Из медиков в программисты. В 30 лет минский врач кардинально изменил жизнь, чтобы «кодить» на Java

Тридцатидвухлетний Евгений — каноничный пример того, как можно кардинально изменить свою жизнь в тот момент, когда вроде бы и так все складывается неплохо. Один из лучших на курсе выпускников минского медвуза, участник миссии ООН в Ливане, однажды он бросил карьеру медика и, как это модно в последнее время говорить, «ушел в IT». При этом ни в коем случае нельзя сказать, что на стремление все большего количества белорусов переквалифицироваться в программисты Евгений смотрит сквозь розовые очки. «Это грустно», — считает герой статьи. Сегодняшний разговор — о больших возможностях и неудачах, деньгах и мотивации, а также о том, как найти свое место в жизни, несмотря на, казалось бы, вполне комфортное «течение».

Евгений родился в Лепеле, но до 18 лет жил в основном в Витебске. Там же он окончил химико-биологический класс в лицее, а когда пришла пора поступать, подал документы в Могилевский университет и столичный БГМУ. Пойти мог в любой, но выбрал в итоге Минск — уж очень манила своими возможностями столица.

— В мое время, да и сейчас, наверное, родители говорили, мол, надо учиться. Зачем это надо делать, никто не объяснял. Я не могу сказать, что всю жизнь хотел стать врачом — нет, такого не было. И хотя все получалось неплохо, к третьему курсу понял, что все это не мое. Вроде и делаешь все правильно, но с таким напрягом, что аж тошно.

Евгений был одним из лучших студентов на курсе. Поскольку он учился на военно-медицинском факультете, то после завершения учебы должен был пять лет отслужить. Пришлось даже поработать в составе миссии ООН — анестезиологом в Ливане, где парень за год выучил английский. Когда вернулся, понял — продлевать контракт не будет, потому что работать было совсем неинтересно.

— Решение уйти из армейской медицины я принял твердое. Куда податься? Были мысли о гражданской медицине, но однажды жена сказала, мол, ты всегда любил технику, так почему бы не попробовать пойти в IT.

Тогда Евгению было 29 лет. За плечами — 11 лет, связанных с медициной. По словам парня, он действительно всегда любил технику и даже на любительском уровне прокладывал и администрировал сети. Теперь же вспомнилось, как однажды один солдат, программист на «гражданке», посоветовал доктору заняться тестированием софта.

— Сначала идея податься в IT мне показалась сомнительной. Все-таки столько времени потратил на медицину! И все же решил попробовать. Отослал пару резюме на вакансию тестировщика, но брать врача без нужного опыта и образования, конечно же, отказались. Тогда записался на курсы в Образовательный центр ПВТ, и уже через два месяца меня взяли в EPAM. Сначала был младшим специалистом по тестированию, потом специалистом по тестированию ПО, потом старшим, затем — ведущим. За полтора года работы самостоятельно выучил Java и теперь пишу программы для тестирования ПО.

— Теперь-то чувствуете, что это «ваше»?

— Это я еще на курсах понял. Не потому, что хорошо получалось, а потому, что интересно. Знаете, какое это классное чувство — просыпаться с удовольствием, а не с мыслями, мол, опять тащиться на эту чертову работу. Ностальгия по прошлой работе, конечно, есть. Хотя скорее не по работе, а по коллективу. Но в любом случае я рад, что ушел из медицины, хватит того, что моя супруга работает педиатром.

По словам Евгения, решение кардинально сменить область деятельности было смелым, но удержать его никто не мог. Друзья отнеслись сдержанно, а вот родители…

— Родители абсолютно не поняли мой шаг, но я как уехал от них в 18 лет, так больше и не советовался, что мне делать. Поставил в известность, и все. Зато через некоторое время, когда оказалось, что все у меня хорошо, одобрили и они.

Часто работа медика — это ненормированный рабочий день и бессонные ночи. Наверняка у программистов с этим все проще, думали мы. Однако Евгений уверен, что хороший специалист будет много работать в любой сфере, будь то медицина или IT.

