"Больше года пытаюсь восстановиться после ДТП". Женщина, сбитая на переходе BMW Макса Алейникова, не дождалась компенсации в 30 000 000

«Он в суде просил - не надо уголовного дела, зачем мне судимость. Потом заявлял там: меня не посадят, у меня двое детей и положение в обществе. А грозило ему до двух лет колонии. Адвокаты предложили примириться и компенсировать весь вред - и я согласилась», - рассказывает 53-летняя Лидия Антоновна, которая уже больше года пытается восстановиться после ДТП. Но данные в суде обещания - в придачу к уже выплаченным 50 млн перечислить женщине оставшиеся 30 млн долга - продюсер Максим Алейников не выполняет.

Наезд произошел вечером 5 марта 2015 года: Макс Алейников за рулем БМВ 525 ехал по столичной улице Коммунистической со стороны ул. М. Богдановича в направлении Куйбышева. На перекрестке ул. Куйбышева, поворачивая налево (ему горел зеленый), не уступил дорогу двум женщинам-пешеходам и сбил их. Женщины шли по регулируемому переходу на зеленый свет.

- Меня отвезли в БСМП. Там поставили диагноз: закрытая черепно-мозговая травма легкой степени, сотрясение головного мозга, ушиб тканей лба, закрытый внутрисуставной перелом наружного мыщелка левой большеберцовой кости. Сделали операцию (закрытая репозиция, диафиксация внутрисуставного перелома наружного мыщелка левой большеберцовой кости), - рассказывает Лидия Антоновна.

В больнице женщина провела более двух месяцев. За это время водитель Алейников навестил ее один раз.

Пришел с мамой: профессор Ольга Алейникова - известный в Беларуси врач-онкогематолог, директор РНПЦ детской онкологии и гематологии.

- В основном со мной говорила мама водителя. Мне обещали и реабилитацию в Аксаковщине, и консультации любых узких специалистов при необходимости. Когда меня выписывали, женщина [Ольга Витальевна Алейникова] отвезла меня домой - и больше ни ее, ни ее сына - виновника наезда я не видела. Не видела и реабилитации, и узких специалистов, - говорит пострадавшая.

После этого женщина лечилась амбулаторно, в июле ее уволили с работы. Пришлось искать новую - устроилась только в сентябре.

- После лечения у меня оставались слабость и недомогание, частые головокружения, вело в сторону, немела левая сторона головы и щека, шумело в левом ухе, я чувствовала боли в коленном суставе в состоянии покоя, наблюдался постоянный отек, видимая деформация сустава, хромота, я была ограничена в передвижении - постоянно останавливалась, так как сустав зажимался, как в тисках, не могла спуститься с лестницы, на весу сустав с трудом разгибался и при этом появлялись сильные боли. Лекарства, такси - это все требовало затрат, страдания же от боли и вовсе оценить сложно, - вспоминает пострадавшая. Ей, кстати, предстоит еще одна операция на травмированной ноге.

Эксперты признали травмы пешехода менее тяжкими. При таких повреждениях уголовное дело не возбуждается «по умолчанию» - только если пострадавший сам обратится в суд с заявлением, водителя обвинят по ч.1 ст. 317 УК. Лидия Антоновна так и сделала.

- В поисках хоть какой-либо компенсации я обратилась в суд Советского района города Минска с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Алейникова Максима Геннадьевича - водителя, который меня сбил. Больше всего меня поражало, что человек, который недавно и сам страдал от тяжелой болезни, не понимал, насколько тяжело и больно мне. Его друзья собрали ему деньги на лечение острого гепатита, а помочь мне было некому.

В суде встретились с адвокатами. Судья, рассматривавший дело, дал сторонам время обсудить сложившуюся ситуацию и при желании примириться (примирение возможно в случае, если пострадавшему были причинены травмы; если же в ДТП кто-то погиб - то примириться с его родственниками невозможно). Максим, вспоминает Лидия Антоновна, попросил ее не привлекать его к уголовной ответственности - «Не портить, мол, ему репутацию судимостью», - и пообещал в добровольном порядке возместить причиненный моральный и материальный вред: потерпевшая оценила его в 80 млн неденоминированных белорусских рублей. Максим сумму признал полностью, пообещал выплатить.

- Я ему поверила, за прошедшее после ДТП время успела простить Алейникова - и согласилась. В суде я написала заявление о том, что добровольно отказываюсь от обвинения и не возражаю против прекращения уголовного дела.

Алейников там же передал мне 50 млн и написал расписку, что оставшиеся 30 выплатит за три раза равными частями - до 1 марта, 1 апреля и 1 мая 2016 года.

1 марта продюсер Алейников Лидии Антоновне денег не перечислил. Женщина говорит - даже не позвонил. С продюсером удалось связаться адвокату потерпевшей: «Он ему сказал, мол, денег нет и не беспокойте - я за границей». По состоянию на июль Максим не произвел ни один из трех обещанных платежей.

- На мои телефонные звонки он не отвечает. Я ждала-ждала - и пошла в суд. Теперь буду требовать принудительного исполнения. А если бы знала, что все так обернется, ни за что бы не поверила и не пошла бы навстречу. Надеюсь, моя история будет уроком для других, и люди не совершат ошибок, которые совершила я. Можно было задуматься еще в суде, когда он говорил, мол, «меня все равно не посадят, у меня двое детей и положение в обществе». Потом повторял мне и моему адвокату: «У меня нет никакой недвижимости, и взять с меня нечего». Но я не задумалась - казалось, действительно можно ведь не портить жизнь 41-летнему человеку судимостью.

Максим Алейников, с которым AUTO.TUT.BY связался, чтобы расспросить о причинах возникновения такой ситуации, после непродолжительной паузы ответил кратко: «Я бы не хотел обсуждать эту ситуацию». И попрощался.

«Чужие беды и наши на них реакции - это индикаторы для всего общества. Можем ли мы быть неравнодушными? Способны ли обращать внимание на сложные, болезненные темы, будь то умирающий от гепатита знакомый или строительство детского хосписа. Хотим ли мы обсуждать их или замалчиваем? Да/нет/не знаю - нужное подчеркнуть. Этот тест - наш с вами анализ крови. Его результат - диагноз. Лакмусовая бумажка. Делитесь вы едой с бродягой, потому что вам жаль или потому что вы хотите себе «плюсик» в карму, неважно. В здоровом обществе у людей, при всем многообразии мотивов, не возникает вопроса, поддержать им тяжелобольных детей или нет. Не знаю, насколько здорово наше общество. Я знаю, что чума приходит и в ту хату, что с краю. И только сострадание - спасительная прививка". Из интервью Максима Алейникова в рамках проекта TUT.BY «Семь неравнодушных», 19 ноября 2015 года.

Что теперь?

По заявлению Лидии Антоновны в суде начнут принудительное исполнительное производство, рассказали AUTO.TUT.BY юристы. Заставить должника выплатить всю сумму сразу, конечно, не может никто (если только он не сделает это добровольно) - но вот описать и реализовать его имущество (недвижимость, предметы быта, денежные средства, автомобиль и пр.) возможно. Также на белорусов, имеющих задолженности в том числе и перед физическими лицами, налагаются ограничения: в выезде за границу и в праве на управление транспортными средствами. Сумма долга же постепенно, в размере, установленном законодательно, взимается из доходов обязанного лица.

Другие материалы по темам: "Травма после аварии

кома

"