10-кратный чемпион мира по тайскому боксу минчанин Виталий Гурков: При росте 186 сантиметров я вешу 76 килограммов. Но бываю еще стройнее

Минчанин Виталий Гурков -  10-кратный чемпион мира по тайскому боксу.  Doktora.by объединил в один материал фрагменты трех интервью спортсмена белорусским СМИ, в которых он рассказывал о своем образе жизни, питании и психологической подготовке.

Корреспондент «КП» встретился с Виталием Гурковым в начале декабря  в торговом центре напротив Университета физкультуры. Виталий с аппетитом доедает булочку, поясняя, что вскоре не сможет себе этого позволить.

- 25 января титульный бой за звание чемпиона мира по тайскому боксу среди профессионалов, надо готовиться. Для этого на данный момент нужно сбросить килограмм шесть.

- Ого, да вы и сейчас-то худой, сколько весите?

- При росте 186 сантиметров - 76 килограммов. Но бываю еще стройнее (улыбается). Как худею? Уберу углеводы, все мучное, сладкое и соленое. Перейду на пресную пищу: на овощи, фрукты, рыбу, мясо и воду. Я привык держать себя в форме, но с каждым годом сбрасывать лишние кило становится все сложнее, мне ведь уже 28.

- В обычной жизни вам приходится применять силу?

- Моя жизнь, скорее, борьба с самим собой. Я каждый день себя ругаю: заставляю вставать, идти тренироваться. Это постоянный выбор: съесть булочку - не съесть, пойти - не пойти. Постоянные вопросы к самому себе: для чего и что потом?

- Зато вы, как посмотрю, слишком уж правильный: и вредных привычек у вас нет, и в бары не ходите…

- У меня этот год выдался довольно скучным: большинство друзей уехали из Беларуси, зарабатывают деньги кто в Москве, кто в Санкт-Петербурге. Поэтому в кино или на концерт часто хожу один.

А вот алкоголь спортсменам категорически противопоказан. Потому что то, что нарабатывается месяцами (а на это уходят время, сила и деньги), можно зачеркнуть за один вечер гулянки.

- А как преодолеть себя и так же, как вы, с поломанным ребром выйти на ринг?

- Страшнее допустить мысль, что ты можешь проиграть. Я этого не приемлю. А боль - это не страшно, главное не думать о ней. В таком виде спорта жалости к себе быть не должно. Если все-таки есть - занимайся чем-нибудь другим. А жалеть будет мама, потом.

- А было так больно, когда хотелось уйти из спорта?

- Чаще эта боль не физическая. Скорее, морально-психологическая, когда не получается и кажется, что ты уже достиг потолка.

В спорте тебя выжимают до последнего, а потом ты никому не нужен. Вот этот ритм очень давит, особенно поначалу, когда нет передыха. Главное - не сорваться эмоционально. Для расслабления я недавно начал заниматься йогой, она хорошо помогает и от бессонницы.

О спорте и политике (в интервью Радио «Свобода» и Goals.by)

Я не знаю, что такое спорт вне политики. На каждых соревнованиях бывают подводные течения, какая-то политика: этих пропускаем, а этих не пропускаем. Сегодня мы возьмем пять допинг-проб, а из них три — у белорусов. Всюду есть политика.

«Все наши ребята уже сталкивались с судейским произволом»

Кажется, в единоборствах все просто: кто на настиле, тот и проиграл. Однако до настила дело не всегда доходит. Порой по окончании боя на ногах остаются оба соперника. И здесь уже решают арбитры. Неоднозначность судейских вердиктов — вот что роднит муай-тай с художественной гимнастикой.

«Выхожу на бой. Сразу понял, что судьи — сливная бригада. Что это значит? Это значит, что выиграть невозможно».

— Мы постоянно страдаем от этого. Все наши ребята уже сталкивались с судейским произволом. Я в последний раз угодил в подобную ситуацию месяц назад в Санкт-Петербург на Всемирных играх боевых искусств. Для нас это как Олимпиада. В предварительных боях мне «повезло» попасть на сильных спортсменов. Некоторые были выше меня на голову. Достаточно странно, учитывая, что редко встречаю таких же рослых людей, как и я, в весе до 71 килограмма. Во втором бою я пропустил сильный удар с колена в ребро. Образовалась трещина. Ужасное состояние. Невозможно было ни пошевелиться, ни посмеяться, ни чихнуть. Невыносимая боль. Но я прошел дальше. В финале попал на россиянина, который добрался до него в легком режиме. Его подтягивали, как могли. Все-таки представитель России. И вот я выхожу на бой. Сразу понял, что судьи — сливная бригада. Что это значит? Это значит, что выиграть невозможно.

