Директор Национального антидопингового агентства Александр Ванхадло рассказал, с какими трудностями пришлось столкнуться белорусским медикам во время ЧМ по хоккею 2014 в Минске

ЧМ-2014 в Минске запомнится столичным жителям не только хоккеем, но и рядом историй, как забавных, так и не очень. Прокатчики автомобилей в узком кругу обсуждали финна, который на арендованной машине да с двумя промилле алкоголя в крови пытался припарковаться недалеко от «Минск-Арены».

Жители Чижовки наверняка наслышаны о двух россиянах, утянувших с точек продаж сувенирной продукции на Br1,3 млн. и заплативших за это штраф в Br1,5 млн.

После окончания ЧМ IIHF поставила высшую оценку белорусскому медперсоналу. О том, с какими трудностями пришлось столкнуться отечественным медикам, о различных провокациях со стороны белорусских и зарубежных СМИ, Modus vivendi рассказал координатор медобеспечения ЧМ-2014 Александр Ванхадло, который и без того полную бочку меда пытался залить до краев. Наличие даже ложки дегтя в этой бочке человек с советской закалкой и железными нервами в минском чемпионате категорически не признает.

- Какие задачи ставились перед медслужбами во время проведения ЧМ? Большой штат сотрудников был задействован?

- Готовность была полной: всеми организационными вопросами занимался Комитет по здравоохранению Мингорисполкома - контроль оборудования, задействованность врачей разных специальностей и т.д. Количество сотрудников сложно назвать, тем более что в сферу моей ответственности входила работа непосредственно с участниками ЧМ - спортсмены, тренеры, врачи команд и т.д. А в фан-зонах, зонах гостеприимства работали сотрудники бригад скорой помощи, для работы на чемпионате также были задействованы специалисты центра спортивной медицины, лучшие кадры из ведущих клиник города.

- ГАИ, в частности, привлекала для работы возле хоккейных арен пополнение из Могилевской и других областей...

- В медицинской части удалось справиться силами столичных медиков, никого из регионов и областей мы не привлекали.

Справка Modus vivendi. И.о. председателя Комитета по здравоохранению Мингорисполкома Игорь Юркевич рассказал, что за время ЧМ-2014 была оказана медпомощь 159 болельщикам (данные накануне полуфиналов), 18 человек были госпитализированы. Чаще всего к медработникам обращались по поводу мелких травм, проявлений артериальной гипертензии, а также с просьбой консультации по различным вопросам. На ледовых аренах специально были открыты стоматологические пункты для оказания помощи хоккеистам, поскольку челюстно-лицевая травма - самая распространенная в этом виде спорта. Во время ЧМ в Минске ежедневно дежурило около 30 бригад скорой медпомощи, причем неотложная помощь участникам, включенным в список аккредитационной системы ЧМ, а также иностранным туристам, имеющим оригинальный или электронный билеты на матчи в Минске, оказывалась бесплатно.

ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНЫЙ ЗАГОВОР

- Порой сотрудники медслужб проявляли чрезмерную бдительность: во время одного из матчей на «Минск-Арене» обратился в медпункт за обезболивающей таблеткой, так сложилось ощущение, что меня готовы были госпитализировать. Измерили артериальное давление, задавали много вопросов о наличии возможных заболеваний, даже был косой взгляд медперсонала в сторону носилок. Неужели инструкции были такими жесткими?

- Главная задача как для сотрудников служб безопасности, так и для медиков - максимум внимания к любому обратившемуся. Работники в фан-зонах были четко проинструктированы, где находятся медпункты, куда направлять людей за оказанием медпомощи. Один пункт работал на «Минск-Арене», один - на «Чижовка-Арене», этого оказалось достаточно. Главное было решить вопросы координации, а врачи у нас грамотные, умеют разбираться в разных ситуациях.

- Были ли какие-то претензии к общепиту? Насколько подтвердилась просочившаяся в СМИ информация об отравлении шведских и чешских хоккеистов?

