Экс-гендиректору "Борисовдрева", который находится под следствием, удалили грыжу позвоночника. В месяц на передачи и лекарства в СИЗО уходит 3 миллиона

Супруга экс-директора печально известного завода "Борисовдрев" Елена Мальцева в последнее время часто вспоминает слова своего мужа годичной давности: "Потерпи, родная, закончится модернизация, и станет легче". Модернизацию завершают без него, а легче не становится. Владимир Мальцев находится в СИЗО на Володарского, дети глубоко потрясены, а сама Елена занята поиском денег для оплаты услуг адвоката. TUT.BY побывал дома у семьи Мальцевых и узнал новые подробности о задержании молодого директора, аресте имущества и настроениях в зале суда.

Год назад поездка Лукашенко на деревообрабатывающее предприятие "Борисовдрев" завершилась громкими отставками. Президент был крайне недоволен тем, как на заводе продвигается модернизация, и потребовал возбудить уголовные дела по фактам бесхозяйственности. Журналисты TUT.BY сразу же выехали в Борисов, прошли по следам Лукашенко и были немало удивлены тому, как за директора завода Владимира Мальцева заступались не только приближенные, но и простые работники. "Мне нравится, как он работает. Он здесь днями и ночами", – говорили тогда о молодом директоре.

Однако расположение сотрудников предприятия не избавило Владимира Мальцева от уголовного преследования. 11 марта он был заключен под стражу. В отношении гендиректора ОАО "Борисовдрев" было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 424 УК Беларуси (Злоупотребление властью или служебными полномочиями) в связи с причинением тяжких последствий государственным интересам в ходе выполнения мероприятий по модернизации, проводимой на предприятии.

По словам гособвинителя, действия Мальцева нанесли предприятию ущерб в сумме 18 млрд рублей. Кроме того, был причинен вред государственным интересам в виде неисполнения срока государственной программы модернизации "Борисовдрева" и, как следствие, срыва выпуска новой продукции, создания новых рабочих мест, увеличения уровня рентабельности и темпов роста объема производства, увеличения заработной платы работников "Борисовдрева". Владимиру Мальцеву грозит от 3 до 10 лет лишения свободы. 

Построил дом и все еще не вырастил сына

Елена Мальцева согласилась на интервью без лишних вопросов: "Приезжайте, посмотрите, как скромно мы живем". Прибыв в Борисов по нужному адресу, мы увидели 2-этажный коттедж, обшитым сайдингом. Как позже нам объяснила хозяйка, этот дом ее муж спроектировал и построил практически в одиночку. Сам сделал сруб, сам его сюда привез, сам составил сводно-сметный расчет – помощников приглашали только в исключительных случаях. Въехали в этот дом супруги задолго до истории с "Борисовдревом", а до этого 7 лет жили в общежитии.

На участке возле дома нет аккуратно постриженного газона и живых изгородей из туй. Собачья будка, баня, беседка, грядки с клубникой и покосившийся забор – ландшафтных дизайнеров сюда не приглашали. "Вон сарайчик для курочек начинал делать, но не успел".

Возле дома припаркована старая Volvo. Хозяйка уточняет, что в семье 2 машины, последняя Opel Zafira куплена частично в кредит. Все имущество арестовано и передано Елене Мальцевой на хранение.

"Интересы предприятия ставил выше интересов семьи"

В гостиной встречаем старшую дочь Мальцевых 13-летнюю Татьяну – она учится в 8-м классе и выглядит копией отца. 5-летний Мирослав на момент нашего визита был в детском саду. По словам Елены, если младшему сыну еще можно объяснить отсутствие папы "работой", то дочка уже все понимает. В школе ее нередко спрашивают о том, правда ли, что отец находится в тюрьме. Татьяна старается в этот момент сразу же перевести тему – это личное.

На последнем свидании с дочерью Мальцев неожиданно похвалил ее оценки, а раньше всегда критиковал. Елена объясняет это переоценкой ценностей: "Понял, что в его жизни главное – это семья". Вообще свидания с родственниками во время расследования дела допускаются редко, но Мальцевым пошли навстречу.

– Муж сейчас чувствует себя хорошо и настроен решительно.

В конце сентября он перенес операцию по удалению опухоли (доброкачественной. – TUT.BY). Вообще грыжа позвоночника беспокоила его давно, но из-за работы он не обращал на нее внимания. Ему кололи лекарство, и только после этого он мог встать. Вставал – и шел на работу. Он у нас трудоголик в прямом смысле слова.

Интересы предприятия ставил выше своих собственных и даже выше интересов семьи.

Владимир Мальцев из простой семьи: отец – тракторист, мать – фельдшер в поликлинике.

