Апрель 2016: в роддоме Молодечно умерла вторая за полгода женщина у одного и того же врача

В роддоме в Молодечно умерла Екатерина Гришкевич 1988 года рождения. Произошло это ночью 5 апреля через несколько часов после родов.

Прокурор Молодечненского района Владимир Дубовский:
На сегодняшний день я могу только констатировать факт: да, действительно, такой случай в молодечненском роддоме был. Давать какую-то оценку этому происшествию считаю преждевременным. Могу только заверить, что этой трагедии правоохранительные органы уделят пристальное внимание. К сожалению, люди умирают в учреждениях здравоохранения. Но этот случай не рядовой, поэтому после необходимой проверки мы дадим случившемуся правовую оценку.

За последние полгода в молодечненском роддоме погибли две роженицы. Первый случай произошёл 29 октября 2015 года: во время родов скончалась 23-летняя Виктория Мышук. Предварительная причина смерти — анафилактический шок.

Министр здравоохранения Беларуси Василий Жарко 11 апреля встретился с родственниками погибших в роддоме Молодечно женщин Виктории Мышук и Екатерины Гришкевич.

Как узнало Еврорадио, такой встречи требовал отец Виктории Мышук, которой не стало 29 октября 2015 года.

Встреча Василия Жарко и Сергея Александровича состоялась в кабинете главного врача молодечненской больницы.

"Это была спонтанная встреча. Зять мой был не в курсе. Возможно, потом они и мать Екатерины Гришкевич (второй умершей женщины) тоже позвали.

Министр говорил, что президент знает о происшествии и приказал ехать и разбираться.

Я им сказал, мол, радуйтесь, что здесь люди спокойные. В Чечне, вон, из-за одной роженицы разнесли роддом, — эмоционально вспоминает мужчина. — Так мне он стал говорить: "Вы знаете, что в Чечне при родах погибает 16% женщин. А у нас медицина на уровне европейской. Нас даже американцы проверяли". Я говорю, что, может, вы им так подтасовывали документы? "Нет, — говорит. — Они даже морги проверяли, ЗАГСы, всё проверяли. Поэтому только 2% смертности при родах. Нигде таких показателей в СНГ нет".

Помимо министра на встрече присутствовали другие чиновники от медицины. Спрашивали, какая помощь нужна семье.

"Я сказал: мы и без вас справились. Самое горе мы пережили. Психологически вы нам уже не поможете. Но тем помогите, у которых только что дочь умерла. У Минздрава есть психологи или только в телевизоре можно это увидеть? Говорю, им помогите, потому что им очень трудно. А что они? Головой кивают. Хотя тоже люди. Понимают нашу боль".

У матери Екатерины Гришкевич, которая умерла через три часа после родов 5 апреля, сложилось иное впечатление от встречи с министром.

"По-человечески к нам отнеслись, выразили соболезнования, — рассказывает Елена Попова. — Обещали оказать помощь, спрашивали, как отнеслись к нашей беде люди, как помогли. Все отнеслись хорошо, слава Богу. И материально, и морально все поддержали, как могли. Пока идёт следствие, причина смерти не установлена. Сказали, что что-то выяснится через месяц".

***
Еврорадио: Роды действительно прошли легко?

Мама Кати: В 10 вечера дочь поехала в больницу. А около часа ночи мне позвонила, поздравила с внуком. Была весёлая, в хорошем настроении, бодрая. Говорила, что легко родила, без капельниц. А в два ночи она ещё с мужем по телефону разговаривала, малыша фотографировала! А в три она уже была мертва!

Еврорадио: Как себя чувствует ребёнок?

Мама Кати: Мальчик здоровенький, 3620 грамм, 54 см. Весь беленький, красивый, щёчки пухленькие. Всё, как положено. И дочь хорошо родила. А потом взяли и что-то дали ей...

Еврорадио: Рассказывала ли дочь, какие препараты ей вводят?