Турнир предваряло видеообращение Владимира Путина. Поединки активно транслировались по российскому телевидению. Плюс на многих боях присутствовали серьезные политические чиновники. А мой бой был определяющим. В случае победы моего соперника Россия занимала первое общекомандное место, в случае поражения первенствовал Таиланд. В общем, все было против меня.

В первом раунде поджимал соперника. Бегал за ним. Но не мог толком ударить из-за дикой боли в ребре. Понял, что боковые удары руками и ногами наносить просто не в состоянии. Тяжело все-таки, когда ребро хрустит. В арсенале оставались только прямой удар руки и борьба в клинче. Однако и во втором раунде я переиграл соперника. В третьем благодаря адреналину вообще перебил. Даже боль в ребре позабылась. В общем, выиграл без вопросов. Россиянин избегал работы, элементарно не хотел выигрывать бой — он не нанес ни одного акцентированного удара! Впервые столкнулся с чем-то подобным в моей практике. Этот чувак постоянно убегал. Но вопреки абсолютно всем спортивным законам победу отдали ему.

— Что насчет апелляции?

— Не было смысла ее подавать. Абсолютно все судьи отдали победу сопернику. Даже одного человека не нашлось, кто встал бы на мою сторону. Хотя третий раунд я точно выигрывал в одну калитку. Мне было просто обидно до слез. Был хорошо готов к турниру. А тут…

О тренировках (в интервью Goals.by)

Тренера все слушают беспрекословно (даром что чемпионы). Тот не церемонится. В разминочном спарринге Гурков пропускает удар голым кулаком, без перчатки, в лицо и на секунду приостанавливает бой.

— Хватит плакать, девочка! Работай! — выпалил наставник. Со стороны показалось, что удар на самом деле был болезненным.

«Втягивающая тренировка», во время которой Гурков «не очень нагружает себя», растянулась на полтора часа. Бойцы много работали в парах. Не хочется вдаваться в детали, но упражнение на вестибулярный аппарат заслуживает внимания. Спортсмен нагибается и начинает с максимальной скоростью крутиться на месте. Процедура занимает секунд 40. После нее надо разогнуться и замереть там, где стоишь. Далее следуют две минуты боя.

— Ух, иногда кажется, что я целую вечность крутился после одного такого раунда… Хотя это не так сложно. Привыкли. Сегодня жим штанги лежа меня убил. Мы подобрались к весу 100 килограммов. Просто выжать сотку не так сложно. Тяжело было из-за того, что я уже провел полноценную тренировку. Да и подъем килограммов проходил лесенкой. Мне было необходимо выжать 10 раз более 70 кило. Удалось. Закончили на сотке. Это очень хороший результат. Тем более пока я не использую спортивное питание.

Тренер не оставил достижение Гуркова без внимание. «Дрищ сотку поднял!» — возвестил он на весь зал.

— Самое сложное упражнение в жизни? – продолжаем расспрашивать Виталия.

— Наши бои длятся три раунда по три минуты. Так вот, за две недели до боя делается сумасшедшее занятие. Проводится беговая работа. Я должен выполнить, скажем так, формулу боя. Три минуты бежишь с максимальным темпом. За это время нужно успеть преодолеть километр. Тут, как правило, все нормально. Потом минуту отдыхаешь, но чувствуешь, что ты еще ни фига не восстановился. Дальше — тот же самый бег. И уже понимаешь, что ноги прилипают к покрытию. Дышать становится все тяжелее и тяжелее. Бежишь только на морально-волевых. Но как-то справляешься. На третий круг сил вообще не остается. Один раз, когда я так выбегал, уж простите за подробности, меня стошнило. Состояние такое, что болит абсолютно все. Чувствуешь зубы до корней. Голова сжимается. Ощущения крайне неприятные. Я, кстати, после этого упражнения стал следить за легкой атлетикой. Интересно, как бегуны борются с такими дистанциями. Это на самом деле большая борьба человека с самим собой.