Профессор Игумнов рассказал, как правильно воспитывать детей

Группа Hi-Fi когда-то пела: «И почему от доброты бывают так жестоки дети?». 2 октября – Всемирный день ненасилия. И в студии программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ Сергей Игумнов, психолог, профессор Белорусского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук.

Конечно, дети – это весело. Дети – это прекрасно. Дети – это радостно. Сегодня международный день ненасилия. И давайте определимся: что такое насилие? Вот, ремнем по попе дома – это насилие?

Сергей Игумнов, профессор, доктор медицинских наук, психолог:
Если это пропорционально поводу – это один вопрос. Но если на теле ребенка остаются множественные кровоподтеки, отражающие форму пряжки ремня, – это уже совсем другое.

Понятно, физическое воздействие – это все-таки насилие. Вопрос, как это потом сказывается на психике ребенка? Например, если у ребенка не идет таблица умножения, и его заставляют учить. А он уже сидит, глаза у него закрываются, и начинается ступор. Но его заставляют. Это насилие или нет?

Сергей Игумнов: Знаете, по международной классификации – это эмоциональное насилие. К нему относятся: обвинения в адрес ребенка, брань, крики, особенно систематические, унижение достоинства ребенка, принижение его успехов. Порою, родители ведь руководствуются и благими намерениями. Но, увы, результатом является сниженная самооценка, которая вредит дальнейшему развитию ребенка.

У каждого из нас есть инстинкт самосохранения. Как использовать во благо этот самый инстинкт? Где грань поведения ребенка? Потому что потом он может сесть на голову...

Сергей Игумнов: Известны такие слова: «Ребенок учится тому, что видит у себя в дому. Родители – пример ему». И, безусловно, само по себе поведение взрослых людей – это уже поведенческая азбука для ребенка. Можно декларировать самые благородные истины, но если в своем реальном поведении взрослые о них забывают, ребенок будет этому учиться. Ведь не случайно говорят, что самый примитивный способ воспитания – исключительно путем взаимодействия с ребенком. Родители вообще не воспитывают свое чадо, но дают ему поручения, как в первобытном племени: сходить, поставить корм для птички, разжечь костер и так далее.

А если он не выполняет это поручение? Если перевести на современный мир: не убирает свои игрушки? И какие шаги должен дальше предпринять родитель?

Сергей Игумнов: Оптимально, все будет зависеть от родительского упорства. Но по принципу: «Давай вместе соберем разбросанные тобой игрушки». И на этом настаивать. Причем возможны два крайних варианта: родители соберут эти игрушки сами либо будут стоять с ремнем над ребенком и принуждать его криками, стенаниями.

Возможно какое-то вербальное воздействие на ребенка? Или есть период, когда надо начинать на уровне общения добиваться выполнения своих родительских желаний?

Сергей Игумнов: Конечно, невербальное общение с ребенком начинается с того момента, как только что появившегося на свет младенца кладут на грудь матери. Это считается общепринятым в мировой практике. А изменение происходит уже в раннем подростковом возрасте, когда у ребенка возникает обостренное чувство телесной автономии. Представьте, погладить ребенка в пятилетнем и пятнадцатилетнем возрасте? Естественно, последний будет воспринимать это крайне негативно. И вот умение вовремя перейти с совершенно естественного в отношении маленького ребенка патронажа к партнерству – один из самых важных залогов успешного развития.

Современные родители немного отошли от воспитания детей. Они строят свою карьеру, жизнь, выполняют свои желания. Кто-то делает это очень активно, кто-то испытывает угрызения совести по этому поводу. Есть такое мнение, что дети растут рядом с нами, и мы не должны в них растворяться. А должны просто держать поблизости, чтобы они росли сами по себе...

Сергей Игумнов: По этому поводу можно привести наблюдения знаменитого итальянца Николо Маккиавелли, относящееся еще к 16 веку. Он пытался ответить на вопрос, почему дети выдающихся родителей редко наследуют их качества? И пришел к такому выводу – этих детей просто воспитывают слуги, которые, при всем желании, растят их, подобными себе. Исходя из этого, даже если есть возможность взять себе британского дворецкого и таиландских слуг, важно понимать, что есть вещи, которые можете передать своему ребенку только вы сами. Не случайно, что семья среднего достатка гораздо эффективнее решает воспитательные задачи, нежели какая-то поп-звезда, которая отстегивает ребенку миллионные состояния, но совсем его при этом не знает.

Сейчас перейдем к взрослой теме. Вопрос связан и с ребенком, и с взрослым, так как они всегда взаимодействуют: на чем строится отношение ребенка к деньгам и жизни? Надо ли постоянно говорить о том, что необходимо много работать, чтобы купить какую-то игрушку?