- Питание спортсменов изначально было оговорено в регламенте соревнований: сколько витаминов, минералов, белков и углеводов должно содержаться в рационе участников. Это было досконально соблюдено, в т.ч. в гостиницах, в которых проживали спортсмены. Что касается нелепой информации по поводу отравлений, оперативно было назначено расследование - анализировалось меню, проверялись сроки хранения продуктов и т.д. Согласитесь, это глупо: в гостинице проживало 5 команд, одна-две якобы отравились, а остальные живы-здоровы, хотя сервис всем был предложен одинаковый. Ежедневно проводились заседания директората оргкомитета турнира, в котором принимали участие и представители IIHF, и на следующем после оглашения этой информации заседании факты не подтвердились. Странно, когда люди ищут то, чего не было.

- В ходе турнира представители ведущих команд озвучивали какие-то пожелания к организаторам?

- На каждом из упомянутых заседаний директората 9-м пунктом поднимался вопрос медобеспечения, жарких дебатов и споров не было. Ни у кого из представителей сборных вопросов не возникало, тем более что ту же фармакологию команды возят с собой, их врачи назначают то, что считают нужным. Единственно, мы отслеживали, чтобы в страну не попадали препараты, запрещенные в спорте, а также препараты, запрещенные для ввоза в Беларусь.

- Домашний ЧМ - хороший шанс подсмотреть что-то у более опытных команд. Наши медики этим воспользовались?

- Ни один врач ни одной команды не станет посвящать посторонних в вопросы фармакологии и реабилитации. Я видел списки ввезенных препаратов - перечень достаточно широкий, в основном препараты известные, давно используются на рынке фармакологии.

ПРОВЕРКА ВОЗРАСТОМ

- В начале ЧМ много обсуждался комментарий игрока чешской сборной Романа Полака, которому потребовалась госпитализация в одной из минских клиник. Он отметил, что «Минск - чистый город, чего не могу сказать о больницах». А врач чешской сборной добавил, что минская больница - привет из 1980-х... Такие высказывания сильно подмочили репутацию организаторов?

- Это из той же серии, где про отравления хоккеистов. Я беседовал с главным медицинским супервайзером, он созванивался с врачом, спортсменом, подтвердившими, что какие-то фразы были вырваны из контекста, а какие-то звучали совсем иначе. В частности, врач сборной просто сказал, что здание больницы совсем не похоже на те здания, что он видел в Европе. А что касается 1980-х... Я был в той же Канаде, там здания клиник еще более возрастные. Надо смотреть не на архитектуру, а на квалификацию персонала и рабочее оборудование. Что касается оборудования в наших клиниках, то членов международной медицинской комиссии оно полностью устроило.

- Одной из главных проблем еще накануне чемпионата называлось слабое знание белорусами иностранного языка. Как бригады скорой помощи изъяснялись с иностранцами - на языке жестов?

- Поскольку вопрос действительно стоял остро, мы подготовились к этому заранее: к обслуживанию чемпионата были привлечены студенты начальных курсов мединститута, у которых было минимальное знание по медицине, зато они хорошо владели английским языком. Студенты дежурили вместе с бригадами скорой помощи, оказывали содействие, если возникал языковой барьер.

- Сотрудники ГАИ гордились случаем, как один из инспекторов самостоятельно поинтересовался у финского болельщика, почему тот хромает. А после на служебном транспорте подвез гостя столицы до «Минск-Арены». Медики своим поведением как-то доказали, что в Беларуси сейчас Год гостеприимства?

- Бригады скорой помощи обычно увозили из «Минск-Арены»... В их функции входила в т.ч. доставка в клиники на диагностическое обследование получивших травму спортсменов. Гостеприимство также было оказано: если у хоккеиста было небольшое повреждение, скорая помощь его дожидалась, чтобы отвезти либо в гостиницу, либо обратно на арену.