— Многие считают, что работа в IT — это чаты, котики, пить кофе и быть в шоколаде. Ничего подобного — работы от просто «много» до «очень много». И постоянно работаешь больше, чем восемь часов в день. Да, я стал зарабатывать в несколько раз больше, чем когда был врачом, но на тот момент, когда я только устроился в EPAM, зарплата была меньше, чем в армии. Я к тому, что деньги для меня не были главным мотиватором. А вот наличие перспектив для быстрого и видимого роста — как раз то, что кардинально отличает IT в лучшую сторону.

— Что надо для того, чтобы стать хорошим тестировщиком или программистом?

— Наверное, аналитический склад ума, внимательность и желание что-то найти, попробовать, исследовать. Любовь к математике? Если она есть, то это круто, если нет — ну и ладно. Я, например, математику в школе любил, но дальше свою жизнь с ней совсем-совсем не связал. А вот программисту, конечно, математику надо знать и уважать. Но что очень важно сегодня — это английский язык, без него вообще никуда.

Великая вещь — мотивация. Ты можешь горы свернуть, если она у тебя правильная, а вот если ее нет, то ничего не получится. Особенно с этим тяжело у студентов последних курсов или недавних выпускников вузов, которые внезапно решили переучиться на «айтишника». Они не знают, что им надо, не видели ни хорошей, ни плохой работы, а просто услышали, что в этой отрасли «есть бабки». Отсюда и отношение как в университете: пришел — ну, что-то там читают и окей, до «сессии» все равно далеко.

Любопытно, что тенденция последних лет, когда чуть ли не все белорусы готовы рвануть в программирование или просто в «айти» в широком смысле этого слова, не радует Евгения.

— Все это на самом деле печально, потому что сейчас уйти в IT пытаются все кому не лень. Многие не ищут себя, а убегают, потому что им плохо на нынешнем месте работы. Те же врачи уходят не потому, что им неинтересно в медицине, а потому, что у них нет денег. То же касается учителей и остальных. Люди видят и слышат, что в IT есть деньги, и пытаются туда убежать. Это грустно, потому что хорошие специалисты должны быть везде, в любой сфере. Что в итоге? Наборы в медицинские и педагогические вузы поддерживаются только за счет снижения баллов. Соответственно, качество специалистов падает. Кто же нас в итоге будет лечить и учить?

Надо учитывать и то, что переобучение на того же тестировщика далеко не для всех открывает путь к гарантированному рабочему месту и хорошей зарплате. В отрасли хватает как успешных примеров, так и провалов. На самом деле причин для неудач превеликое множество. Одни боятся устраиваться на новое место работы, другие выбивают добавку к зарплате на старом месте, третьим не хватает усидчивости, настойчивости и навыков.

— У меня был знакомый доктор (очень толковый парень), который хотел попасть в IT. Однако он уехал в США и потом писал, что даже пытаться не будет устроиться там программистом, потому что в Штатах даже самый плохой врач зарабатывает больше какого-нибудь крутого программиста.

К нашему разговору присоединяется замдиректора Образовательного центра ПВТ Дарья Антонович. По ее словам, многие люди приходят на курсы только потому, что им посоветовали родственники или друзья. Как итог — около 20% слушателей даже не оканчивают обучение.

— Порой молодые люди считают, что раз они платят деньги, то им, как в школе, придут и вложат знания в голову. Забывая при этом, что надо делать домашние задания, не спать на занятиях и много общаться. Некоторые этого не понимают и уверены, что сам факт окончания курсов делает их первоклассными специалистами, которых только и ждут работодатели. Интересно, что у таких людей обычно очень высокие запросы по зарплате. Трудоустроиться, конечно, у них не получается.

Иногда люди думают, что если они закончили курсы, написали хорошее резюме и сделали красивое фото не на фоне ковра, то достаточно сидеть и ждать предложений от работодателей. При этом ничего не делается для того, чтобы поддерживать свои знания. Через два месяца без практики и повторения теории человек уже толком ничего не помнит и, само собой, не способен даже пройти этап собеседования.

Другие материалы по темам: "Зарплата врачей в Беларуси "