Сергей Игумнов, профессор, доктор медицинских наук, психолог: Безусловно, товарно-денежные отношения проникают в нашу жизнь глубоко. И молодая семья с материальными проблемами сталкивается задолго до зачатия ребенка. А ему, действительно, надо дать столько, сколько он может вместить, в том числе и психологически. И если деньги фетишизируются, то это напоминает карго культ на островах Полинезии. В годы Второй мировой войны там плавали американские транспортные корабли. Иногда их взрывали японцы, а иногда они сами делились товарами с местным населением. И вот у населения сложилось впечатление, что это настоящий дар богов. Причем случайный: то он есть, то его нет. А какие жертвы надо принести, чтобы транспорт постоянно терпел крушение именно у их берегов, они не знают. Так вот, чрезмерное вовлечение ребенка в мир товарно-денежных отношений приводит к тому, что он начинает расти с убеждением, что все проблемы только в наличии и количестве денег.

Вернемся к взрослой психологии. А что насчет белорусов? Часто говорят, что мы - толерантная нация, скромная, трудолюбивая. Но психологи также отмечают, что это может являться источником психологических проблем. Например: один мой знакомый первый, кто открыл гипермаркет в Беларуси. И увидел, что товары, которые продаются на Западе быстрее всего, у нас не продаются совсем. Он впал в состояние паники. В результате совершенно случайно выяснили, что товары должны ставить на нижнюю полку. Ведь наши люди из-за своей скромности ходят и смотрят себе под ноги. И только таким образом товары стали продаваться. Это источник психологических проблем или наша национальная черта? Может, это предается по наследству?

Сергей Игумнов: Есть разные национальные традиции. Ходят, потупив очи долу, не только белорусы, но и японцы, потому что это у них национальная традиция. И пялится друг на друга у них считает неприлично. Поэтому к этому нужно относиться, как к данности. При всей разности наших народов, у японцев имеется, я бы сказал, особое отношение к белорусам.

Многие наши люди до сих пор стесняются обращаться за помощью к специалисту, даже если гром грянул. И никто не хочет признаваться в том, что он – псих. Таково общественное мнение. Как переломить такую ситуацию?

Сергей Игумнов: Я приведу чисто статистические примеры. В настоящее время, в нашей стране помощь людям оказывают свыше 1200 психиатров и наркологов, 300 психотерапевтов, и порядка 500 психологов, работающих только в системе здравоохранения. Гораздо больше их в системе образования и министерстве труда и социальной защиты. Уже сами эти цифры говорят о том, что такая помощь востребована. Но это не предел. Возьмем столицу Австрии, город Вена: в нем практикуют 5000 лицензированных психотерапевтов.

Вот почему такая разница? Почему мы не спешим делиться своими проблемами и держимся до последнего, пока нас не разорвет на части?

Сергей Игумнов: Вопрос тут в психологической культуре населения. Ведь от недостатка таковой, у человека мало словесных навыков для выражения своих проблем и невзгод. В результате, человек либо их накапливает, от чего делает их уже телесным грузом, и причиной развития психосоматических заболеваний, среди которых болезни сердечно-сосудистой системы, артериальные гипертензия, язвенная болезнь желудка, бронхиальная астма. Либо периодически эти накопившиеся проблемы выражаются некими неконтролируемыми эмоциональными взрывами. И это тоже весьма опасный способ разрядки.

Вот выяснили, что нужно не бояться обращаться к психологу. А когда следует обратить внимание на себя и почувствовать, что что-то не так? Все мы всегда пытаемся доказать, что у нас все нормально и это просто недосып, усталость, перегрев на работе.

Сергей Игумнов: Один мой уважаемый коллега, профессор психологии жил какое-то время в Америке в семье инженера. И каждую субботу этот рабочий утром куда-то уходил. Как оказалось, он ходил к своему личному психологу. Когда его спросили об этом, он ответил: «Я вчера случайно проехал на красный свет». И у него при этом не было проблем с полицией. Просто человек понял, что его внимание рассеялось, и какие-то психологические проблемы у него обострились. В таком случае, нам всем каждый день надо посещать специалиста. И сейчас как раз такой момент, когда у людей закладывается фундамент на целый рабочий день. Кто-то недоспал, недоел или еще по какой-то причине чувствует себя не самым лучшим образом.

Вот посоветуйте, какую мантру людям каждое утро говорить себе, чтобы держаться в узде?

Сергей Игумнов, профессор, доктор медицинских наук, психолог: Простые вещи, всегда самые сложные. Но я бы предложил воспользоваться советом классика психотерапии Эмиля Коэ: «Отныне и с каждым днем мне во всех отношениях становится все лучше и лучше».