Первую на территории СНГ аутотрансплантацию легкого провела бригада врачей отдела торакальной онкохирургии под руководством профессора Владимира Жаркова

Первую на территории СНГ аутотрансплантацию легкого провела бригада врачей отдела торакальной онкохирургии под руководством профессора Владимира Жаркова РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова. В мире проведено не более двух десятков таких операций. К этому методу прибегают в сложных случаях, когда человек имеет сопутствующую патологию, не позволяющую выполнить обычное вмешательство. В интервью корреспонденту БЕЛТА Владимир Жарков рассказал о подготовке к уникальной операции, перспективах постановки ее на поток и преимуществах аутотрансплантации легкого перед пересадкой донорского органа.

- Владимир Васильевич, сколько длилась операция, какие сложности возникали по ее ходу?

- Операцию мы сделали в один прием, заняла она около пяти часов - немного по меркам онкологии. Самым сложным было собрать новый орган. Сначала удалили пораженные участки, затем сшили все сосуды, бронхи. Много сомнений возникало, например, по поводу того, как соединить бронх диаметром 1 см с главным бронхом, диаметр которого 3 см. Бронх имеет хрящевой каркас: растянуть его не удастся, необходимо совместить так, чтобы не было сужений, деформаций. Важно еще качественно наложить швы, если хотя бы один из 32 швов ослабнет, то пациент может погибнуть.

Конечно, то, что в итоге удалось собрать из здоровых остатков, полноценным легким не назовешь. Многие даже усомнились, можно ли с помощью нового органа дышать. Но пациент задышал сразу же!

- Почему именно этому пациенту вы решили делать аутотрансплантацию легкого?

- Мужчина поступил к нам с хронической болезнью сердца и почек. Опухоль появилась на фоне хронических неспецифических заболеваний легких. Больному было показано удаление всего легкого из-за распространения опухоли. Но операция в таком объеме была бы непереносима. Конечно, можно было бы направить его к химиотерапевту и радиологу, провести несколько курсов химиотерапии, однако противоопухолевые препараты токсичны для легких, сердца и почек, а лучевая терапия обладает повреждающим действием на сердце и непораженное легкое. Первая после аутотрансплантации неделя была особенно тяжелой, большая нагрузка легла на сердце, которому нужно было приспособиться к новому режиму работы. Сложно было и коллективу, молодым хирургам, которые участвовали в операции. Когда первые такие вмешательства заканчиваются неудачно, многие очень талантливые ребята охладевают к хирургии. Однако на этот раз получилось все именно так, как мы запланировали. В онкохирургии очень важно, чтобы операция прошла четко по плану. После выписки, а это, по предварительным расчетам, должно произойти через неделю, пациент будет каждые три месяца приезжать в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии на контрольное обследование. Нас интересует не только судьба пересаженного легкого. К сожалению, рак есть рак, и даже если сейчас мы ничего не обнаруживаем, то через три месяца какой-нибудь узелок может появиться в печени, костях и других органах. Но на данный момент от рака мы человека излечили. А в целом аутотрансплантация легкого показана пациентам, у которых поражены верхнедолевой бронх, главный бронх и легочная артерия. Плюс ко всему это должен быть человек, который не сможет дышать после операции одним легким. Все эти показания должны обязательно совпасть.

- Расскажите про подготовку к операции.

- Аутотрансплантация легкого уникальна тем, что нигде в мире нет четких показаний, кому и как ее проводить. Кроме того, возникает много технических вопросов, и никто пока не нашел на них ответа. Как, например, соединить редуцированный сосуд с легочной артерией, если он раз в пять ее меньше? Операцию провели силами своего отделения, пять человек участвовали. Нам не у кого было учиться. Впрочем, торакальные операции - на органах грудной клетки - как раз и предполагают операции на сосудах, бронхах, трахее. Так что отдельные элементы аутотрансплантации легкого давно стали нашей повседневной работой. Тем не менее готовились к операции долго. Легкое - вообще сложный по структуре орган и очень капризный в трансплантации. При пересадке донорского легкого не избежать осложнений. Дело в том, что это единственный орган, который инфицирован от рождения. Как только ребенок сделал первый вдох, в легкие попали микробы, у каждого они свои, присущие только этому конкретному человеку. Потому аутотрансплантация имеет большие преимущества перед обычной трансплантацией. Мало того, что во втором случае больному нужно некоторое время находиться в листе ожидания (в то время как опухоль не ждет!), после операции начинается другая головная боль: приживется или нет. Для того, чтобы организм принял чужой орган, приходится использовать иммуносупрессию, которая подавляет собственный иммунитет пациента, и бороться с инфекцией с помощью противомикробных, противогрибковых препаратов, которые сами по себе травмируют сердце, почки. Плюс еще один аспект важный для онкологических больных: иммуносупрессия может провоцировать развитие онкозаболевания, поскольку снижает защитные силы организма перед раковыми клетками. Да и стоимость аутотрансплантации легкого "копеечная", составляет около $1 тыс., для сравнения: цена обычной трансплантации этого органа доходит до $100 тыс.

- У аутотрансплантации легкого много показаний, есть ли смысл ставить такие операции на поток?

- За год в стране регистрируется почти пять тысяч новых случаев рака легкого. Пять тысяч человек - это же приличный населенный пункт! Средний возраст больных раком легкого в Беларуси - 65 лет. Важно, чтобы врачи в регионах знали, что такие операции можно делать, несмотря на преклонный возраст пациентов, слабое сердце, другие сопутствующие заболевания, и направляли пациентов в РНПЦ онкологии и медрадиологии, за год мы способны провести около 50 аутотрансплантаций легкого.