ЖЕСТКАЧ ОТ IIHF

- Как осуществлялась организация допинг-контроля с учетом того, что в Беларуси нет аккредитованной лаборатории?

- Как отметили супервайзеры, все прошло без сучка и задоринки: допинг-пробы направлялись в Москву регулярными авиарейсами, что требовало определенных усилий. Игры заканчивались ночью, и надо было успеть отвезти пробы к утреннему рейсу. Но все эти нюансы учитывались на предварительном этапе. К тому же из стран-хозяев ЧМ мы были не первыми, кто столкнулся с подобными трудностями: во время турнира в Словакии допинг-пробы доставлялись в соседнюю Чехию.

- Сколько допинг-проб было взято во время минского ЧМ?

- Эта информация не оглашается, в частности, для того, чтобы не ориентировать спортсменов на какие-то цифры перед следующими соревнованиями. Надо отдать должное IIHF: вопрос о допинг-контроле на чемпионатах мира поставлен предельно жестко, и никаких возражений со стороны спортсменов либо тренеров не было. Отказ от прохождения допинг-пробы или какие-то жалобы на процедуру проведения - это из разряда фантастики. Я был включен в оргкомитет турнира, поскольку отработал главным врачом национальных команд на почти двух десятках различных чемпионатах мира, на шести Олимпиадах, но заметил, что хоккейный турнир заметно отличается по организации от остальных - работать пришлось фактически с чистого листа.

- Насколько остро перед белорусскими спортивными врачами стоит вопрос фармакологического обеспечения?

- У нас есть и возможности, и квалифицированные кадры. В этом аспекте могут возникнуть разве что вопросы с небольшим опозданием приобретаемых средств. Идет регистрация препарата, его приобретение, и в итоге препаратом, который мы запускаем в действие, на Западе уже практически не пользуются.

ДОПИНГ И ШАХМАТЫ

- Вам грустно из-за того, что специализация «спортивный врач» в Беларуси фактически находится в упадке?

- У нас в БелМАПО есть обучение по этой специализации, определенные шаги по развитию отрасли спортивной медицины предпринимаются. Единственное, есть небольшие проблемы юридического плана: в Минспорта должность значится как «тренер-врач», следовательно, медицинский стаж не учитывается. От этого немного грустно, ведь я 15 лет проработал в национальных командах по спортивной гимнастике и легкой атлетике.

- Ваше отношение к тому, что сейчас у спортсменов проверяют пробы 8-летней давности, из-за чего произошел ряд допинговых скандалов в т.ч. с участием белорусских легкоатлетов...

- Если смотреть на это с позиции антидопинговых служб, правило вскрытия допинг-проб через какой-то промежуток времени - очень эффективная мера борьбы с запрещенными препаратами и их использованием. Тебе дают понять, что рано или поздно ты попадешься. Но как болельщик считаю, что вскрывать пробы через какой-то срок - не совсем честно. Это все равно, что играл с другом в шахматы, проиграл, а через пару лет прочитал какой-то шахматный этюд, вспомнил ситуацию и пошел доказывать, что ты выиграл.

- Вы согласны с тем, что антидопинговая борьба - это хороший рычаг и в политических играх? Не так часто санкции применяются к представителям ведущих спортивных держав...

- Я не делал бы таких категоричных заявлений: не нарушайте установленных правил, и никаких разбирательств не будет.

Справка Modus vivendi. Александр Ванхадло в 1986г. закончил педиатрический факультет Минского мединститута. Закончил ординатуру по специализации «анестезиолог-реаниматолог». После окончания учебы работал по специальности в Гомельской области, в Республиканском центре детской хирургии. В 1996-2008гг. - тренер-врач национальной сборной по спортивной гимнастике, в 2000-08гг. совмещал работу в национальной сборной по легкой атлетике. В 2009-14гг. - директор Национального антидопингового агентства.

Евгений Кечко