Доктор Терещенко: Почему все проблемы медицины в стране должно решать Министерство здравоохранения?

Александр Терещенко  — врач с 25-летним стажем, хирург, журналист. Автор и ведущий телепрограммы «Врачебные тайны плюс» на канале «НТВ-Беларусь».

Ругать белорусскую медицину в целом и врачей в частности модно. Сегодня я постараюсь вас убедить в том, что большинство обвинений — совершенно надуманные. О том, как относились к врачам до 1917 года, мы помним по произведениям Чехова и Булгакова. Уважение, я бы сказал, некий пиетет к профессии были безмерными и заслуженными. И это при том, что сравнивать медицину тогда и сегодня вообще нельзя: произошла революция — скачкообразный, качественный переход на абсолютно новый уровень диагностики, фармакологии, врачевания, но осталось главное — доктор.

В 1917 году политики выбрали систему тотального бесплатного врачевания. В этом нет ничего плохого при условии, что в принятии такого решения участвовали бы хорошие экономисты, просчитывающие соответствие вложений и возможностей экономической системы. Но рискну высказать свое личное мнение: у нас никогда не было ситуации, когда выделенные финансы позволяли бы построить максимально эффективную медицинскую конструкцию здравоохранения. Большие деньги шли на вооружение. После распада СССР были трудные годы развала и становления. Реальные изменения произошли 10—15 лет назад, и мне не стыдно было начать делать программу «Врачебные тайны» — программу о лучших Докторах.

Но вопросы остались. У нас могут быть на вооружении самые современные препараты, задействованы самые передовые технологии, но когда ты приходишь в палаты некоторых столичных больниц, понимаешь, что такой низкий уровень бытового сервиса трудно увидеть даже в отдельных деревнях. Понятно, что сервис требует дополнительных ресурсов, которые мы вряд ли найдем, пользуясь правилами игры, созданными в 1917 году.

К сожалению, наше общество до сих пор живет в системе координат, когда все нам должны.

Буквально на днях пожилая женщина, пенсионерка, обратилась за медицинской помощью: у нее были проблемы с печенью и почками. Ее экстренно положили в стационар урологии, сделали необходимое обследование и сняли проблему, связанную с почкой. Остальное лечение, по мнению врачей, можно было провести уже на дому. Пациентку выписали. Сразу после этого мне позвонил муж пенсионерки, уважаемый человек, и вылил на врачей ушат грязи. Мол, супругу, ветерана труда, можно было бы подержать в больнице и подольше, хоть это и не обязательно. Он не хотел связываться с участковой больницей, где ей пришлось бы наблюдаться. Мужчина охаял врачей в клинике (тех самых, которые помогли его жене), а также врачей, с которыми он живет рядом. Всех огульно.

Вместе с тем в свое время, будучи районным руководителем, этот уважаемый человек имел возможность приложить усилия и вложить средства в участковые больницы, в участковых врачей и без опаски пользоваться их услугами на пенсии. Но этого, видимо, не случилось.

Почему все проблемы медицины в стране должно решать Министерство здравоохранения? Давайте подумаем, кто заинтересован в том, чтобы в районных стационарах и поликлиниках работали молодые, талантливые врачи, не отбывали там необходимый минимум, а были готовы остаться навсегда.

В первую очередь — местные управленцы. Важно не только, чтобы коровки доились и овцы паслись, но и то, чтобы люди болели меньше, ведь смертность населения — показатель не менее значимый, чем надои коров и сбор зерна. Руководители компьютерных компаний курируют лучших студентов с третьего или четвертого курса. А где очередь за талантливыми студентами-медиками? Почему они не хотят возвращаться в провинцию?

Иждивенческое отношение к государству порождает проблемы как у пациентов, так и у врачей. Есть такой «синдром выгорания», открытый американскими медиками, которые наблюдали за коллегами и заметили, что на каком-то этапе своей интенсивной деятельности у врача наступает усталость и неприятие ситуации, за которой следует неизбежное понижение качества работы.

Есть аксиома: водитель-дальнобойщик после определенного количества часов, проведенных в дороге, должен отдохнуть, иначе может произойти авария. А теперь давайте вспомним о медиках, которым приходится работать на полторы-две ставки, потому что только так они могут полноценно заработать на жизнь. Здесь опасности никто не видит?

