Аборт в Минске: акушеры-гинекологи Александр Бич, Татьяна Гиреева, Мария Воробьева рассказали истории об абортах, которые их приходилось выполнять, и о последствиях

Какова роль мужчины в решении беременной женщины пойти на аборт? Что первично: материальная или моральная неготовность? Каково приходится медикам, для которых прерывание беременности – часть работы? TUT.BY побеседовал с опытными акушерами-гинекологами на традиционно запретную в обществе тему.

В прошлом году медикам официально разрешили отказываться от проведения абортов по морально-этическим соображениям. Но и до вступления в силу поправок некоторые врачи договаривались с руководством о том, чтобы не участвовать в прерывании беременности. Двое из троих акушеров-гинекологов, с которыми мы пообщались, уже давно принципиально не делают абортов.

О неприятной стороне профессии

По словам главного врача УЗ "Городская гинекологическая больница" Александра Бича, сейчас для акушеров-гинекологов наступило счастливое время. В 80-90-е годы, когда выбор контрацептивов был невелик (несколько препаратов, содержащих большое количество гормонов), существовали целые абортные отделения. В день он мог проводить до 10 абортов. В некоторых больницах соотношение абортов к родам было два к одному. Это время специалист до сих пор вспоминает с содроганием.

– Вам не описать, что происходит в душе, особенно первое время. Когда ты видишь части ребенка, которые выходят, ты испытываешь жуткое чувство опустошенности. Ты идешь с этой процедуры как умалишенный, не знаешь, что тебе дальше делать, как это предотвратить. К этому невозможно привыкнуть. Когда я исповедовался у батюшки, говорил: я самый большой грешник.

Уже около 10 лет врач подключается к прерыванию беременности только в том случае, когда на это есть генетические или медицинские показания. Помимо него, в больнице принципиально не делают абортов еще двое гинекологов.

Выбирая профессию, объясняет заведующая гинекологическим отделением медицинского центра "ЛОДЭ" Мария Воробьева, она не подозревала ее обратной стороны. В первую очередь гинеколог – это специалист, который выступает за жизнь, а не забирает ее. Необходимость делать аборты всегда врачу была в тягость.

– В советские времена еще такое интересное название было, которое подменяло собой понятие аборта, – "регуляция месячных". Это сейчас мы все понимаем, что это жуть. А тогда УЗИ было мало где, тесты на беременность – тоже. Некоторых женщин, которые приходили за "регуляцией", уже тошнило, и все всё отлично понимали…

Сегодня позиция заведующей гинекологическим отделением проста: врач должен лечить заболевания, а беременность – это естественное состояние человека. Как медик Мария Воробьева оправдывает аборт только в том случае, когда женщина из-за беременности может погибнуть. И то чаще всего в таких ситуациях, по словам гинеколога, пациентки всеми силами борются за сохранение плода.

В "ЛОДЭ" сегодня отказываются делать аборты треть гинекологов.

Их позицию не разделяет практикующий акушер-гинеколог медицинского центра Татьяна Гиреева. Опыт в гинекологии у нее около 27 лет. До прихода в частную клинику работала в государственных гинекологических больницах. Делала аборты по социальным и медицинским показаниям, в том числе на сроках 25-27 недель. Считает прерывание беременности неизбежной частью работы гинеколога.

За годы работы она научилась в определенном смысле абстрагироваться от ситуации. Аборт – это в первую очередь проблема женщины, а не врача, считает гинеколог. Но первый опыт искусственного прерывания она запомнила на всю жизнь.

– Я была студенткой 5-го курса. В одном из роддомов было прерывание на большом сроке, и я прекрасно помню, как  уже сформировавшегося ребенка (только маленького) извлекали по частям. И это нельзя забыть, и сколько будешь жить, столько помнить...

На каком сроке обращаются?

По словам медиков, сегодня абсолютное большинство женщин обращаются за абортом на раннем сроке беременности – до 6-7-8 недель.

До 4-недельной задержки чаще всего пациенткам предлагается сделать медикаментозный аборт. Считается, что на сегодня – это самый безопасный метод прерывания беременности. Женщина избегает хирургического вмешательства. Она принимает таблетки, которые вызывают выкидыш. Из возможных осложнений: беременность продолжает развиваться и подлежит инструментальному выскабливанию, беременность замирает и опять же требует дополнительного вмешательства, у женщины начинаются сильные кровотечения.

