Лечение аллергии в 10-й городской больнице Минска

Аллергия. От этой когда-то редкой, а теперь самой распространенной болезни XXI века страдают миллионы людей. Почему, однозначно не скажет ни один специалист. По одной из теорий, чем комфортнее в бытовом плане мы живем, тем более подвержены аллергии. Чистые руки, еда, постель и полное отсутствие микробов, с которыми должна бороться иммунная система, сделали свое дело. Исчезли естественные раздражители — иммунитет стал «безработным». И реагирует теперь на еду, лекарства и растения… Как бы то ни было, это безобидное, на первый взгляд, заболевание, весьма опасно. Когда одни чихают, кашляют и трут глаза, другие с отеками и удушьем попадают в реанимацию. Как защититься от этой напасти и возможно ли это вообще? Ответы на сезонные вопросы искала корреспондент «Р».

Отправляюсь в столичное отделение аллергологии. Оно работает на базе 10-й городской клинической больницы. В коридоре встречаю длинноволосую брюнетку. Девушка улыбается, хотя всего сутки назад ей было не до смеха.

— Покрасила, как обычно, волосы. Через два дня чувствую, что опухает затылок и лицо раздувается, — рассказывает она. — Потом стала задыхаться. Родные вызвали «скорую». Меня привезли сюда и сразу в реанимацию. Одного не понимаю: всю жизнь пользовалась одной и той же краской для волос и никогда проблем не было.

— Аллергия может возникнуть абсолютно на все, — подтверждает Наталья Дударева, заведующая отделением. — К нам попадают больные с обострением аллергии или остро возникшими реакциями: приступами удушья, отеками Квинке или крапивницей. То есть с теми, которые угрожают жизни человека. Подобная патология не имеет сезонности, пациенты с указанными симптомами попадают к нам круглый год.

Такой пациент может провести на больничной койке до двух недель. Те же, кто просто чихает и кашляет, у кого слезятся глаза, лечатся дома самостоятельно. Отделение рассчитано на 70 коек. В 2012 году в него поступило 2400 человек. С начала этого — больше 1000…

— Заболевание лечим в зависимости от степени его тяжести. Самое опасное состояние, которое угрожает жизни, — анафилактический шок от укусов и ядов насекомых либо инъекций, — продолжает Наталья Дударева. — При тяжелых реакциях в отделении проводится инфузионная терапия, вводятся гормональные препараты. После купирования острой реакции, как правило, назначаются антигистаминные препараты. В ремиссии заболевания по показаниям проводится аллерговакцинация. Этот метод лечения широко используется для лечения больных с поллинозом и бронхиальной астмой.

Если аллергическая реакция часто провоцируется, протекает тяжело или набирает силу, несмотря на назначенное лечение, нужно обязательно вернуться к аллергологическому обследованию и пересмотреть лечебную программу. А как диагностируется заболевание? Что нового в этом направлении?

— Нового, в принципе, ничего, — объясняет Наталья Дударева. — Иногда, чтобы определить причину возникновения аллергии, достаточно поговорить с пациентом. Диагноз подтверждаем кожными пробами. Если и после этого картина болезни не совсем ясна, подключаем лабораторию и по анализу крови выявляем «виновный» аллерген. Как правило, для получения достоверного результата достаточно этих дополнительных исследований.

Сегодня аллергические заболевания диагностируют современными способами: с помощью специальных анализаторов дается оценка содержания общего иммуноглобулина Е и специфических. Есть в клинике своя иммунологическая лаборатория.

И все же болезнь лучше предупредить, чем лечить. И помогает в этом специфическая иммунотерапия (СИТ). В ней, как говорится, клин клином вышибают. То есть аллергию лечат аллергеном. Классическая СИТ предполагает регулярные подкожные инъекции в течение нескольких лет. Сейчас есть более удобные способы ее проведения: капли под язык или таблетки для рассасывания. Надежно и, главное, безболезненно. СИТ приучает организм человека к встречам с аллергенами, побеждая болезнь с помощью собственной иммунной системы.

Определить точное количество больных аллергией довольно сложно. Официальная статистика «подсчитывает» лишь заболевших бронхиальной астмой, атопическим дерматитом и аллергическим ринитом. Так, в Беларуси на официальном учете состоит почти 61 тысяча взрослых с астмой, 2284 — с ринитом. Страдающих от поллиноза всего полторы тысячи. Это официальные данные. Неофициальные в 2—3 раза выше. Почему так разнятся цифры? Потому что многие люди не обращают внимания на симптомы заболевания и занимаются самолечением. А оно приводит к еще более тяжелым последствиям. По прогнозам ученых, к 2015 году той или иной формой аллергии будет страдать половина населения земного шара.

— Предрасположенность к аллергии можно «прочитать» в родословной предыдущих поколений, — говорит Татьяна Барановская, главный внештатный аллерголог и профпатолог Министерства здравоохранения. — Если больны оба родителя, то ребенок заболевает в 60—80 процентах случаев.

Риск высок, но это всего лишь риск. Если дедушка чихает и кашляет от тополиного пуха, это не значит, что внук будет также от этого страдать. Впрочем, аллергии все возрасты покорны. Хотя она и считается болезнью молодых, увы, не щадит она и глубоких пенсионеров.

К сожалению, полностью избавиться от напасти невозможно. Однако от аллергена можно «убежать» или свести риск встречи с ним к минимуму. Хотя не факт, что поможет. Ежегодно ряды аллергиков пополняются на 5000 человек. И это не только чихающие и кашляющие от пыльцы или пыли. Коварное заболевание не отстает от технического прогресса и заставляет плакать нас даже от освежителя воздуха или нового средства для мытья посуды.

Другие материалы по темам: "

Аллергия: ответы на частые вопросы

"