Познакомились супруги в Борисовском колледже: он работал заведующим лабораторией и преподавал, а она пришла на практику. "Я когда его увидела, сразу поняла, что он будет моим мужем, даже пришла домой и маме об этом сказала". Сразу после свадьбы Владимир ушел из колледжа в производство. Работал конструктором на заводе "Автогидроусилитель", потом его пригласили на должность главного инженера на "Резинотехнику".

– Я как сейчас помню, он на кухне стоит, и мы с ним решаем этот вопрос. Думаю, тогда и надо было его остановить. Потом уже нереально это было сделать… Просто когда мы только переехали в этот дом, здесь практически ничего не было, голые стены. Он туда пошел просто потому, что зарплату предложили больше. Карьеризм ему не свойственен был никогда.

Елена показывает фотографии из счастливого прошлого, когда у Владимира было больше времени на семью. "Вот на этом участке лес был и старый дом, он его ломал. Дом строили 4 года. Как видите, все довольно скромно сделали, но качественно". Жилая площадь дома – 40 кв. м. Всего здесь 4 жилые комнаты – обставлены они без изысков.

Идти в директора не хотел

На "Борисовдрев" Владимир Мальцев пришел на одну из руководящих должностей, потом стал главным инженером, а чуть позже его "поставили" – именно это слово использует Елена –генеральным директором. По ее словам, у них просто не было выбора.

– Он не хотел этого, и я не хотела. Мне сейчас сложно это объяснить. Человека постоянно нет дома, а когда приходит, он настолько уставший, что на семью у него не остается ни времени, ни сил.

Чтобы пойти куда-то в гости вдвоем, выходные как-то вместе провести, куда-то на природу выйти, такого не было. Приезжал вечером часов в 10-11, не раньше. Он говорил: "Потерпи, родная, закончится модернизация, и все будет по-другому, станет легче". У нас был очень сложный этап, вся семья жила этим.

Модернизация на "Борисовдреве" идет уже 8 лет, а Владимир Мальцев провел в статусе генерального директора полтора года. Предыдущие руководители, в отличие от мужа Елены, сейчас на свободе. По словам Елены, за время, когда Мальцев был генеральным директором, на заводе прошло более 40 различных проверок – никаких нарушений выявлено не было.

– Ему дали задание, он его выполнял, муж был далек от тонкостей этого дела. И вообще я бы сказала, что он патологически честный человек. Ну вы же видите, как мы живем. У меня два огорода, на которых я сажаю картошку, свеклу – все как в обычной семье. Он знал, что взятки не берет, людей огород мне копать не приглашает, поэтому опасений каких-то у него не было.

Все, что мы покупали на заводе, например, доску для беседки, проводили через магазин, я сохраняла все квитанции.

Такой реакции никто не ожидал

Перед приездом Лукашенко, свидетельствует супруга, экс-директор "Борисовдрева" был взволнован, но не более чем. Он не ожидал такой реакции от президента, ведь, по расчетам Мальцева, все было выполнено в срок. Елена узнала о большом "разборе полетов" из интернета – муж не поднимал трубку. По ее мнению, вина за испорченное впечатление от предприятия лежит целиком и полностью на строителях, из-за которых на площадке была грязь.

По ее словам, в суде практически все свидетельствуют против обвинения и поддерживают версию мужа о происходящем, кроме одного человека – Николая Бусалова. Он участвовал в модернизации объекта в качестве генерального директора ОАО "Строительный трест № 21" Борисова. В ноябре прошлого года Лукашенко потребовал снять его с занимаемой должности и возбудить в отношении него уголовное дело, но в итоге обвинение было снято. Сейчас Бусалов занимает должность заместителя директора того же треста.

- Я могу предположить, что причина острой неприязни этого человека к моему мужу кроется в одном эпизоде. В процессе модернизации, когда был аврал, строители должны были работать на объекте круглые сутки. Ночью один из дежурных завода заметил, что на территории стройки пьянствуют, причем пьянствовал кто-то из начальников строительного треста, не простые рабочие. Был вызван наряд милиции, это зафиксировано в протоколе, юрист на заводе об этом рассказывал в суде. Понятное дело, когда это всплыло наружу, самого Бусалова по головке не погладили. На суде он всячески пытался очернить мужа, причем показания его были крайне непоследовательными. А его заместитель опроверг показания Бусалова.

"Под белы рученьки взяли, в черную машину посадили"

После критики Лукашенко модернизировать "Борисовдрев" бросились всем миром. Елена рассказывает, что ее супруг даже радовался, что наконец все зашевелились, чиновники сразу поспешили на помощь. До последнего момента в семье не предполагали, что все может закончиться судом.