Вакуум-аспирация применяется на сроке до 12 недель. Плодное яйцо отсасывается вакуумом – это более травматичный метод, чем фармакологический аборт. Делается под местным или внутривенным наркозом. Из отдаленных последствий: недостаточная функция эндометрия, из-за чего может быть в дальнейшем невынашивание плода, плацентарная недостаточность и так далее.

– Вакуум – это всегда воспалительный процесс в матке. Поэтому каждая женщина, у которой было прерывание беременности, в последующем при наблюдении по беременности находится в группе риска по развитию выкидыша, преждевременных родов, кровотечению и прочего, – объясняет Мария Воробьева.

Сделать аборт без объяснения причин сегодня в Беларуси можно до 12 недель беременности (в амбулаторных условиях – только до 7 недель). На более поздних сроках – до 22 недель – учитываются социальные показания. Решение принимает врачебная комиссия. Хирургический аборт показан в случаях, когда пациентка решением суда лишена родительских прав или забеременела после изнасилования. И на любом сроке врачи прерывают беременность, если она нежелательна по медицинским показаниям (угроза жизни и здоровью женщины, пороки развития у ребенка). Такие случаи, уверяет Александр Бич, в практике врачей сегодня встречаются редко. В его больнице – не более 5-7 в год. О последствиях аборта на позднем сроке говорить излишне.

В 2013 году перечень социальных показаний для аборта на сроке до 22 недель был сокращен с 10 позиций до двух. Раньше по желанию женщины аборты могли сделать:

– если пациентка или ее муж находятся в местах лишения свободы;
– наличие инвалидности I, II группы у мужа;
– наличие ребенка-инвалида с детства;
– смерть мужа во время беременности женщины;
– расторжение брака во время беременности;
– многодетность (наличие троих и более детей);
– признание женщины или ее мужа безработными во время беременности женщины;
– наличие у женщины статуса беженца.

Несмотря на ужесточение социальных показаний, количество зарегистрированных абортов в 2013 году превысило показатель 2012 года почти на 2,5 тысячи. На 100 родов пришлось 26,6 аборта – всего их было сделано 31 206. Официальных данных за 2014 год пока нет. Но если проанализировать цифры за последние 15 лет, прослеживается тенденция к сокращению числа прерываний беременности. В 2000 году было зарегистрировано 121 900 абортов, что почти в 4 раза больше, чем в 2013-м.

На 100 родов в Минске сегодня приходится 14 абортов.

За последние 5 лет число обращений в "ЛОДЭ" по поводу абортов сократилось почти вдвое. Специалисты делают вывод, что дело – в повышении грамотности населения. Все чаще женщины приходят, чтобы проконсультироваться о методах контрацепции.

На безобидный вопрос о том, будете ли рожать, многие беременные пациентки сегодня всерьез обижаются. Большинству из них и в голову не приходит делать аборт, даже когда в паспорте нет штампа о замужестве.

Как женщины объясняют решение сделать аборт?

Закон об обязательном предабортном консультировании с участием психологов и юристов приняли в Беларуси в декабре прошлого года. Но, по словам гинекологов, разговор с пациенткой по душам перед абортом – правило № 1 уже долгие годы.

По словам Александра Бича, из года в год женщины озвучивают одни и те же мотивы. Самый распространенный из всех – просто "залетела", то есть не планировала ребенка. Мнение мужчины при этом имеет значение, но не является определяющим. Иногда женщины приходят на аборт, даже не предупредив о беременности отца ребенка.

– Но, конечно, нельзя недооценивать поддержку или ее отсутствие со стороны мужчины. Месяц назад у меня была пара они приходили на прерывание беременности вместе. На аборт была настроена женщина. Мужчина присутствовал и убеждал ее в том, что ребенок должен родиться. Он говорил: неважно, что мы в гражданском браке, я найду силы и возможности, чтобы этого ребенка вырастить. Не знаю, пошли они в другое учреждение или нет, но после этого разговора ушли и даже не оплачивали аборт.

Очень много женщин объясняют аборт тем, что "негде жить", ссылаются на дорогое съемное жилье и отсутствие перспектив обзавестись собственными квадратными метрами. Деньги вообще становятся камнем преткновения в большинстве случаев, считают медики. Возможно, не все женщины хотят об этом открыто говорить.

– Приходит пара, оба рыдают. У них уже есть ребенок, у нее было кесарево сечение. Видно, что она не хочет прерывать эту беременность, но они никак не смогут потянуть ребенка, – Татьяне Гиреевой регулярно приходится наблюдать муки выбора. – Если бы муж содержал ее с пятью детьми, поверьте, все бы рожали, – считает специалист.