Мама Кати: Когда она поздравляла меня с появлением внука, то сказала: "Сейчас лежу, что-то мне копают". Врачи потом уверяли, что поставили физраствор. Я сомневаюсь, что там был только физраствор. Я ведь знаю, как они ставят капельницы. Час капает, а потом нужно звать врачей, чтобы подошли и заменили. Вот, видимо, они пришли через час — а она уже неживая. Возможно, ей стало плохо, а помощи не было. Вот такими глазами я вижу всю эту картину. Мне известно, что в настоящее время проводится проверка по поводу введения одного препарата, который мог ей не пойти. Кажется, это "Цетразин". Но врачи должны были знать о том, какие лекарства ей идут, какие — нет.

"Зачем врачам медкарты? Здоровая женщина умерла, а говорят, что произошёл какой-то анафилактический шок!"

Елена Владимировна отмечает, что раньше её дочь не раз бывала в больницах. И каких-то опасных инцидентов, связанных с антибиотиками, у неё не случалось.

"Во-первых, раньше она уже рожала, и всё было нормально. Год назад её лечили в 5-й клинике в Минске. Была внематочная беременность, всю трубу разорвало. Три дня была в реанимации, чуть не погибла. И врач тогда её спасла, и колола те антибиотики, которые нужно. И знала, что колоть и как помочь. Впоследствии из Минска дочь отправили долечиваться в Молодечно. И после её смерти эпикриз из пятой клиники куда-то исчез. Ей столько перекололи этих антибиотиков! Раньше аллергия у неё действительно случалась: крапивница, рвота. Но не умерла она от этого! Зачем им тогда медицинские карты? Здоровая женщина умерла, а говорят, что произошёл какой-то анафилактический шок! К тому же врач М., которая принимала роды, с Катей уже не раз сталкивалась.

М. окончила столичный медицинский университет 7 лет назад. В роддоме Молодечно её называют молодым, но опытным врачом

Еврорадио: Когда это происходило?

Мама Кати: Дочь шесть лет пыталась родить ребёнка. На сохранении несколько раз лежала, ей лекарства капали. М. её наблюдала.

Катя жаловалась, что ей не нравится отношение врача.

Дочь и плакала, очень хотела ребёнка сохранить. А она ей на это: "Что вы тут плачете? Как Бог решит, так и будет. Мы же вам здесь руки не подставим". Так вы же врачи! Вы же должны подставить руки или хотя бы не говорить такого женщине в глаза. Так вот ребёнок выкарабкалася, а дочь пошла на тот свет. Хотя врач её историю должна была наизусть знать: что ей идёт, что не идёт. Зачем экспериментировать? Вы колите то, что кололи раньше!

Еврорадио: Разговаривали ли вы с этим врачом после смерти дочери?

Мама Кати: Она даже не проявила желания выйти, чтобы принести нам извинения. Всё так хорошо шло, и в самый решительный момент, даже после этого момента, здоровая женщина ушла на тот свет, без матери остались двое детей. Старшей девочке — восемь с половиной. Плачет каждый день. Столько судеб сломалось. И моя судьба тоже: перед пенсией осталась без дочери. Нужно, чтобы на старости дети были рядом, чтобы было, кому нас похоронить, а не наоборот. И у мужа Катиного развалилась семья. Всем горе. Хотелось бы, чтобы за такое кого-нибудь наказали. Хотя пережить то, что я, этим врачам не желаю. Хочу справедливости, но не такой ценой.

Может быть, это случилось потому, что у нас бесплатная медицина? Поэтому можно так обращаться с людьми и не нести ответственности за их жизнь...

***

"Врачи ввели препарат через два часа после родов", — пишет в социальных сетях муж женщины Андрей.

