорошо поддается лечению, но есть вероятность того, что патология снова разовьется, очень велика.

Светлана Гурецкая:
Бывают ситуации, когда с самого начала процесс был распространен и на сегодняшний день пациент «чист». Таких пациентов мы берем под свой дополнительный контроль. Они наблюдаются в поликлинике, находятся на гормонотерапии, но раз в три года мы вызываем их для радиодиагностики. И если все чисто, как в прошлый раз, то опять мы с ними прощаемся на несколько лет. И таким образом мы работаем с ними 10-15 лет, и в дальнейшем им наши услуги вряд ли понадобятся.

Профилактика рака щитовидной железы

Светлана Гурецкая:
Если ты будешь нарушать каноны здорового образа жизни, рационального питания, то вероятность появления чего-нибудь плохого в организме, конечно, больше. Я считаю, что в основном надо употреблять те продукты, которые растут на территории, где вы живете, потому что  организм привык к усвоению витаминов, микроэлементов именно от тех продуктов, которые растут на этой земле.

Комментарии

Гость
вс, 30 Авг 2015 01:20:21

Чудо -доктор,золотые руки,умнейший человек..

нажмите, если нравится
(21 нравится)