Аргументом не в пользу ребенка часто также становится учеба в институте. "Одна только женщина пришла и сказала: я не знаю, как у меня сложится с моим молодым человеком, моя мама приедет и будет мне помогать. А я буду учиться", – вспоминает истории из практики Мария Воробьева.

– Иногда вообще сложно понять, почему женщина идет на аборт. Вот спрашиваем: молодая, здоровая – в чем причина? Кто-то может сказать, кто-то просто расплачется и ничего не скажет. Одна женщина лет 32-35 очень хотела второго ребенка, но пришла прерывать беременность. Мы говорим: как? почему? Она объясняет, что здоровье "не очень". Мы говорим: это не повод не рожать ребенка. На что было очень резко заявлено: вы все, что могли, уже сделали, это мое дело. Некоторые строят стену, чтобы им не лезли в душу. Может быть, это была защитная реакция, чтобы не давили на эмоции, но это не должно остановить врача от советов сохранить беременность.

Специалист считает, что последнее слово всегда должно быть за человеком, но очень многое зависит от доктора. "А если врач еще подзадорит и скажет: зачем вам это? Особенно если и возраст еще немолодой, ой, какая беременность в 40 лет, какие дети… Понятно, каким будет решение". Поэтому иногда на предабортное консультирование в "ЛОДЭ" тратят больше времени, чем положено на прием. И обязательно дают время подумать.

Самым странным мотивом, услышанным от пациенток, Татьяна Гиреева называет отсылку на решение родственников. Специалист многое видела за годы работы, но до сих пор не может понять ситуаций, когда родители приводят на аборт своих детей.

– Однажды, помню, приходит мама с дочкой на прерывание. Диагноз – двойня. Дочке на тот момент было 25, она совершенно взрослая. И вот, представьте, сидит передо мной взрослая женщина (мать), которая взрослее меня, и доказывает, что двойню ее дочери рожать нельзя. Я говорю: на малом сроке на УЗИ мы часто видим двоих. Вопрос в том, как они будут развиваться? К счастью, удалось ее тогда уговорить – там второе яйцо перестало развиваться. И вот сейчас она пришла ко мне за второй беременностью – готовится к родам.

Прислушиваются ли к советам врачей?

Самое большое счастье для гинеколога, считает Мария Воробьева, когда женщины после долгих сомнений, переживаний и мытарств возвращаются в кабинет и, радуясь сами, неимоверно радуют врачей тем, что решили сохранить беременность. "Это даже приятнее, чем когда ты делаешь что-то сложное – диагностируешь заболевание, проводишь операцию".

В гинекологической больнице, рассказывает Александр Бич, медикам удается отговорить от аборта каждую 10-ю женщину. "Вы не поверите, но практически каждую неделю мы возвращаем пациенткам деньги".

Сомнений в том, что нужно обязательно уговаривать женщину отказаться от прерывания беременности, у медиков нет. Они не считают это вмешательством в личную жизнь.

Всего однажды, рассказывает Александр Бич, в его практике был случай, когда пришлось столкнуться с возмущением женщины, которой было отказано в аборте по причине позднего срока.

– Она мне тогда сказала: я рожу этого ребенка, принесу его к вам и положу на стол. В итоге, конечно же, не пришла она ко мне, не положила на стол… Нормальная женщина, когда она родит ребенка, когда возьмет его на руки и приложит к груди, поверьте мне (а я 35 лет принимал роды), никому и никогда его не отдаст.

– У меня был только один случай, когда женщина после родов сказала, что сомневалась в правильности решения, потому что ее потом оставил мужчина, – рассказывает Мария Воробьева. – Но она все равно была счастлива, что родила ребенка. У нее было двое детей, и она родила третьего.
 

Как психологически проходят этот этап?

Хладнокровных женщин, не считающих аборт на ранних сроках чем-то предосудительным, меньшинство, утверждают медики. Чаще всего женщины, забеременевшие внепланово, искренне переживают трагедию.

– Это надо видеть женщину, которая не запланировала беременность. Она ждет, что я сейчас ей скажу, а в душе надеется, что не беременна, – вспоминает Мария Воробьева. – Мне кажется, что каждая женщина страдает, это просто больные глаза мучающегося человека. Они переживают, волнуются, малейшее слово – слезы, такие женщины очень ранимы. Однажды у меня в практике был случай: женщине выдали таблетки для фармаборта – на нее невозможно было смотреть. Она берет таблетку, а у нее катятся слезы, пытается запивать, вынимает ее, кладет на стол и говорит: я, наверное, не буду, потом вновь думает принимать таблетки. Где-то час она у нас была в кабинете. Мы уговаривали ее, как могли, – вот такие тяжкие сомнения были у этой женщины. В итоге она все-таки приняла таблетки, немолодая женщина, одна воспитывала ребенка.