У Екатерины это были не первые роды. Вместе с Андреем девушка воспитывала 8-летнюю дочь от своего первого брака. Со вторым мужем она пыталась забеременеть шесть лет. Для этого прошла через сложную операцию. Ей вводили множество препаратов, и организм никогда отрицательно не реагировал. В результате в этом году семья ждала ребенка. Близкие Екатерины убеждены, что случилась врачебная ошибка, что женщине ввели препарат экспериментальным путем и недосмотрели ее в палате.

По словам родственников, в трагическую ночь дежурила врач М., которая хорошо знала Екатерину. Ранее пациентка и медик пересекались во время так называемого сохранения беременности. И Екатерина описывала ее, как халатного медика, передавала такие ее слова: "Как Бог даст, так и будет. Выкидыш — так выкидыш. Мы, врачи, вашему ребенку руки не подставим".

Младенец родился здоровым. Назвали его Константином. Так еще перед роддомом решили родители.

"С ребенком все хорошо, тьфу-тьфу-тьфу, у нас мальчик и зовут его Константин! Мы это решили, как только узнали пол, — пишет Андрей. — Будем растить с бабушками, с братом жены и его семьей. У нас большая и дружная семья и мы заботимся друг о друге".

По словам столичного гинеколога-акушера Юлии, самые распространенные послеродовые осложнения, от которых можно умереть — кровотечение и гистоз.

"Если женщине был введен антибиотик, то в акушерстве таких антибиотиков, которые бы вызвали гибель человека, я не знаю, — рассуждает Юлия. — Анафилактический шок — это не осложнение родов или беременности. Это аллергическая реакция организма. Либо женщина не знала о наличии у нее аллергии, либо по какой-то медицинской ошибке было недосмотрено, что у женщины имеется на это аллергия. Но обычно второй вариант исключается, так как при беременности у женщины не раз спрашивают о наличии аллергических реакций на медикаменты. Возможно, просто женщина не знала о наличии у нее аллергии. С другой стороны, анафилактический шок не возникает сразу и не приводит к шоковому состоянию. Чаще всего, это повторный контакт с аллергеном".

***

По предварительным данным, причиной смерти обеих женщин в Молодечно стал анафилактический шок. Проверку проводит Следственный комитет. Лекарства, которые вызвали аллергию у женщин, проходят специальные экспертизы. Отец Виктории Мышук переживает, что "никто не будет ни в чём виноват":

"Они-то бумагу прислали, что смерть дочери не входит в перечень смертей, которые попадают под статистику материнских смертей. Мол, это тоже материнская смертность, но она подпадает в другой подраздел. Конечно, можно всё разбросать по разным разделам. Спихивают всё на этот анафилактический шок. Во времена моей юности такое было с раком. Умирал человек. Никто не знал, от чего, а писали, что от рака. Любая болезнь списывалась на рак".

Главный акушер-гинеколог страны Юлия Савочкина в беседе с Еврорадио говорит, что предварительные проверки Минздрава подтверждают информацию о том, женщины умерли от анафилактического шока:

"Мы придерживаемся принципов Всемирной Организации Здравоохранения и той статистики, которой руководствуется мир. Мы не можем изобрести какие-то свои собственные показатели. Есть стандартные критерии, которые были предложены ВОЗ. Это не только в акушерстве, педиатрии, но и в хирургии, терапии..."

Еврорадио продолжит следить за развитием событий.

Расследованием обоих дел занимается Следственный комитет Минской области.

***

Роды у женщин, которые умерли в молодечненском роддоме, принимал один и тот же врач. Несмотря на два трагических случая, медик по-прежнему продолжает работать

- Сейчас муж Кати хочет встретиться с бригадой и поговорить, узнать, что же на самом деле произошло в ту ночь. Он уже писал в социальной сети, что роды у его жены и девушки, которая умерла 27 октября, принимал один и тот же врач, - рассказывают «Комсомолке» знакомые семьи.

Родные 23-летней девушки, которая рожала в роддоме Молодечно в октябре 2015 года, до сих пор не знают, почему она умерла. В самый последний момент ей решили делать кесарево сечение, но после наркоза она так и не пришла в сознание.

