Лаборанты в 1-й поликлинике Минска работают с калом и мокротой за 3-4 млн

Сдавать анализы - не самое приятное занятие для пациентов. Готовишь баночки, брезгливо наполняешь их содержимым, топаешь до поликлиники и стараешься побыстрее избавиться от неприятной ноши. О том, что происходит дальше, мало кто задумывается. Производным нашей жизнедеятельности займутся чьи-то женские руки: откроют баночку, возьмут нужное количество, подготовят материал, рассмотрят его в микроскоп… Неприятно? А им нет.

"У нас не запахи, а ароматы!"

Вопросами "приятно-неприятно" мы изрядно утомили работников клинико-диагностической лаборатории 1-й городской поликлиники Минска. Заведующая Татьяна Анучина увлеченно рассказывала о своей работе: "Посмотрите, сколько интересных по теме книг, какие современные у нас анализаторы!"

Здесь уже давно научились абстрагироваться от неприятных реалий. "У нас не запахи, у нас ароматы!" - с юмором пресекает наши расспросы старший лаборант Анна Велентей. В лаборатории она работает уже около 30 лет и время от времени подумывает о том, чтобы что-то поменять. Но годы идут, а лаборант все еще на прежнем месте.

Диагностикой в лаборатории занимаются 2 врача и 8 лаборантов, хотя официально для такого объема работы предусмотрено 14,5 ставки лаборантов. "У нас еще неплохо, есть лаборатории, где всего 4 лаборанта, а с восемью еще жить можно", - комментирует заведующая. По ее словам, все лаборанты здесь взаимозаменяемые.

В лаборатории хорошо представлены основные исследования: анализы крови, мочи, кала, мокроты, гинекологические мазки, биохимические исследования. На каждый анализ установлена своя временная норма, разработанная Министерством здравоохранения. С приходом современных приборов на каждый из них тратится все меньше времени. Мочу на белок исследуют в среднем за 4,5 минуты, мазок крови – от 8 до 13 минут.

"Мир, который мы не видим, но который нами управляет"

Заходим в лабораторию с окошком для забора мочи и кала. Прием еще не закончился, но работа по обработке материала уже кипит. Запах (не аромат, как здесь любят говорить) ощущается остро. Заведующая Татьяна Анучина высказывается осторожно: "Это мир, который мы не видим, но который нами управляет. И я бы сказала, что это очень интересно. Если кому-то это нравится, возможности открываются безграничные. Здесь только учись и познавай. Поначалу, когда я только пришла, меня это угнетало, а сейчас мне очень нравится моя профессия".

Врач занимается в основном патологическими случаями – выносит окончательный вердикт. А непосредственно подготовку материала выполняют лаборанты.

Знакомимся с молодой симпатичной девушкой Ольгой Бомберовой, которая работает здесь уже 9 лет и сосредоточенно занимается мочой.

Каждый образец ей нужно пронумеровать, измерить удельный вес (или плотность) мочи, потом разлить ее по пробиркам и определить белок и его количество, для этого в мочу добавляют специальную кислоту. Мочу центрифугируют, смотрят под микроскопом осадок.

Лаборант неохотно отвечает на наши вопросы, говорит, что окончила училище по специальности "диагностическое дело", но поступала якобы не с той целью, чтобы работать здесь. Запахов она уже давно не чувствует, привыкла ко всему.

У лаборантов даже нет респираторов, во время работы с калом они включают вытяжку, которая спасает не на 100%.

Анализ кала или вязкая мокрота

Для выполнения анализа кала необходимо сначала намазать его на стекло. Сам процесс лаборанты показывать отказались, а мы не настаивали. Для определения скрытой крови используется специальный реактив. Похожим способом готовится копрограмма: лаборант смешивает кал на стекле с реактивами, а врач рассматривает полученный результат под микроскопом.

- Да, мы имеем дело с человеческими экскрементами, - поясняет заведующая. – Это наши будни. Но я могу сказать, что если человек работает в хирургии, он сталкивается с этим, может, и чаще нас. В медицине, хочешь не хочешь, ты должен относиться к этому как к неизбежности.

Неприятнее всего, считают лаборанты, иметь дело с мокротой. Из тянущейся и вязкой жидкости необходимо сделать мазки, потом высушить их и правильно покрасить.

