Настоящим, грамотным специалистом врач становится лишь после 10 лет полноценной работы по специальности

Отзыв на статью Игоря Волынца «Участок — камень преткновения» в «МВ» от 24 декабря 2009 г. № 52

Хотелось бы начать с нескольких эпизодов.

Эпизод первый. О личном.

Каждый участковый педиатр наверняка сталкивался с подобной дилеммой — например, когда прием уже закончился. В принципе, ничего не стоит принять очередного пациента, и доктор его слушает, сдерживая раздражение, дает рекомендации, назначает лечение и т. д.
Лично я в это «ничего не стоит» вкладываю свою учебу в мединституте, весь опыт практической работы, постоянное самообразование, бессонные ночи после неудачного лечения и многое другое.
Но ведь, соглашаясь с назойливыми родителями, невольно приходишь к выводу, что и работа моя ничего не стоит!

Эпизод второй. Об общественном.

Гордость белорусской интеллигенции, лучшие умы, отдавшие огромное количество сил на свое образование, попросту используются не по назначению, попадая на педиатрический участок и занимаясь большую часть своего рабочего времени профанацией врачебной работы. А средства на их учебу выброшены немаленькие.
Игорь Волынец вовсе не сгустил краски, как полагает уважаемая редакция, даже наоборот. Естественное желание, которое возникает после прочтения этой статьи, — пожалеть бедного участкового доктора. Ну что ж, давайте поплачем вместе, может, полегчает. А затем продолжим… по-прежнему.

Уважаемые участковые педиатры, кто заставляет вас вкалывать, как будто вы руководствуетесь уставом Вооруженных сил в военное время?! И клятва Гиппократа здесь ни при чем. Из 10 визитов лишь от силы 2–3 достойны внимания врача. А после приема доктор зачастую осознает, что самым тяжелым больным был он сам!

Я не зря начал с эпизодов. Пациентам своя рубашка ближе к телу, а здравоохранению — «модели конечных результатов» для оценки нашей деятельности.
Мы полноправные граждане своей страны и 40-часовую рабочую неделю для нас никто не отменял. Это во-первых.
Во-вторых. Каждый месяц мы расписываемся в графике учета рабочего времени. В нем у нас нормированный рабочий день — в среднем около 7,5 часа, а не безразмерный, пока все не сделаешь.
В-третьих. Мы собственной рукой пишем заявления, прося разрешения на подработку, тем самым вынося себе «приговор», и ответственны за ошибки, возникающие вследствие физической и нервно-психической перегрузок.
В-четвертых. Охраны труда для участковой службы не существует! Разрешается за один час принять 15 человек или сделать 5 визитов. Никого не волнует, что будет с доктором в конце такого рабочего дня, да, собственно говоря, и с больными тоже! Участковые врачи (в подавляющем большинстве женщины), вооруженные лишь фонендоскопом, до позднего вечера ходят там, где даже милиция в одиночку не появляется.

Скажите, кто гордится своим дипломом врача?
Никто не будет нас уважать, если мы этого сами делать не будем. Надо вдумчиво принимать не более 5 человек в час, постоянно повышать квалификацию: сгорать надо, светя другим, а не ради улучшения качества медицинской документации и снижения показателей экспертизы временной нетрудоспособности.
Полностью согласен с И. Волынцом: нужна модернизация здравоохранения. И незачем изобретать велосипед. Достаточно обратить внимание на западных соседей.

Позволю напомнить ряд основополагающих тезисов.
От системы здравоохранения состояние здоровья населения практически не зависит. ВОЗ уже давно определила, что на него, в первую очередь, влияют образ жизни, наследственность и окружающая среда.
Ответственность за свое здоровье несет сам человек; если это касается ребенка, то его родители.
Основной фундамент медицины — первичное звено, т. е. участковая служба.
Каждый должен заниматься своим делом. Это прописная истина.

Чему надо научиться у наших соседей — так это считать деньги. Мы их просто выбрасываем! Профилактическое направление в медицине — все же иллюзия. Пусть этим занимаются валеологи, диетологи, патронажные медсестры и т. д. Население должно само решать, какой образ жизни вести, и нести полную ответственность.
Необходимо снять не менее 80% бумажной работы с плеч участкового врача, пока мы не похоронили под ней последних участковых педиатров. Главная задача доктора — думать, а не писать.

Также необходимо избавить участковых врачей от функции органов социальной защиты и образования. Зачем детские сады и школы гоняют детей в поликлинику за никому не нужными справками? Половина простудных заболеваний не требует врачебной помощи, а половина госпитализированных детей преспокойно могла бы выздоравливать, получая лекарства, дома. Почему родители без санкции врача не могут оставить больного ребенка дома? А чтобы привести его в сад, нужна именно врачебная проверка на чесотку, педикулез, как будто этого не могут сделать в детском саду! Я уже не говорю о постоянных хождениях родителей с целью освобождения их чад от физкультуры, школьного питания и т. д. Назвать все это медициной язык не поворачивается!

Настоящим, грамотным специалистом врач становится лишь после 10 лет полноценной работы по специальности. Но в поликлиниках молодые доктора мечтают, как бы поскорей избавиться от тамошней рутины.

Усиление именно лечебной работы на участке неизбежно приведет к повышению квалификации врачей, повысит их авторитет и самоуважение, разгрузит стационары и диагностические центры, что высвободит значительные средства и позволит гордиться нашей профессией.