- Результаты экспертизы не готовы. Но мы не верим, что они будут для нас сильно утешительными, - комментирует «КП» Эдуард Баланчук, друг семьи. - Экспертизы проводится в областном управлении, с учетом того, что никто из представителей СК не присутствовал на вскрытии, при заборе анализа, доверия особого нет. А ведь она была абсолютно здоровой женщиной, шла рожать с улыбкой… Родные Кати сразу пошли в прокуратуру - и правильно сделали. Возможно, с учетом того, что за полгода это уже два смертельных случая, медики не останутся безнаказанными. И в первом случае, и во втором они говорят, что это анафилактический шок, то есть острая аллергическая реакция. Мне кажется, что это лучший адвокат для медиков, анафилактическим шоком можно прикрыть любое свое действие. Сразу после трагического случая в октябре в роддома были разосланы письма, что препарат, который ввели роженице, может привести к летальному исходу. Говорят, Кате вводили другое лекарство. Надеемся, Министерство здравоохранения проведет тщательную проверку, чтобы больше таких случаев не повторилось.

***

- Идет разбирательство, причина смерти устанавливается. Бригада врачей (та, которая была в момент гибели женщины. - Ред.) продолжает работать, - это все, что смогла прокомментировать «КП» Татьяна Шамоди, главный врач Молодечненской центральной районной больницы.

В ночь с понедельника на вторник в этом роддоме скончалась молодая мама. Говорят, она естественным способом родила здорового малыша, но затем ей стало плохо. Роженице тут же ввели антибиотики, а вскоре она скончалась.

- В настоящий момент проводится доследственная проверка по факту смерти молодой женщины. В рамках проверочных мероприятий всесторонне выясняются обстоятельства произошедшего, а также устанавливаются своевременность и качество оказанных роженице медицинских услуг. Для установления причины смерти назначена судебно-медицинская экспертиза. Следствием изучаются изъятые медицинские документы и лекарственные препараты, опрашиваются врачи, оказывающие медпомощь женщине при родах, а также медицинские работники, у которых женщина находилась под наблюдением во время беременности, - прокомментировала Татьяна Белоног, официальный представитель управления Следственного комитета по Минской области.

И следствие, и врачи не хотят говорить, какие версии сейчас рассматриваются и что могло стать причиной смерти молодой мамы.

- Насколько мне известно, у роженицы была аллергия на определенную категорию антибиотиков. Препарат ей вводили белорусский и, говорят, к этому антибиотику у врачей из Минска были вопросы. Он давал побочные действия, подходил не всем. Сейчас антибиотик из роддома изъят, по нему назначена экспертиза, - говорит источник, близкий к следствию.

«Вот эту женщину я обожаю больше жизни, да, и не представляю свою жизнь без нее! Обожаемая моя жена!» Эти слова Андрей разместил под их общей фотографией с Катей, где он нежно обнимает жену. Но их семейное счастье рухнуло. Сейчас у жителя Молодечно на страничке большими буквами написано: «ПУСТОТА». Кате было всего 27 лет. Дома из роддома ее ждал муж и 8-летняя дочка…

***

Родные 27-летней Екатерины забрали маленького Костю домой.

- Конечно, мы пойдем до конца, будем добиваться разбирательства и моральной компенсации. Результаты экспертизы будут готовы через месяц. Говорят, у Кати был анафилактический шок. От чего он наступил? Я считаю, это произошло по вине врачей, - комментирует «КП» Елена Попова, мама Кати.

- Сколько судеб загубили, сколько жизней сломали. Как теперь жить без Кати? Для чего? Ее сынок так и не узнает материнской ласки, никогда больше мама не возьмет его на ручки, не поцелует, не приласкает. Старшая дочка (Даше 8 лет. - Ред.) все время плачет, спрашивает: «Где мама?». Она уже взрослая и понимает, что мама уехала в ту командировку, из которой не возвращаются, - плачет Елена Попова, мама погибшей Екатерины.