– Вы знаете, их столько плачет, – рассказывает Татьяна Гиреева. – Вот только что приходила женщина на осмотр уже после аборта: она до сих пор плачет, что прервала беременность, что ей некому помочь. Не так-то легко женщины идут на этот шаг.
 

В каком возрасте обращаются и как часто?

По опыту собеседников, чаще всего за абортом приходят молодые женщины – до 30 лет. С возрастом, видимо, становятся мудрее, серьезнее подходят к вопросу контрацепции. По словам Александра Бича, сокращается и количество подростковых абортов.

Вопрос количества абортов, на которое решаются женщины, медикам показался сложным. Раньше, утверждает главный врач гинекологической больницы Александр Бич, аборт каждый год/каждые полгода – не был для гинекологов чем-то удивительным. Сегодня таких "рекордсменок" становится все меньше. Если и бывают частые аборты, то, скорее, самопроизвольные, когда случается несколько подряд выкидышей.

Такие случаи, когда женщина не понимает ошибку и повторяет ее, бывают, признается Татьяна Гиреева. При этом пациентки не всегда рассказывают о своем предыдущем опыте.

– Вы думаете, что женщины всегда обязательно говорят правду? Я, например, могу помнить, что она уже прерывала беременность. Спрашиваешь: были уже беременности? Она говорит – нет. И что ты будешь настаивать на своем? Это называется, ты ее слушаешь, а еще и в уме держишь.

В практике специалистов "ЛОДЭ" были случаи, когда всего один аборт на раннем сроке заканчивался бесплодием. Так же как 13 абортов (!) предшествовали последующей удачной беременности и рождению здорового малыша. Предсказать, в какой группе риска окажется та или иная женщина, гинекологам пока не под силу.
 

Выжившие после попытки аборта

После аборта на большем сроке ребенок может родиться живым – такие случаи доводилось наблюдать Татьяне Гиреевой. В то время, когда она работала в одной из гинекологических больниц Гомеля, к ним часто привозили беременных женщин из тюрьмы.

– Женщина, которая попадала в тюрьму, любыми путями пыталась забеременеть, чтобы приговор был мягче. Ей скашивали срок, а когда выносили приговор, она подавала на прерывание – тогда было разрешено до 27 недель делать аборт. А это уже такой хороший ребенок – под 2 килограмма. И мне приходилось деток, которые родились после этого прерывания живыми, – относить в кювезы к педиатрам, чтобы их выхаживали…

В практике Марии Воробьевой был случай, когда на малом сроке аборт никак не удавалось сделать под местной анестезией. И ребенок остался жив.

– Меня пригласили в операционную, чтобы сообщить женщине, что врачу не удается выполнить вакуум-аспирацию (возникло затруднение в том, чтобы открыть шейку матки). Провозились минут 40 с этой пациенткой, потом сняли ее с кресла и сказали, что направим в больницу, где под внутривенным обезболиванием ей сделают аборт. А она, такая намученная, встала и сказала: нет, а я пойду рожать! И ушла она из операционной с гордо поднятой головой! Мы были рады ее решению, и я на всю жизнь запомнила этот случай.

Тяжелее всего в работе гинеколога, делают вывод специалисты, даже не сама процедура аборта, а чувство несправедливости, которое приходится испытывать в процессе общения с пациентами. Одна женщина может плакать от того, что забеременела, а другая – от того, что ей это не удается. И поменять пациенток местами, к сожалению, невозможно.

Светлана Белоус / Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Комментарии

Tatsiana Kl.
пн, 19 Сен 2016 14:09:34

врачи, конечно, молодцы, что женщин отговорить пытаются....но мне на глаза статья как-то попалась, в которой говорилось о том, что если мама начинает сомневаться рожать этого ребенка или оставлять-это плохо на ребенке сказывается( ре каким-то образом эту негативную информацию воспринимает и на нее реагирует..) ребенок должен всегда в радость быть и желанным. а если сомнения уже на этапе беременности возникают, стоит ли отговаривать человека. предупредить о последствиях аборта-да, но отговаривать-как -то не корректно...

нажмите, если нравится
(1 нравится)