Насколько люди с психическими отклонениями опасны для общества, толерантно ли само общество по отношению к таким людям?

На начало октября 2013г. в Беларуси на всех видах учета состояло 291 тыс. человек с психическими заболеваниями. Самым высоким уровнем заболеваемости отметились Гродненская, Гомельская и Брестская области, самым низким - Витебская. Несмотря на то что за 9 месяцев т.г. число впервые выявленных пациентов с психическими расстройствами и расстройствами поведения сократилось, однако проблема не потеряла своей актуальности. В частности, за этот период на 167 человек увеличился показатель первичной инвалидности, обусловленный психическими заболеваниями.
Насколько люди с психическими отклонениями опасны для общества, толерантно ли само общество по отношению к таким людям Modus vivendi выяснял у доцента кафедры психиатрии и наркологии БелМАПО Олега АЙЗБЕРГА.

- Известна шутка: «В больницу психиатрического профиля можно попасть только двумя путями: через приемный покой и через отдел кадров». Руководствуясь какими соображениями вы сознательно ступили на второй путь?

- Здесь можно говорить о ряде факторов: во-первых, профессия дает более многогранный взгляд на человека - не такой механистический, как в других дисциплинах, поскольку психиатрия рассматривает человека в целом, а не как набор органов и тканей.

Во-вторых, специальность предполагает склонность врача к рефлексии, анализу мотивов человека, в какой-то степени к самокопанию. В-третьих, кафедра психиатрии в институте произвела более благоприятное впечатление, чем остальные, к тому же известна ролевая модель, когда на студентов оказывают влияние старшие коллеги.

С пациентами впервые столкнулся в кружке по психиатрии на кафедре мединститута - нам показывали пациентов с достаточно серьезными формами психических расстройств: тогда казалось, что психиатрия - наука, занимающаяся только тяжелыми больными. Хотя это скорее особенности того времени - в середине 1990-х так, по сути, и было, сейчас на амбулаторном и стационарном лечении большой процент людей с сохраненной социальной дезадаптацией: очень часто даже окружающие не подозревают, что эти люди страдают какими-то психическими расстройствами.

МИФЫ И ПРОФИЛАКТИКА

- Какие психические расстройства и расстройства поведения, прописанные в рубрике F Международного классификатора болезней (МКБ-10), чаще всего встречаются у белорусов?

- В этом вопросе стоит разделять распространенность расстройств и количество пациентов, обратившихся за помощью. К примеру, наркологических больных у нас на контроле больше, чем психиатрических, и это притом что зависимость от наркотиков и алкоголя - латентные заболевания и в поле зрения специалистов попадает относительно небольшой процент людей с такими проблемами. Примерно то же самое можно отнести и к другим болезням рубрики. Конечно, если у человека возникают психозы шизофренического спектра, это становится сразу заметно и пациента госпитализируют, но при тех же тревожных расстройствах клиника не настолько очевидна, а люди, даже осознающие, что с ними что-то происходит, стесняются обратиться по адресу.

Хотя большой внутренний дискомфорт при ненарушенной социальной адаптации - это тоже один из критериев болезни.

- Как отделить людей с психическими расстройствами, опасных для общества, от тех, кто не представляет угрозу для окружающих?

- Пациентов с высокой социальной опасностью крайне мало: процент преступлений, совершенных больными, проходящими лечение, ничтожен. В сфере риска находятся люди, не получающие медицинскую помощь, большинство из них страдают алкогольной зависимостью. К тому же для пациента с тяжелой симптоматикой свойственна и дезорганизация поведения - он не в состоянии запланировать и затем совершить преступление. То, что психически нездоровые люди социально опасны - это миф.

- Но чтобы ситуационно ударить человека, скажем, арматурой по голове, ничего планировать не надо...

- Это нехарактерный пример. Тем более что очень многое зависит от навязанных обществом стереотипов. Просто если что-то подобное случается, это сразу получает огромную огласку. Это все равно что суицид, совершенный известной личностью, а если с жизнью решил расстаться обычный человек, это становится всего лишь сухими цифрами статистики.

На мой взгляд, тут проблема немного в другом: когда в целях профилактики преступлений пытаются ужесточить контроль, в т.ч. по отношению к психически нездоровым лицам, это может привести к обратному эффекту - люди начинают бояться обращаться к профильным специалистам. В конечном итоге это может привести только к ухудшению ситуации, хотя на этот счет существуют и альтернативные точки зрения.

ФОРУМНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

- Раньше довольно обидными считались фразы наподобие «сдам тебя в дурку», «посажу на маршрут 18-го автобуса в Новинки» и т.д. За последнее время отношение общества к психиатрическим заболеваниям сильно изменилось?

- Степень нетерпимости явно стала меньше, причем не только к пациентам, но и к профильным специалистам - психиатрам, психотерапевтам. Раньше часть грязи, которую общество кидало в больных с психическими расстройствами, автоматически прилипала и к врачам.

Люди перестали стесняться - сейчас в компании знакомых кто-то спокойно может рассказать, что принимает антидепрессанты или записался на прием к психотерапевту. Тема психического здоровья сейчас людей не закрепощает в такой степени.