Этот ребенок для Кати и ее мужа Андрея был долгожданным. Женщина никак не могла забеременеть, а когда узнала, что снова скоро станет мамой, летала от счастья. В понедельник, 5 апреля, Екатерина приехала рожать в молодечненский роддом, ночью после родов она умерла…

- Катя не в первый раз лежала в больнице. Сколько наркозов пережила, сколько операций, и все было хорошо. Год назад она лежала в минском 5-м роддоме, никак не могла забеременеть. Ее лечащий врач сделал операцию и сказал: «Это твой последний шанс», а через месяц Катюша забеременела! - вспоминает Елена Попова. - Роды у нее прошли легко: в 10 приехала, в 12 уже родила. Она звонила и мне, и мужу, не жаловалось на самочувствие, все было хорошо. В два часа ночи еще раз поговорила с супругом, а в три умерла. Как же так?

- Вам рассказали, что случилось той ночью?

- Нет, мы ждем результаты экспертизы, она будет готова через месяц. Говорят, у Кати был анафилактический шок. От чего он наступил? Я считаю, это произошло по вине врачей. Для чего тогда заводят карточку пациенту, записывают все туда? Может, в нее нужно смотреть, прежде чем вводить какой-либо препарат? Врачи должны быть внимательными, она же молодая женщина была! И что теперь? Оставили деток сиротами. Катя так собирала сыну вещи в роддом, так готовилась к его рождению. Весь смысл жизни потерян. Мне 51 год, одна поднимала дочку и сына, вырастила, думала, будет мне опора на старости лет. Теперь Катя лежит на кладбище… Конечно, мы пойдем до конца, будем добиваться разбирательства и моральной компенсации. Разве я на свою бухгалтерскую зарплату потяну двоих маленьких детей? Что тут говорить… И мне жизнь сломали, и мужу Кати.
 

**

А родные 23-летней Вики уже пять месяцев ждут ответа на вопрос: почему здоровая молодая женщина умерла во время родов? 27 октября она скончалась все в том же роддоме Молодечно…

- Еще ведется следствие, обещали, что экспертиза по препарату «Метилэргобревин», который ввели моей жене, будет готова через месяц, но никаких результатов до сих пор нет, - рассказывает «Комсомолке» Егор, муж. – У Вики было отличное здоровье, мало кто может таким похвастаться. Никогда не болела, если посмотреть ее карточку - там только отметки о прохождении медосмотров. Ни о каком кесаревом сечении речь не шла, Вика приехала в роддом за две недели. Неужели за это время нельзя было взять анализы, чтобы потом не случился анафилактический шок? Самое простое - все списать на аллергию. Вот и другой роженице, погибшей Кате поставили такой же диагноз. Пока жена лежала в роддоме, чувствовала себя хорошо, и домой приезжала, и я по два раза в день ее навещал. Накануне поздно вечером созвонились, поговорили, а в 8.25 утра раздается звонок: «Приезжайте в роддом». Приезжаю, говорят, вы девочку ждали, у вас родился мальчик, с ним все в порядке. Спрашиваю: «Вы же не для этого меня вызвали?». И тут мне говорят, что во время родов что-то пошло не так, жену вашу не спасли… Что было на самом деле - темный лес, никто не знает. Якобы у Вики упало давление, не прослушивалось сердцебиение ребенка, поэтому решили делать кесарево сечение. Из наркоза Вика не вышла… Девочки, которые лежали в палате с женой, говорили, что в 6.25 утра ее забрали делать прокол. Может, уже тогда что-то повредили? На бирке у сына даже не было указано время рождения, врачи сказали, что забыли написать. Позже появилось - 7.06 утра.

Сейчас квартира молодой семьи пустует, Егор периодически приходит туда поливать цветы. После похорон жены он с маленьким Давидом переехал жить к теще.