– 11 марта я вышла с работы, меня под белы рученьки взяли, в черную машину посадили и повезли на обыск. Мы приехали к нам в дом с важными дяденьками, они мне показали постановление о задержании моего мужа и начали проводить арест имущества, вплоть до старого водонагревателя, который стоял у нас в коридоре и который в связи с занятостью муж все никак не успевал вывезти на свалку. Насчитали 400 млн, из них порядка 300 млн – это машина, которую взяли в кредит, поэтому такая сумма и получилась.

После первой описи дома у Елены Мальцевой побывали, как она говорит, еще немало "важных дядей". "Может, в первый раз мало насобирали, не знаю". Любопытны формулировки специалистов. Старую лодку-казанку оперуполномоченные ОБЭП называли то "катером", то "судоходным средством". А в графе про старую машину Volvo не пожелали нужным поставить дату выпуска.

В тот же день, когда к супруге приехали описывать имущество, Владимира Мальцева вызвали в Минск. Там же и задержали. Елена вспоминает, что как раз накануне он запустил котельную, то есть ему дали завершить начатое.

– Государственный адвокат позвонила мне, наверное, часов в 8 и сказала, что раньше ей было некогда, домашние дела, – Елена обрывается на полуслове, ей тяжело вспоминать тот день. – Конечно же, я начала искать другого адвоката.

Мы уже полгода работаем с Дмитрием Горячко, и я очень довольна.

За это время он понял, что с нас тут особо нечего взять, суммы он берет чисто символические, но для меня и это довольно серьезно. Я уже всех родственников, друзей дергаю.

Деньги закончились, судебные слушания – нет

Поддержку Елена чувствует со всех сторон. В колледже ей ставят расписание занятий таким образом, чтобы она успевала ездить в Минск на заседания суда. Родители постоянно приходят на выручку с детьми. А в социальной сети "ВКонтакте" друзья открыли группу поддержки Елене Мальцевой. Материальный вопрос еще никогда не стоял в семье так остро.

В колледже Елена зарабатывает чуть более 4 млн, а только на содержание мужа в СИЗО (лекарства, передачи) тратит около 3 млн в месяц.

По словам собеседницы, она еще не привлекала к своей проблеме общественность, но задумывается об этом. В первую очередь, чтобы оплатить адвоката.

– Когда его арестовали, "под шумок", я не знаю, как это по-другому назвать, меня обязали оплатить множество штрафов за мужа. Причем когда я ему рассказываю, за что я плачу, он объясняет мне, что все документы у него должны быть в порядке.

Он предусмотрительно собирал все копии, но Следственный комитет их изъял, поэтому я не могу проверить, за что я плачу...

После того, что случилось, я даже плакать не могу. Когда плачешь, это уже идет процесс расслабления. В нашей ситуации, кроме меня, ему помочь некому. Если не я, то произойдет что-то страшное, он просто опустит руки, и все.

Во время интервью не покидало ощущение, что Елена не может рассказать все, что знает. Она не скрывала этого и попросила приехать к ней еще раз после окончания суда: "Я вам все расскажу, как есть". Собеседница обмолвилась, что на нее пытались выйти некие "важные люди", которые хотели заставить женщину оказать давление на мужа, чтобы тот признал свою вину.

По совету адвоката Елена Мальцева отказалась от дачи показаний. Она регулярно ездит в суд, но не выдерживает до конца заседаний:

"У меня поднимается давление, хотя до этого никогда проблем со здоровьем не было".

Владимир Мальцев, напротив, занимает активную позицию на слушаниях: задает вопросы свидетелям, дает пояснения. Вину он не признает.

"Эгоистическое паразитирование служебными полномочиями"

Елена говорит, что они с мужем верят в белорусское правосудие, и у них для этого есть основания.

– На суде сразу видно, кто говорит правду, а кто - нет. Те, кто пытаются оговорить моего мужа, путаются в показаниях, и у них ничего не получается. Особенно нас с мужем удивило обвинение в "эгоистическом паразитировании служебными полномочиями" – это полный бред. Я верю в то, что найдутся настоящие виновники, если они существуют. Они пытались найти виноватого, но не учли, насколько честен мой муж и насколько хорошо к нему относятся другие люди. Еще они думали, наверное, что найдут здесь какое-то золото/бриллианты, но не нашли.

Судебное следствие началось 23 сентября и по-прежнему находится на этапе допроса свидетелей. На одном из последних слушаний Владимир Мальцев читал стихи известного российского политического деятеля Евгения Примакова: "…Мы мчимся, нас кнутом подстегивает время, мы спотыкаемся, но нас не тем судить, кто даже ногу не поставил в стремя и только поучает всех, как жить".

Светлана Белоус / Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY