Минчанка 5 раз сделала ЭКО, стала мамой, а потом забеременела сама

Путь к материнскому счастью у Ольги был длинным. За годы лечения ее интерес к детям превратился в манию, когда в моменты отчаяния даже возникали мысли покончить с собой. Сейчас все осталось позади: рядом суетится с игрушками розовощекая 4-летняя дочь Алиса, а в кроватке сопит 3-месячный Влад. В День матери Ольга согласилась поделиться своей непростой, но воодушевляющей историей.

Когда желание ребенка превращается в идею-фикс

Дмитрий и Ольга по праву гордятся своей многолетней борьбой за возможность стать родителями. Доказательства с ними всегда рядом: долгожданная старшая дочка, которая с удовольствием позирует фотографу с игрушками, и совсем еще маленький сын — о его рождении пара даже мечтать не могла. Все получилось само собой.

Планировать первого ребенка супруги начали в 2003 году, спустя полгода после свадьбы. Сначала к роли будущей матери Ольга относилась спокойно, рассуждая, что «уже пора». Но с каждым неудачным месяцем желание иметь ребенка усиливалось по нарастающей. Впоследствии это стало больше похоже на навязчивую идею, комплекс неполноценности, признается она. «Наступает какой-то психологический блок. Я зациклилась. Может быть, в том числе поэтому так долго и не получалось».

Первый год молодая пара пробовала зачать ребенка самостоятельно. Потом супруги вдвоем стали ходить по врачам и проходить всевозможные обследования. Никто из медиков не видел объективных причин, почему беременность не наступает. Предлагали лечить сопутствующие проблемы, делали снимки проходимости маточных труб, исследовали спермограмму. Спустя 3 года пару направили в специализированный центр «Мать и дитя», но и там медики разводили руками. Критические дни приходили в срок, не замечая отчаянных попыток Ольги стать матерью.

Каждый месяц надежды сменялись отчаянием

Несмотря на поддержку мужа и родственников, рассказывает собеседница, она впала в глубокую депрессию.

— На меня никто не давил, не мучил, в основном я пожирала себя изнутри сама. Представьте, все подруги-ровесницы рано или поздно выходили замуж, беременели, а я оставалась без детей. Я помню те слова, которыми они мне сообщали, что беременны — они до сих пор отпечатаны у меня в памяти. Для меня это каждый раз было как удар, словно упрек мне: они могут, а я нет, я неполноценный человек. Беременных на улице видеть было больно, как и мамочек с колясками.

Если не получается забеременеть, объясняет молодая мама, жизнь превращается в сплошное ожидание. В середине цикла она каждый раз начинала искать в себе признаки того, что беременность наступила.

— Там кольнуло — может, это имплантация (прикрепление эмбриона к стенке матки. — TUT.BY)? А тут, кажется, подташнивает — а вдруг получилось? Если наступает задержка (а больше 2−3 дней у меня ее никогда не бывало), сразу такое обнадеживающее чувство появляется. А потом начинаются месячные, и всему конец. В очередной раз закрывается внутри все, в очередной раз хочется плакать, чуть ли не биться головой о стену. Доходило даже до того, что хотелось наглотаться таблеток, возникали мысли: а стоит ли вообще жить?

За годы лечения было пролито много слез. Оглядываясь назад, Ольга понимает, что эти страдания были лишними. Тогда она не догадалась обратиться за поддержкой к психологу, но советует сделать это женщинам, которые сейчас находятся в похожем положении.

Как проходит процедура ЭКО?

Спустя 4 года мучений супруги решились на ЭКО. Было осознание того, что это долго, мучительно, дорого, но молодая пара предпочла действовать. Дмитрий всячески поддерживал жену в идее родить ребенка с помощью новых технологий и даже в моменты отчаяния «гнал на попытки». Он признается: психологическое состояние Ольги его очень сильно беспокоило. Был настрой идти до победного конца.

Около года пара копила на первую попытку — тогда процедура им обошлась в 2 тысячи долларов. Кроме того, будущие родители прошли очередное тщательное обследование, которое тоже стоило денег.

Сама процедура, по описанию Ольги, требует свободного времени и моральных сил. В течение месяца идет гормональная стимуляция — каждый день пациентки ездят на уколы в клинику. Потом делается забор яйцеклеток под общим наркозом, супруг сдает сперму. В условиях лаборатории яйцеклетки оплодотворяют и получившиеся эмбрионы подращивают в течение нескольких суток. Затем 2−3 эмбриона (больше нельзя по закону) пересаживают женщине в полость матки. Чтобы эмбрион прикрепился, нужно обеспечить максимальный покой. Пациенткам советуют вообще не вставать с постели в течение нескольких дней. Неудача после такой непростой процедуры ощущается еще тяжелее.

— Ты понимаешь, что месяц к этому шел, терпел эти уколы, постоянный контроль, деньги ушли… и в итоге без результатов. Но я горевала, плакала, а на завтра просыпалась и снова начинала планировать, что буду делать дальше, какие обследования пройду, как будем деньги собирать. Эти мысли мне помогали отвлечься.