К тому же сейчас стараются постепенно отходить от старых терминов, окрашенных в негативные тона и имеющих соответствующие ассоциации. В современной классификации нет понятия «истерия», отсутствуют такие термины, как «дебил», «имбецил» - сейчас вся эта симптоматика относится к такому заболеванию, как умственная отсталость.

Ныне во многих странах мира проводятся кампании по дестигматизации психических заболеваний, снятия этого клейма. Тема достаточно актуальна, хотя определенная осторожность в обществе по-прежнему присутствует. К примеру, одна из немецких клиник специализируется на лечении психических расстройств у спортсменов - люди настолько боятся огласки, что лечатся под фальшивыми диагнозами (например, перелом бедра), а достаточно известные личности и вовсе проходят курс лечения под другими фамилиями.

- Наступит ли время, когда люди будут так же спокойно относиться к своим психическим расстройствам, как к гастриту или гриппу?

- Такого не произойдет по ряду причин, но замечу, что сейчас отношение пациентов к психическому здоровью стало более серьезным. Если раньше, когда люди приходили на прием в первый раз, они рассказывали об истории лечения у бабок, знахарей, экстрасенсов и прочих шарлатанов от медицины, то теперь многие более подготовлены - читают специализированную литературу, некоторые даже пытаются самостоятельно поставить себе диагноз. Сейчас, даже когда назначаешь какие-то медикаменты, люди часто заходят в Интернет, чтобы заранее оценить эффективность назначенного лечения.

Но у этой грамотности есть и обратная сторона: на форумах в Интернете в основном отписываются пациенты, по разным причинам не удовлетворенные лечением, не доверяющие врачам. И когда человек попадает на такой форум с целью получения информации, у него создается впечатление, что заболевание страшное, устойчивое к лечению, а у медикаментов много побочных эффектов. Поэтому к сбору информации надо подходить осторожно и при этом повышать доверие к врачам.

ГОНДУРАС И ГВАТЕМАЛА

- Какова роль родственников в лечении пациентов с психическими расстройствами? Часто можно столкнуться с ситуациями, когда человека пытаются сдать в больницу для лечения в корыстных целях - допустим, чтобы лишить его жилплощади?

- Прямой корыстный интерес редко встречается, тем более что человека в стационар надолго не сдашь - сроки лечения ограничены. Препятствие выздоровлению больного со стороны родственников иногда может происходить по бессознательным мотивам. К примеру, известен устоявшийся стереотип семейных отношений: алкоголик испытывает чувство вины и им можно легко манипулировать. И когда человек перестает употреблять алкоголь, супруг или супруга пациента не могут реализовать привычный для них стиль поведения, из-за чего испытывают дискомфорт - им удобнее, когда их партнер по семейным отношениям страдает зависимостью. Но это не явный, а, повторюсь, бессознательный саботаж.

Бывает, родственники не принимают факт психического заболевания члена семьи: считают, что человек просто переутомился, ему ошибочно выставлен диагноз, и отговаривают его от лечения. А есть родственники, которые оказывают врачу существенную помощь в лечении, без них результаты терапии были бы значительно хуже. Единого механизма поведения у родственников больных нет.

- Некоторые заболевания в разной степени зависят и от экономического развития страны. Если человек социально незащищен, с тревогой ждет очередной девальвации, он склонен заработать психическое расстройство на этой почве?

- Вряд ли, для этого нужны сопутствующие факторы. Тем более что даже в самых благополучных обществах, где фактически идеально выстроена социальная система, где поддерживают людей, оказавшихся без работы или попавших в другие кризисные ситуации, достаточно высок процент людей с повышенной чувствительностью к психическим травмам, жизненным изменениям. Для качества жизни важно субъективное сравнение себя с другими людьми и с собственными идеалами. Известно, что высокий уровень субъективной удовлетворенности жизни есть в Гондурасе и Гватемале, которые сложно отнести к развитым экономическим странам. Конечно, очевидно, что в бедных слоях населения процент выявленных психических расстройств выше, чем в среде обеспеченных людей, но это не жесткое правило, а экономическое развитие страны - косвенный фактор.

- О вас ходит молва как о серьезном меломане. Какую роль занимает современная академическая музыка в вашей работе с пациентами?

- Это хобби, к работе с пациентами никакого отношения не имеющее. Существует такое понятие, как терапия искусством (музыкой, изобразительным творчеством и т.д.), но у врача должна быть определенная склонность к вовлечению таких методов в процесс лечения. У каждого специалиста свой стиль, но на практике он все равно руководствуется чужими изобретениями. Вы хотели бы оперироваться у хирурга, который делает другой разрез только потому, что он человек творческий? Точно так же и в психиатрии: мы используем апробированные методики, в отношении которых уже проведены исследования, доказывающие их эффективность.

Конечно же, каждый врач при общении с пациентами применяет свой стиль. Особенно это касается ситуаций, когда важен не чисто медицинский аспект проблемы, а социальный и психологический - например, как сам пациент воспринимает свои проблемы, в чем он видит их причины и пути решения. Это учитывают и врачи других специальностей, но фактор общения в психиатрии играет значительно большую роль, чем в других разделах медицины.

Евгений Кечко