Вот так выглядит уже высохшая и покрашенная мокрота. К моменту нашего приезда весь материал у лаборантов уже был подготовлен.

Забор крови из пальца: "От страха девушка засунула ногу в батарею"

Сложнее всего, по мнению специалистов, работать с кровью. 4 часа в лаборатории длится забор крови, остальное время посвящается ее обработке. Работать приходится сплошь "в резине" - нарукавники, перчатки, воздухонепроницаемая одежда, которая защищает от брызг. Фельдшер-лаборант Ирина Блатанкова рассказывает, что поначалу ей было жалко колоть пальцы пациентов: сосуды у разных людей расположены на разной глубине, поэтому болевая реакция непредсказуема.

"Чтобы набить руку, - говорит Ирина, - уходит до года. Кроме того, нужно учиться правильно вести себя с пациентами во время процедуры. Некоторые от боли падают в обмороки. Одна девушка даже умудрилась засунуть ногу в батарею, так ей было страшно". В подобных ситуациях, считает лаборант, главное начать с людьми разговаривать о чем угодно, но лучше – о зарплатах. "Человек начинает злиться и тогда уже точно в обморок не упадет", - делится опытом специалист.

Полученную кровь проверяют с помощью гематологического анализатора и других современных приборов. Анна Велентей следит за результатами на дисплее. Иногда аппарат может засориться, и в таком случае показатели будут неверными. Перепутать материал, уверяют специалисты, сегодня практически невозможно: образцы нумеруются в строгом порядке. Но если у лаборанта возникает малейшее сомнение, здесь предпочитают отправить пациента на повторный анализ, нежели выдать неправильный результат.

Микрофлора женщин под микроскопом

Заходим в помещение, где лаборанты смотрят под микроскопом уже подготовленные и окрашенные вагинальные мазки. Женская микрофлора в увеличении выглядит любопытно, но совершенно непонятно. Специалисты поясняют, что большое количество лейкоцитов говорит о воспалительном процессе, но окончательный результат получают по специальной формуле. Заведующая лабораторией не скрывает, что известие о найденной инфекции приносит ей удовольствие, в отличие от ее носительницы.

- Вот ты находишь трихомонаду и врачу открываешь глаза, и дальше он уже продолжает лечение. Ты чувствуешь значимость своей работы. Хотя и считается, что лаборатория – это не такой уж важный участок, но на самом деле иногда без нашего анализа врач не в состоянии назначить лечение.

Лаборанты работают с калом и мокротой за 3-4 млн

Найти на работу в лабораторию хороших специалистов, признается Татьяна Анучина, тяжело. Ставка у работников очень низкая. Их спасает только то, что все лаборанты здесь работают с дополнительной нагрузкой.

В среднем, благодаря совместительству, лаборанты зарабатывают от 3 до 4 млн. Ольга Бомберова показывает нам свой расчетный лист, фотографировать его запретили: 2 млн 400 тысяч рублей - оклад, 1 млн - аванс и 400 тысяч - премия. Около 200 тысяч рублей лаборантам платят за работу с кровью, так как есть опасность заражения ВИЧ или гепатитом C.

- Работа считается непрестижной, оплачивается плохо. Если нет семейной обстановки в коллективе, лаборанты быстро разбегаются. У нас, например, каждый может рассчитывать на то, что в случае чего его подменят. Поэтому текучки нет.

Анализы нужно сдавать раз в год

В поликлинике в отличие от больниц большую часть анализов возвращают пациентам с нормальными результатами. И только в 25% случаев находят различные патологии. Чаще всего это низкий гемоглобин (анемия), лейкоцитоз и СОЭ (изменение скорости оседания эритроцитов).

Что касается необходимой частоты проведения основных анализов, то, по мнению врача, их нужно выполнять раз в год. Привычку наших терапевтов по любому поводу отправлять на анализы здесь не приветствуют, но подчеркивают, что все индивидуально. "Если вы сдавали анализы 3 недели назад, но врач заметил высыпания или какие-то другие признаки заболевания, он обязан назначить пациенту анализы".

Светлана Белоус / Фото:Евгений Ерчак, TUT.BY

Другие материалы по темам: "Зарплата врачей в Беларуси "