Послеродовая депрессия - это не упадок настроения, а заболевание с эмоциональными, когнитивными и соматическими нарушениями

«Он постоянно вытаскивает из пеленок ручки! — в ожидании автобуса громко жалуется по телефону молодая женщина. — Я уже и туго его закручиваю, и одеяльцем сверху… Все равно: заходишь в комнату — раскрытый. Бесит». Последнее слово услышала вся остановка. Неодобрительно косясь на молодую маму, две пожилые женщины начали обсуждать, «какая нынче разбалованная молодежь»…

К сожалению, слово «бесит» некоторых рожениц характеризует буквально. Новый статус, груз ответственности, огромное количество обязанностей не лучшим образом отражаются на эмоциональном состоянии молодой мамы. Совокупность психических нарушений в этот период называют послеродовой депрессией. Она проявляется не только плохим настроением, апатией, инертностью — в тяжелых случаях способна привести к суициду матери, смерти малыша.

Об этом расстройстве упоминал еще Гиппократ. Сам термин, звучавший как «депрессия послеродового периода», появился в 1968 году (его предложил американский психиатр Брюс Питт).

О том, что скрывается за аббревиатурой «ПД», рассказывает врач-психотерапевт 2-го амбулаторно-поликлинического психотерапевтического отделения ГПНД Минска Екатерина Михаленок:

Это не упадок настроения, а заболевание с эмоциональными, когнитивными и соматическими нарушениями, которые гасят интерес к жизни. Даже при незначительной нагрузке отмечается выраженная утомляемость. В числе симптомов — бессонница, плохой аппетит; отсутствие сосредоточенности, сниженная самооценка; постоянные самообвинения, желание уйти из жизни.

Послеродовая депрессия — комплекс психопатологических расстройств (иногда в сочетании с соматическими), развивающихся в течение 6 недель после родов. По различным данным, послеродовая депрессия регистрируется у 15–20% женщин.

Что провоцирует развитие такой депрессии?

Выделяют несколько групп факторов.

Социальные: семья, круг общения (огромную роль играют близкие подруги и интенсивность общения с ними). Если женщина одинока, — не имеет крепкого мужского плеча, родных и друзей, — шансы на развитие послеродовой депрессии увеличиваются.

Физиологические: важен психический анамнез — были ли прежде тревожные состояния, депрессия до беременности. Учитывается тяжесть течения предменструального синдрома (ПМС): чем ярче негативные проявления со стороны психики, тем выше вероятность послеродовой депрессии. Врач должен знать также о наличии заболеваний половой сферы; осложнялось ли течение беременности, каков исход предыдущих.

Личностные: моральная зрелость, готовность к материнству, наличие душевных ресурсов для воспитания малыша.

Разлад с собой зачастую возникает еще в детстве: если между дочерью и мамой были натянутые отношения, то вероятен перенос негативной поведенческой модели на себя и своего ребенка. Внутренний диссонанс между испытанной в детстве «ролью» и нынешней любовью к собственному малышу приводит к депрессии.

Нельзя сказать, что при естественном родоразрешении риск развития послеродовой депрессии ниже, чем при оперативном. Потеря сил, усталость, родовые повреждения — с таким «багажом» принять материнство бывает непросто. Иногда у родильницы возникает своеобразный «комплекс жертвы»: например, кесарево сечение она воспринимает как серьезную полостную операцию с долгим периодом восстановления; боится потерять привлекательность, шов ее раздражает. Появляются эгоистичные мысли о своей жертвенности; женщина ищет заботы; когда жалеешь себя, то стопроцентно не даришь крохе свою любовь.

Парадоксально, но послеродовая депрессия часто встречается у страстно желающих ребенка: гипертревожность и повышенная ответственность делают психику уязвимой. Приводит к постродовым неврозам и «выстраданная» беременность, сопровождаемая патологией.

Каковы первые признаки послеродовой депрессии?

Состояние женщины после родов имеет стадии: на 4–5-й день меняется гормональный баланс (уровень прогестеронов и эстрогенов падает до прежнего значения). Отсюда сонливость, потеря настроения, плаксивость — так называемое послеродовое уныние, оно отмечается у 50–70% женщин; далее происходит адаптация к новому статусу мамы.

Хочется уединения; телефонные звонки с поздравлениями раздражают, выводят из себя даже близкие люди... Если послеродовая хандра и подавленность не препятствуют уходу за малышом, не разрывают социальные контакты, то это — либо следствие тяжелых родов, либо новизна материнства как такового. Организм со временем восстановится без специальной помощи. А вот когда уныние не покидает более 2 недель, надо обратиться к врачу.

Возможно отсроченное возникновение послеродовой депрессии (спустя несколько месяцев после родов и более).

Часто на признаки депрессии попросту не обращают внимания: мол, с кем не бывает. Но в таком состоянии мама рискует лишить малыша самого важного — теплоты и любви. Послеродовая депрессия — фактор, воздействующий на развитие ребенка в ранний период его жизни и частично определяющий его будущее. В некоторых исследованиях подчеркивается, что отдаленные последствия депрессии у матери влекут за собой многочисленные расстройства у детей.

Послеродовая депрессия варьирует от легких, стертых форм до психических расстройств. Как оценить степень тяжести состояния?

Осложненное течение послеродовой депрессии наблюдается в четверти всех случаев. Один из признаков — чрезмерный акцент мамы на мелочах: она постоянно говорит педиатру, что с малышом что-то не так (разубедить ее трудно), даже настаивает на госпитализации ребенка. Главный симптом — невыполнение материнских обязанностей либо машинальные манипуляции с ребенком («покормила–вымыла–положила»).

В то же время женщина боится осуждения; жалеет кроху — «вот попалась ему такая плохая мама»; впадает в панику от мысли, что кто-то узнает о ее внутреннем состоянии.

Считает, что ей никто не может помочь, «крест» материнства — только на ней. Комплекс вины перед
ребенком может привести к попытке убить его «во спасение».

Так называемые послеродовые психозы составляют 0,2–1% случаев тяжелых психотических расстройств; развиваются в первые 15 дней после родов. Клиническая картина — угрюмость, апатия, продуктивная симптоматика: зрительные, слуховые галлюцинации, дезориентация в пространстве и собственной личности, тревога, ажитация (двигательное аффективное возбуждение). Необходим экстренный вызов скорой, т. к. подобные нарушения приводят к необратимым последствиям для здоровья матери и новорожденного.

Лечится ли послеродовая депрессия?

Если молодая мама чувствует усталость, разбитость, то родственники обязательно должны помочь ей отдохнуть, понять ее желание уединиться, чрезмерную эмоциональность, плаксивость. И обязательно дать возможность высыпаться хотя бы 3 раза в неделю.

Существуют специальные анкеты для определения послеродовой депрессии. Женщина может пройти этот тест самостоятельно; однако нестабильное эмоциональное состояние молодой мамы не позволяет ей собраться с мыслями и осуществить экспресс-диагностику. Бдительными должны быть близкие.

Если течение послеродовой депрессии тяжелое, назначаются антидепрессанты; грудное вскармливание прекращается. Специалист подбирает медикаменты, безопасные с позиции риска суицида (ими невозможно отравиться).

Но медикаментозная помощь — явление редкое; обычно достаточно психотерапии (такие лечебные сеансы посещают 80% пациенток с послеродовой депрессией). Сам факт, что женщина идет заниматься своим здоровьем, облегчает ее состояние, избавляет от гнетущих мыслей. Как правило, достаточно 5–7 сеансов; специалисты дадут рекомендации, как ей действовать в дальнейшем.

Облегчает послеродовую депрессию общение с другими молодыми мамами: проговаривание общих проблем снимает напряжение, настраивает на позитив.
Но не все женщины с серьезной послеродовой депрессией попадают к медикам. Некоторые прибегают к «идеальному», с их точки зрения, транквилизатору — алкоголю…

Говорят, что беременным ни в коем случае нельзя нервничать: на чувства среагирует ребенок. Отражается ли материнская депрессия на младенце?

Ее внутренняя напряженность передастся малышу, в прямом смысле слова, с молоком. Он плохо спит, сучит ножками, вздрагивает, отстает в весе; возможны неврологические расстройства и даже задержка в развитии.

У женщин, которые во время беременности внутренне метались, думали об аборте, а в раннем послеродовом периоде не испытывали искренней любви к малышу, дети по мере взросления часто болеют, проявляют нарушения поведения. Причина этих расстройств одна: на уровне подсознания кроха стремится привлечь мамино внимание; ребенку хочется заботы и любви.

Помогают ли партнерские роды избежать послеродовой депрессии?

Все зависит от роли мужа в семье. Если он — «контролер», то, при его желании видеть рождение малыша, он будет только усиливать тревогу и напряжение роженицы.
Если муж — «поддержка и опора», понимающий супругу во всех ситуациях, то его присутствие — безусловный плюс. Но женщина не должна насиловать его волю, заставлять быть при таинстве рождения, в противном случае стресс и, возможно, депрессивные состояния испытают оба.
Мужья должны быть готовыми к возможным изменениям в поведении любимой, иначе не избежать обид, вроде: «Она меня отталкивает, уходит». Надо поддержать ее, выслушать, вместе пережить «гормональные» неурядицы, это еще больше сблизит и сроднит супругов.
Если партнером в родах роженица планирует сделать сестру, подругу, мать, то важно их истинное место в ее жизни. В родзале нет места для нелюбви.

Может ли женщина обезопасить себя от послеродовых психологических проблем?

Обычно люди самонадеянно думают: «Ну, со мной такого точно не случится!». Даже очень стойкая психика способна сломаться при сильном стрессе.
Главное — быть чуткой к своим внутренним ощущениям во время беременности и после родов. Не зацикливаться на «правильности» контактов с малышом (сколько раз взяла его на руки, покормила и т. д.). Намного важнее — как это сделано. Гиперопека еще не забота, и новорожденный это чувствует. Растворитесь в любви к нему, она — венец всех чувств. Против такого состояния депрессия бессильна.

Так называемые послеродовые психозы составляют 0,2–1% случаев тяжелых психотических расстройств; развиваются в первые 15 дней после родов. Клиническая картина — угрюмость, апатия, продуктивная симптоматика: зрительные, слуховые галлюцинации, дезориентация в пространстве и собственной личности, тревога, ажитация (двигательное аффективное возбуждение). Необходим экстренный вызов скорой, т. к. подобные нарушения приводят к необратимым последствиям для здоровья матери и новорожденного.