Спортивный врач Загородный Геннадий: Средний уровень минского спортивного врача не хуже, чем у коллеги из Европы или Америки

Они не забивают голы, не стоят на пьедестале почета, им не аплодируют трибуны. Их удел — скромно стоять у бортика хоккейной площадки или у кромки футбольного поля. И первыми приходить на помощь спортсменам, когда с ними беда

Врач хоккейной сборной Беларуси, заведующий кафедрой спортивной медицины и лечебной физкультуры Белорусской медицинской академии последипломного образования (БелМАПО) Геннадий Загородный — один из них. Док, как называют его в команде, — признанный авторитет не только среди спортсменов, но и среди специалистов.

Интересная у вас работа, Геннадий Михайлович. Правда, насколько мне известно, на спортивного врача нигде не учат. Вспоминается, что знаменитый доктор сборных СССР по футболу и хоккею Олег Белаковский стал им случайно, по протекции друга детства — легендарного Всеволода Боброва. А с чего начиналась ваша спортивная врачебная стезя?

Действительно, пока спортивных врачей в нашей стране не готовят. В БелМАПО сущест­вует кафедра спортивной медицины. Выпускники медуниверситетов — белорусских или зарубежных — могут пройти там четырехмесячную переподготовку. После этого они получают право заниматься спортивной медициной. Я же, в 1995-м окончив мединститут, затем три года работал на кафедре спортивной медицины в Академии физвоспитания, столько же — в Республиканском цент­ре спортивной медицины. После этого в моей биографии были футбольный клуб «Динамо-Минск», хоккейные «Керамин» и «Динамо». Соответственно, шесть лет отдал футбольной сборной Беларуси и три года — хоккейной. Возможно, в свое время руководителю минского «Динамо» Юрию Чижу и мою кандидатуру кто-то предложил. К тому времени мне удалось первым в нашей стране защитить кандидатскую диссертацию по разделу «Спортивная медицина». А в футбольном клубе я прошел такую школу жизни, за которую очень благодарен Юрию Александровичу.

А так ли велика разница между, скажем, врачом общей практики в поликлинике и док­тором спортивной команды?

В принципе, и в спортивной медицине, и в клинической нужно соблюдать требования, которым тебя учили на студенческой скамье. А различие в том, что в спорте обязанности врача не ограничиваются узкомедицинскими функция­ми. По возможности ты должен владеть и функциональной диагностикой, и терапией, и основными вопросами травматологии, питания, диетологии. Хотя понятно, что за специализированной помощью следует обращаться к соответствующим специалистам. 

Довелось бывать в зарубежных клиниках, и я могу однозначно утверждать: средний уровень нашего столичного врача не хуже, чем у коллеги из Европы или Америки. Главная проблема у нас — ограниченность доступа к современным технологиям диагностики и лечения. Хотя в последнее время в Беларуси сделаны очень серьезные шаги вперед по всем направлениям, особенно в травматологии, нев­рологии, онкологии.

Поработав и с футболистами, и с хоккеистами, можете их сравнить?

Как сказал один опытный тренер, разница между ними в том, что футболисты играют в коротких трусах, а хоккеисты — в длинных. Конечно, мужественности в хоккее больше. Это более силовая, контактная игра. А еще у хоккеистов довольно высокая исполнительская дисциплина в плане медицинского контроля, питания, отдыха, чего зачастую не видел в футболе. Хотя это уже в первую очередь проблема отношения самих спортсменов к своему делу. И здесь в качестве полярных примеров можно привести, с одной стороны, Сергея Корниленко, а с другой — игравших с ним в одной команде братьев Цыгалко. Нельзя сказать, что Корниленко был сверхспособным. Но огромное желание играть и сумасшедшая работоспособность помогли Сергею стать отличным футболистом, попасть в сборную страны. А в талант Цыгалко Малофеев и другие тренеры верили, а братья его растратили явно не на футбол…

Врачу постоянно приходится сталкиваться с травмами игроков…

В хоккее хватает неожиданных травм. Так, Сергею Колосову однажды лезвием конька подрезали ухо — счастье, что не была задета шея. Приходилось накладывать швы, когда были повреждены губы, брови. Володе Денисову зашивал спину. В игре у него задралась экипировка и был поранен обнажившийся участок тела. Вообще игрокам часто приходится накладывать швы: и прямо на скамейке запасных, не говоря уж про раздевалку, где это обыденное дело, и даже в аэропорту.

Как правило, спортсмены стремятся делать операции за границей — в Испании, Германии, в той же знаменитой клинике доктора Пфайфера.

Я знаком с доктором Пфайфером. У него действительно прекрасные условия для лечения и особенно для реабилитации спортсменов. Там работают отличные специалисты. Но и у нас врачи не хуже — в центрах спортивной медицины, травматологии и ортопедии. Так что, считаю, к примеру, не стоит ехать в Германию оперировать мениск. Зачем тратить около 5 тысяч евро, если эту операцию успешно сделают и в Минске? Был в «Динамо» хоккеист Байрон Ритчи. Ему потребовалась операция. У нас такую же успешно сделали Сергею Заделенову. Но Ритчи попросил отправить его в Финляндию. Операцию там сделали не совсем удачно, затем повторную. Но играть он не мог. В итоге пришлось хоккеисту в третий раз ложиться на операционный стол и выполнить то, что мы рекомендовали раньше. В результате абсолютно неоправданного недоверия к нашей медицине он потерял сезон.

Доктор в спортивной коман­де и главный кормилец. Действительно приходится составлять меню и дегустировать блюда?

Насчет дегустации — преувеличение, а вот меню на самом деле составляю. Причем индивидуально для каждого игрока с учетом его привычек и пожеланий. К примеру, кто-то не любит свинину, а кто-то — курятину. Один утром ест меньше, а другому, наоборот, требуется солидная порция, и так далее. Все особенности питания игроков врач должен знать. Хотя, безусловно, общее правило — на столе должны быть овощи, фрукты, рыба, мясо. Да еще иногда приходится убеждать спортсменов, что и дома они должны хорошо питаться. И не жалеть на это денег, ведь они достаточно высокооплачиваемые люди.

Поэтому необходимо покупать семгу, форель, печень трески, икру.

Объясняем, что овощи и фрукты — это не картошка и бананы, а чипсы и кока-кола — не перекус. Что касается национальных пищевых привычек, то заметил на последнем хоккейном чемпионате мира, что, например, французы больше налегали на овощи, американцы ели много сандвичей и мюсли, а наши предпочитали мясные блюда.

И еще врачу в команде нужно быть хорошим психологом. Следует знать, что, когда, кому и как сказать. Важны и интонация, и мимика. Например, к Андрею Мезину в день матча лучше не подходить, настолько он сосредоточенно готовится к игре. А с Виталием Ковалем можно спокойно разговаривать на любые темы. Кого-то нужно подбодрить, но ни в коем случае не накручивая, а иному и крепкое слово в качестве напутствия понадобится. В спортивных командах быстро разбираются в искренности твоих действий, поэтому двойственность, интриги и обманы здесь не проходят.

Иван Кахнович, «МК»