Хирург Сергей Мечковский: В Минской областной больнице доступны все пластические операции, что делают за рубежом

Победителем Республиканского конкурса на звание «Лучший врач 2007 года» в номинации «Врач-хирург» назван Сергей Мечковский, из Минской областной клинической больницы, кандидат медицинских наук.

Считаете себя баловнем судьбы?
Нет. Баловень — это когда на тебя все блага и возможности валятся без видимых усилий. Я же всего добиваюсь своим трудом. Впрочем, один неоценимый подарок судьба преподнесла, за что бесконечно ей благодарен: в нужный момент свела с Владимиром Подгайским. Проходил интернатуру в Минской областной больнице, где мы и познакомились. Вскоре он отыскал меня в Крупках и пригласил на работу. Его считаю учителем и в профессии, и в жизни.

Чем из сделанного можете гордиться?
В 2004 году на кафедре хирургии БелМАПО защитил кандидатскую диссертацию по трубному бесплодию у женщин. С профессорами Игорем Гришиным и Владимиром Подгайским выпустили монографию по очень актуальной теме «Микрохирургия трубного бесплодия».
Автор и соавтор 30 научных статей, опубликованных в отечественных и зарубежных журналах; более 10 изобретений. Но главное, что все это время я не выпускал скальпеля из рук…

Первую самостоятельную операцию помните?
Конечно. Даже фамилию пациентки. На 6 курсе мединститута, здесь, в областной больнице. Липома на спине, около 5 сантиметров в диаметре. Трясущимися руками обезболил, сделал разрез. Взмок, но липому достал. Хирурги сказали, что все сделано чисто.

Центр реконструктивной и пластической хирургии на базе вашего отделения известен операциями реплантации — пришиваете оторванные пальцы, кисти. Это направление вашей деятельности является основным?
В 1985 году благодаря стараниям профессора Игоря Гришина было создано единственное в Беларуси микрохирургическое отделение, которое возглавил Владимир Подгайский. Начинали с операций по реплантации различных сегментов конечностей. Все делалось на пике популярности реконструктивной хирургии, о каждом таком случае, как о сенсации, писали газеты. Теперь это обычное дело — больше 100 операций в год. Процесс не стал менее кропотливым и трудным. Бывает, привозят пациента, а у него 10 пальцев оторвано. Это не меньше 10 часов работы для 2 бригад хирургов. Всего делаем более 1000 операций в год.
В последнее время востребована хирургия красоты, восстановительная пластика.

Специалистам отделения доступны те операции, что делают за рубежом?
Практически все: хирургия стареющего лица (блефаропластика, ринопластика, круговые подтяжки лица, шеи, подбородка). Большее распространение получает пластика тела — мастопексия, абдоминопластика, липоскульптура. 70–80% из тех, кто обращается к нам, — женщины. Мужчины менее озабочены внешностью, у них полно других возможностей утвердить себя. Хотя, не скрою, в последнее время и сильный пол приходит за молодостью и красотой.

Вы в гороскопы верите?
Если звезды советуют из дома не выходить, на работу все равно еду. При операциях полагаюсь на знания и силы. Если чувствую, что смогу выстоять у операционного стола, берусь за работу независимо от того, что «говорят» звезды.
В глубине души чувствую, что многое в судьбе предопределено. Я школу закончил с золотой медалью и сразу сказал родителям: «Поступаю в медицинский, буду хирургом».
В семье медиков не было, с профессией близко не знаком. Но, видимо, что кому предназначено, небесами программируется: по гороскопу я — «Дева», а из них всегда получаются хорошие врачи и учителя.
Горд за всех врачей — наше мастерство оценили. Благодарен хирургам своего отделения, без них я бы ничего не достиг. У нас замечательный коллектив, и это заслуга всех сотрудников центра реконструктивной и пластической хирургии. И в первую очередь нашего руководителя — профессора, доктора медицинских наук Владимира Подгайского.

Что помогает вам расслабиться, отдохнуть?
И работа, и хобби у меня — хирургия. Когда выбирал профессию, четко не понимал, что она требует полной отдачи. Пришить руку, ногу, вернуть им функцию — это неустанный труд, требующий всего тебя, без остатка. Здесь не скажешь: рабочий день окончен, а будешь стоять за операционным столом, сколько надо. И дома из головы операция не выходит, волнуешься, анализируешь. А еще — научная работа, литература по специальности. Они не в тягость, а в радость. Отдых — дома у телевизора или на даче, на травке. Не на грядках, конечно.
Такая жизнь возможна, если надежен тыл. Мне с женой повезло. На ней вся домашняя работа, она успевает ухаживать за мной и сыном. Он парень с характером. И однажды так же, как я, заявил: буду хирургом.

Вы умеете смотреть на себя со стороны?
...Вижу, что я разный: в зависимости от дня, часа, жизненной ситуации. Когда мне было 20 лет, думал, что жизнь такая большая, впереди времени уйма. А теперь вижу, что жизнь, как остановка поезда, а сделано еще так мало...