Часть врачей, те, кто потерпеливее, продолжает тянуть лямку, часть уходит из профессии, часть уезжает в Европу или Африку.

Часть срывается, ведет себя неадекватно, не может найти в себе силы терпеливо относиться к пациенту. Процентов восемьдесят конфликтов в поликлиниках и больницах происходит из-за отсутствия диалога. У затюканного доктора нет времени на объяснения. В лучшем случае: «Петрович, пей по одной таблетке два раза в день. Будет плохо — заходи!»

Еще одно наблюдение. Зрение у нас в стране проверяет врач-офтальмолог, порой даже с научной степенью. Это золотая консультация по европейским стандартам. Мы — уникальная страна. В том же Гонконге, Германии этим занимается оптометрист — медик со средним образованием, специализирующийся на подборе оптимальных параметров очков для улучшения вашего зрения.

В стране почти уже закрепился термин «поликлинические туристы». Я не хочу обижать наших ветеранов и пенсионеров. Просто они брошены семьей, детьми, и единственным местом, где им можно поговорить, остается поликлиника.

По данным Всемирной организации здравоохранения, здоровье человека зависит от врача лишь на 10%. Все остальное — это генетика, экология, питание, здоровый образ жизни. Это не какой-то популизм, а аксиома. Но прислушивается ли кто-то из нас к этому? Единицы!

Ближайшая глобальная беда, с которой придется столкнуться белорусским медикам, — это не инфекции, не рак и даже не СПИД. Это — избыточный вес и диабет. В Индии уже сейчас 51 миллион диабетиков. А ведь эта болезнь — в большей степени следствие банальной невнимательности к себе, отсутствие культуры потребления пищи. Финляндия, кстати, ввела акциз на употребление сахара. Почему не мы? Сами граждане, а не врачи, виноваты в том, что медицина превратилась в МЧС и приходится постоянно «тушить пожар», а не предупреждать его.

Идем дальше. Про очереди в поликлиниках. Болезнь — это та же работа, которую ты выполняешь, находясь в офисе или у станка. Тебе дают больничный именно потому, что требуется время на то, чтобы ходить в поликлиники, сдавать анализы и заниматься лечением, в том числе и сидеть в очередях. При этом проблему пытаются решить. Например, организовывают электронные очереди. А что в итоге?

Только вдумайтесь: до 30% записавшихся по электронной очереди к врачу людей не приходит на прием.

Давайте подведем небольшой итог. Россияне вывозят ежегодно в другие страны 20 миллиардов долларов, не доверяя своим врачам. У нас ситуация иная. Приезжают к нам, и мы оказываем платные услуги, пока еще не на миллиарды, но потенциал есть, необходимо только создать для врачей не льготные, но условия.

В Минске служба эндоваскулярной хирургии (экстренной помощи при инфаркте миокарда) по показателям квалификации врачей и качеству оборудования одна из лучших в Европе. Подобных примеров множество. Операции на сердце проходят в Гродно, Бресте, Могилеве, Гомеле. Далеко не во всех странах Европы подобное происходит в региональных центрах.

Врачи работают на полторы-две ставки, часто эмоционально выгорая, буквально сражаясь за наши жизни.

При этом отношение некоторых руководителей районного уровня к медицине в лучшем случае равнодушное. Авторитет, мнение доктора многим кажутся сомнительными.

Вспомните вечную дискуссию про прививки. Мое мнение: отказ от них — шаг в средневековье. А доктора, как правило, особенно на периферии — самые образованные, самые, если хотите, продвинутые, лидеры мнений, надо только услышать и поверить, а не искать «соринку в глазу».

Я не против критики, но убежден, что система здравоохранения — это наше общее дело. Потеря общей культуры позволяет нам по-прежнему пить, курить, даже не есть, извините, а жрать, и при этом искать виноватого доктора. Мы категорически не готовы следить за собой, доводим свои тела до катастрофы, а потом бежим в поликлинику с криком «Спасайте!», выражая неудовольствие в очередях, которые отчасти создаются по нашей же вине.

Вы хотите оставаться здоровыми? Вперед, но не против врачей, а вместе!