Супруги были почти готовы к усыновлению

При нормальном самочувствии и наличии денег попытки ЭКО можно повторять почти каждый месяц. Если после оплодотворения яйцеклеток получается больше эмбрионов, чем нужно для одной попытки, их предлагают заморозить. А это значит, что в следующий раз, если при разморозке эмбрионы оказываются жизнеспособными, стимуляцию гормонами делать не нужно.

У Ольги с замороженными эмбрионами ничего не получалось — каждый раз приходилось начинать процедуру заново. Вторую попытку супруги сделали через 2 месяца, потом съездили отдохнуть, подкопили денег и снова пошли в бой. На 5 попыток в общей сложности ушло около трех лет. Однажды беременность наступила, но оборвалась спустя две недели — это была настоящая трагедия для Ольги. Каждый раз появлялось все больше сомнений: а нужна ли следующая попытка?

Интересно, что к пятому подходу замороженный эмбрион впервые оказался жизнеспособным — из него впоследствии и выросла Алиса. Кроме нормальной беременности, тогда же диагностировали внематочную. Некоторое время врачи не могли понять, в чем причина кровотечений, подозревали выкидыш.

— И уже тогда я была готова к тому, что это очередной пролет. Залезла на сайт Национального центра усыновления, стала выяснять, какие документы нужны для этого. Потихоньку мы с мужем начали обсуждать этот вариант, сможем ли на него пойти. Может, еще одна попытка, и уже решились бы на усыновление.

«Обыкновенная мама и обыкновенный ребенок»

С внематочной беременностью врачам удалось разобраться, не затронув нормальную. При этом Ольге удалили одну маточную трубу, еще больше сократив шансы на естественное зачатие.

— Во время беременности я, конечно, на крыльях летала. Первое время еще сидела на специальных форумах по ЭКО, поддерживала других женщин, а потом уже, когда Алиске был годик, стала отходить от всего этого. Было ли разочарование от материнства? Конечно, нет! Да, когда рождается ребенок, появляются обычные проблемы новорожденных, бессонные ночи, болячки. Но все равно к этому относишься с удовольствием, потому что уже нет глубокой психологической проблемы, есть обыкновенная мама и обыкновенный ребенок.

О втором ребенке супруги начали задумываться, когда дочка стала подрастать. Постепенно Ольга пришла к мысли, что хочется семью побольше.

— Алиса нам столько счастья принесла, что нам хотелось испытывать его еще и еще. Нам нравится жить для детей, открывать им что-то новое, показывать им то, что сам уже уяснил, увидел, а для ребенка это впервые. Вот мы поехали с Алиской на море в прошлом году, конечно, это приятно, но мы уже отдыхали не раз, знали, бывали. А когда привезли туда ребенка… это такой восторг, это что-то невероятное! И вот от этого просто тройное удовольствие получаешь.

— Когда я в первый раз была на море, когда меня волной накрыло, мама меня держала, потом я опять упала! — вмешивается в разговор Алиса. Она очень общительная девочка, совсем не стесняется взрослых. — Настоящий живчик, прошла огонь и воду, — шутят родители.

Нежданный, но желанный ребенок после 10 лет бесплодия

В год перед рождением Владислава супруги всерьез задумывались об усыновлении. На естественную беременность надежд не осталось, а на ЭКО идти уже не хотелось: не было ни сил, ни денег.

— К тому времени у меня исчезла эта навязчивая идея, как раньше. Я просто ходила, посматривала на малышей и думала: какие они классные! Не так, как раньше, терзала себя: почему у меня не получается, за что это мне, почему именно я? Я просто думала о том, как было бы здорово иметь еще одного ребенка, ведь малыши такие классные…

Вернувшись с юга, Ольга насчитала недельную задержку. Сразу же засобиралась к врачу, чтобы узнать, с чем связан гормональный сбой. Для отчетности сделала тест на беременность, потому что врач все равно бы о нем спросил. Какое же было удивление, когда тест оказался положительным.

— Я чуть не упала. Шок. Муж перед телевизором дремал, я подхожу к нему и говорю: спишь? Сейчас проснешься! Врачи и на УЗИ, и в роддоме тоже удивлялись, спрашивали. Я не знаю, что повлияло, может, зацикленность прошла. Говорят, что после ЭКО такое иногда бывает, беременность меняет организм.

Супруги не считали, сколько потратили денег за эти годы — они не жалеют ни об одной копейке и ни одной минуте, ушедшей на лечение. Если можно было повернуть время вспять, рассказывают уже дважды родители, они все сделали бы точно так же. Ольга убеждена, что нет ничего стыдного в стремлении родить именно своего ребенка, а не усыновить чужого, потому что это родительский инстинкт.

«Хотя усыновление, конечно, это очень достойная идея», — говорит собеседница.

В будущем, если у семьи возникнет желание воспитать еще одного малыша, этот вариант молодая мама не исключает.