- Теща оформила декретный, вот-вот выйдет на пенсию, а я зарабатываю деньги, - продолжает рассказывать Егор. - Никаких извинений нам не принесли. Я хочу дождаться всех заключений и узнать правду. Почему моя Вика умерла? Видите, никого не наказали, проходит полгода - и снова умирает женщина. Значит, что-то не так. Бедные девочки, которым нужно сейчас рожать в этом роддоме. Это кошмар просто, как русская рулетка: выживешь или нет.

***

Маленькому Давиду скоро полгода. Он живёт в Молодечно вместе с отцом, бабушкой и дедушкой. 29 октября 2015 года его мама, 23-летняя Виктория, умерла сразу после родов. А папа Егор сейчас не знает, как в будущем отмечать день рождения мальчика, который совпадает с днём смерти его мамы.

"Она была совершенно здорова. За два года, которые мы жили вместе, она лишь однажды заболела ОРВИ. Беременность была идеальной. Её карточка в поликлинике была вот такой, — Егор показывает пальцами толщину в пять миллиметров. — Только медосмотр. Всё".

Егор и Виктория познакомились на свадьбе друзей. Девушка покорила парня жизнерадостностью.

"Она была рыженькая и очень весёлая. Настоящее солнышко", — вспоминает мужчина. Сначала пара встречалась, через семь месяцев стали жить вместе. А ещё через год — поженились. В августе 2016 года Егор и Виктория праздновали год семейной жизни.

В октябре, за две недели до родов у Виктории отекли ноги. Её положили в роддом в отделение патологии. Егор говорит, что через три дня отёк сняли. Всё было в порядке. Но наступал срок родов, поэтому женщину решили не отпускать домой. За это время, убеждён Егор, доктора имели время взять все необходимые анализы у женщины.

"На днях вечером она отдала мне вещи. Говорит: "Завтра иду рожать". Она на тот момент немного перехаживала. Поэтому должны были стимулировать роды. Сказала не звонить, мол, придёт в себя — наберет. В полседьмого утра ей прокололи воды. А в половине девятого мне позвонили и попросили приехать", — вспоминает мужчина с болью в голосе.

После трагедии Егор разговаривал со знакомыми врачами. Они видят ситуацию таким образом: девушке сделали прокол околоплодного пузыря, но при этом могли что-то задеть, началось кровотечение. Чтобы спасти ребёнка, решили делать кесарево. Ввели наркоз. Начало падать давление. Остановилось сердце. Егор уверен, что анафилактический шок — отписка.

"Я писал президенту и в Минздрав. Читал статистику, что в нашей стране нет смертности рожениц. А мне написали, что Викина ситуация не подпадает под категорию "смерть при родах". Так у нас нужно умереть по какому-то госту, по каким-то правилам, чтобы тебя внесли в статистику? Или всё же мы живём в какой-то сказке? — возмущается Егор. — Когда была комиссия, нам сказали, что Викин случай — один на пять миллионов. А здесь не прошло и полгода, как второй, такой же, в то же роддоме. Ну, не может ли это быть совпадением! Причём, говорят, что девушка, которая недавно умерла, была аллергиком, и в карточке было это указано... говорят, ещё после смерти Вики там такой шум был! Но людям "зашили" рот, чтобы молчали..."

В ответе на письмо Егора Минздрав ссылается на Всемирную организацию здравоохранения:

"...Аллергическая реакция в виде анафилактического шока является непредвиденной причиной согласно международной классификации болезней... и в отчётных формах, как материнская смертность, не представляется... Фактов халатного отношения медицинских работников к своим обязанностям во время проверки выявлено не было".

Едем на кладбище к Виктории. Оно находится в десяти минутах езды от дома, где сегодня живут её близкие. По дороге Егор рассказывает, что в деле жены много вопросов. Во-первых, после того, как она умерла, не была вызвана милиция, которая бы зафиксировала смерть. Во-вторых, вскрытие делалось в собственном морге роддома. В-третьих, в некоторых больничных документах есть исправления, другие бумаги вообще куда-то исчезли.

