Аборты, обжорство, наркомания. В каких грехах белорусы признаются на исповеди?

Христиане верят, что, покаявшись, они получают прощение грехов от Бога. Мы спросили у священников, с какими проблемами белорусы приходят на исповедь и всегда ли искренне раскаиваются в том, что считают греховным.

В храме иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" не предусмотрено специальной кабинки для покаяния – их можно встретить только в костелах. Верующие подходят к аналою (употребляемый при богослужении высокий четырехугольный столик с покатым верхом. –  TUT.BY) и становятся спиной к другим прихожанам, выстроившимся в очереди за исповедью. Разделяет их всего несколько метров, и нет никаких стен – можно ли в такой обстановке быть достаточно искренним? Священники уверяют, что да. Если кому-то из верующих требуется остаться с духовником наедине, это также возможно, но о времени нужно договариваться отдельно.

Как правило, исповедь проходит в первой половине дня: в будни за прощением грехов сюда обращаются несколько десятков человек. В праздничные дни речь идет о сотнях верующих, желающих исповедоваться. Из-за многолюдности и нехватки времени исповедь обычно длится всего несколько минут, поэтому священники советуют концентрироваться на главном. Претендующие на более пространное общение могут прийти на исповедь в будний день или посетить сельский приход.

Поскольку большая часть прихожан – женщины пожилого возраста, то и на исповеди их можно встретить чаще всего. Приходят в церковь сегодня за прощением грехов и дети. Духовники говорят, что с 7 лет ребенок уже достаточно осознает происходящее, чтобы обратиться к Богу.

Сегодня в Беларуси исповедовать имеют право все священники. Считается, что служитель церкви в момент исповеди выполняет лишь роль "свидетеля", а само таинство происходит между верующим человеком и Богом. Православные верят, что Сам Христос даровал своим ученикам (а затем и их наследникам – священникам) право прощать людям грехи.

Поговорить с журналистами TUT.BY об исповеди, не раскрывая ее тайн, согласились: Настоятель Преображенской церкви деревни Раков, протоиерей Сергий Лепин (служит в церкви 15 лет, исповедуется 4-6 раз в год); Протоиерей храма иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" Александр Пронин (служит 17 лет, исповедуется 1-2 раза в неделю); Священник того же храма, иерей Сергий Пыск (служит 4 года, исповедуется раз в 2 недели).

В чем каются белорусы?

Этот вопрос несколько смутил священников. По их словам, белорусам свойственны все те грехи, которые характерны для человека в целом – любого, независимо от национальности. Но в то же время, для людей разного возраста, разных социальных групп могут быть более свойственны одни грехи и менее – другие.

Женщины старшего возраста часто приходят к священнику Александру Пронину с раскаянием о совершенных абортах. Как правило, речь идет о событиях советского времени, когда большинство белорусов были далеки от религии.

Священник хорошо запомнил случай, как исповедовал врача-гинеколога, которая была при смерти в больнице. Она покаялась в том, что за свою жизнь сделала много абортов и именно в этом видела причину своих мучений.

Часто прихожане исповедуются в том, что верят в различные суеверия, приметы, гороскопы, ходят к гадалкам и целителям. По мнению священника, это один из самых распространенных грехов.

Отец Сергий Пыск считает, что основная проблема нынешней молодежи – "блудные сожительства". Люди приходят и рассказывают, что живут с гражданским мужем или женой год-два-три, а потом расходятся. "Какая же это семья?" – задается вопросом священник. По его мнению, мораль в нашем обществе в последние годы очень сильно упала. В костеле, приводит пример собеседник, человека, который живет в гражданском браке, даже не допустят к причастию.

Кроме того, по мнению священника, люди грешат незнанием православной веры. "Идут крестить ребенка – и даже почитать "Символ веры" не могут. А христианин православный должен ее (молитву. - Прим. TUT.BY) знать наизусть, потому что это краткое описание того, во что мы должны верить. Если я неправильно верую в Бога, то и духовную жизнь я правильно построить не смогу", – считает он.

По наблюдению протоиерея Сергия Лепина, больше всего белорусов сегодня волнуют грехи, связанные с агрессией, – гнев, раздражительность, злость, ненависть, осуждение. С покаянием приходят алкоголики или наркоманы.

Много грехов плоти: блуд и прелюбодеяние. Кроме того, люди жалуются на зависимость от еды (обжорство, избирательность или нерациональное  использование еды, неумение или нежелание соблюдать посты). "В принципе неверие – это главное, а все остальное – следствие", – заключает священник.

Рассказывают ли об убийствах?

Священнослужители сходятся во мнении, что заниматься "доносительством" и обращаться в милицию, если им вдруг станет известно о каком-либо совершенном преступлении, нельзя под угрозой низвержения из сана.

Отец Сергий Пыск рассказывает, что к нему на исповедь не раз приходили в прошлом самые настоящие "бандиты" – сегодня им уже за 70, и они ведут образцовый образ жизни. Случалось ему исповедовать солдат, которые служили на войне, – они просят прощения за вынужденные убийства.

Отцу Александру Пронину однажды довелось выслушать исповедь человека, который в России совершил несколько убийств, но не понес за них наказания. "Он изначально подвергал себя опасности потому, что я мог бы рассказать об этом сотрудникам администрации. Но он доверился мне как священнику, покаялся в тех грехах, за которые мог понести еще большую ответственность. И тайна исповеди осталась неприкосновенной".

Особенными являются случаи, когда священнику становится известно о преступных намерениях, которые могут угрожать чьей-то жизни. Здесь служитель церкви, не называя имя злоумышленника, может предупредить или жертву, или органы власти о готовящемся преступлении. Но в практике опрошенных нами священников таких случаев не было.

Часто служителей церкви зовут в тюрьмы, в том числе перед исполнением смертного приговора.

На что обращают внимание, а на что предпочитают закрыть глаза?

По мнению отца Сергия Лепина, иногда убийцы и прелюбодеи раскаиваются в своих грехах охотнее, нежели люди "с так называемым комплексом среднестатистической святости". Священник имеет в виду тех, кто считает, что "никого не убивал, ничего не крал и никому не изменял, а значит, безгрешен". Нет людей, которые не согрешили бы, уверяет собеседник, но есть те, "кто, пребывая в духовной слепоте, не видит своих грехов или же не находит в себе веры для покаяния".

Вообще, слово "грех" верующие понимают по-разному. Исповедуясь, рассказывает настоятель, люди часто путают не только настоящее и мнимое, главное и второстепенное, причину и следствие, но и добро со злом. "Иногда, например, человек может искренне каяться в том, что он сократил вечернее правило или выпрашивать для себя суровую епитимью (исполнение по назначению духовника продолжительных молитв, усиленного поста, паломничества и др. – TUT.BY) за съеденное по незнанию скоромное печенье в пост, а при этом не замечать в себе лютую ненависть и бесовскую гордыню".

Бывают и те, кто приходит на исповедь не для того, чтобы покаяться в грехах, а для того, чтобы рассказать, что "сам не грешит, а вот его все вокруг обижают". Исповедь, на которой человек не может назвать в себе ни одного греха даже после соответствующих стараний священника, обычно считается несостоявшейся.

Бывает, что человек, напротив, без меры корит себя, находится в отчаянии. Типичный пример: прихожанин теряет близкого и начинает винить в этом себя. В таких случаях, считает протоиерей Сергий Лепин, "покаяние способно разрушить верующего изнутри", поэтому вместо осуждения ему нужно пастырское воодушевление.
 
Меняются ли верующие после исповеди?

Многие совершают таинство покаяния впервые – перед крещением или венчанием – и больше в храм не возвращаются. Немало и тех, кто приходит изливать душу каждую неделю. Их жизненные истории уже хорошо знакомы священникам. "Я служу далеко за городом. Я знаю в лицо (а многих – и по имени) почти всех своих прихожан. Если человек стоит в храме и плачет, как правило, я знаю, почему он плачет", – рассказывает отец Сергий Лепин.

По его словам, исповедь изменила многих людей. Священник вспоминает бывших преступников, обратившихся к Богу, наркоманов, на которых медицина поставила крест, и больных смертельными болезнями, которые остались жить. "Понятно, что после исповеди не значит вследствие исповеди, но такое происходит постоянно".

Отца Александра Пронина до глубины души потрясла история женщины, которая работала в ночном клубе танцовщицей. "Естественно, там обнажаются. И она мучилась от этого, ходила в церковь, но не могла найти другую работу. Но с Божьей помощью как-то все-таки поменяла образ жизни. Она уже этим не занимается".
 
Как относятся к откровениям белорусов священники?

С опытом, говорит отец Сергий Лепин, он стал менее болезненно относиться к признаниям прихожан. "Это, наверное, как врач, который привыкает к виду крови. Сам грех уже не удивляет. Удивляет тяжесть человеческих судеб: истории тех, кто потерял детей одного за одним, кто болеет ужасными болезнями, кто стал жертвой вопиющей несправедливости… Вот, говоришь людям слова поддержки, а сам думаешь о себе: "Как они все это выносят? Смог бы ли я перенести подобное и утешиться теми словами, которые я сейчас говорю? Очень противоречивые чувства: с одной стороны, ты, как никогда, в такие моменты ощущаешь свою нужность, с другой стороны – свою беспомощность".

У отца Сергея Пыска совершенно иное отношение к исповеди. По его словам, он вообще не запоминает, что говорят ему люди, потому что человек приходит рассказывать свою историю Богу, а не ему. "Человек пришел, покаялся – и слава Богу. Мне остается лишь молиться, чтобы Господь его покаяние принял". Духовник не имеет права судить, насколько искренне вел себя верующий во время исповеди, уверен собеседник. "Священник не судья, я никому не судья. Священник – такой же грешный человек".

По мнению отца Александра Пронина, многие прихожане сегодня бросаются в крайности: либо вообще никак не готовятся к исповеди и не знают, что говорить, либо, напротив, составляют длинные списки из мелочей, которые для них же самих не имеют значения. Священник считает, что "исповедь – это уже венец внутреннего покаяния, которое началось в человеке еще до того, как он пришел в храм. Покаяние от греческого – это "перемена", расставание со своей прошлой жизнью".

Светлана Белоус / Фото: Сергей Балай / TUT.BY