"Где-то через десять дней после смерти Вики приехала комиссия из Минздрава, — вспоминает мужчина. — Вызвали нас. Пошли я, брат Вики, отец и друг семьи — юрист. 45 минут комиссия выгоняла юриста! Им не нравилось его присутствие. Он ушёл, потому что отцу от этого всего начало становиться плохо. Сама речь заняла десять минут. Сказали, что врачи сделали всё возможное, с них брали объяснительные. Они сработали профессионально... Но почему Вики не стало..."

В декабре Егор подал жалобу в прокуратуру Молодечненского района. Дело передали в районный Следственный комитет, который взял на экспертизу препарат, который был введён Виктории. Экспертиза длится... пятый месяц:

"Хотя сначала сказали, что на это нужен месяц... Мы хотим дождаться всех результатов, потом пойдём в суд", — рассказывает Егор.

Могилу Виктории трудно не заметить — она утопает в венках.

"Говорят, что время лечит. Ничего оно не лечит, — вздыхает мужчина. — Это лишь часть венков. Много чего выбросили уже. На похороны пришло человек 500..."

Всё свободное от работы время Егор проводит с сыном. Пока он на работе, за ребёнком смотрит мать Виктории. Ей 54 года и она взяла декретный отпуск. Семья до сих пор не может прийти в себя после гибели девушки.

Особенно переживает отец: всё держит в себе, ездит на кладбище едва ли не ежедневно:

"Прощения никто из врачей не просил. Соболезнования выразили и всё. Правда, заведующая отделением, доктор Наталья Свиридо часто посещала ребёнка, помогала советами, интересовалась, как дела несколько первых месяцев. Мальчик, слава Богу, здоров. Покрестили недавно в костёле... Что дальше? Давиду исполнится три года, пойдём жить в свою квартиру. Она здесь, рядом. Уже садик ему нашли..."

Егор не помнит, что происходило с ним в первые часы после того, как сообщили о смерти Виктории. С того момента жизнь для него потеряла краски и стала пресной.

"От страшных поступков меня остановило только то, что живым остался ребёнок. Моя жизнь сегодня — это сын и работа. Вот и всё. С Викой мы были вместе всего два года, но без неё быть я так и не научился. Не могу к этому привыкнуть".

КСТАТИ

«Проверить, какой препарат вызовет аллергию у больного, невозможно»

Дела врачей редко доходят до суда. Сами следователи признаются: слишком сложная доказательная база, поэтому уголовные дела не возбуждаются. За последние годы только однажды врачей судили из-за смерти пациента. 25-летняя Юлия Кубарева умерла после неудачной пластической операции в «Экомедсервисе» - девушка так и не пришла в себя после наркоза. И только после того, как в дело вмешался президент, вся операционная бригада была задержана. В 2014 году суд приговорил врача-анестезиолога к четырем годам лишения свободы, главного инженера - к трем, а бывшего гендиректора «Экомедсервиса» к двум годам ограничения свободы.

В неофициальной беседе врачи говорят, что проверить, какой препарат может вызвать аллергию у больного, невозможно. Никто не знает, как отреагирует организм на то или иное лекарство. И спасти всех больных невозможно - как это ни ужасно звучит, но врачи иногда бессильны.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Препарата «Метилэргобревин», который ввели роженице Вике, сейчас в продаже нет.

- Его производят в Сербии, в октябре 2015 года у него закончилась регистрация, и с тех пор он к нам не поступал, - рассказали «КП» в справочной по аптекам.

В показаниях для применения препарата указано: второй период родов, атонические маточные кровотечения, субинволюция матки, лохиометра. В побочных действиях - анафилактический шок, аллергические реакции. Говорят, сразу после трагического случая в октябре 2015 года в роддома были разосланы письма, что препарат «Метилэргобревин» может привести к летальному исходу, и его пришлось изъять.
 

Другие материалы по темам: "Смерть в роддоме "