Убийство в ТЦ Европа: подросток выбирал жертв возраста своей мамы

Вечером 8 октября в столичном ТЦ «Европа» было совершено нападение: 17-летний подросток с бензопилой и топором набросился на людей. В результате погибла 43-летняя женщина. Пострадали двое: 46-летняя посетительница получила два удара топором и находится в больнице — врачи говорят, что она в удовлетворительном состоянии. Еще одна пострадавшая, уборщица центра, которая увернулась от удара, получила легкое ранение и в госпитализации не нуждалась. 

Примерно в 17.20 подозреваемый зашел в торговый центр «Новая Европа», за плечами у него находился футляр от гитары, в котором лежал массивный топор, и в левой руке - заведенная бензопила. Пройдя метров 50, он снял футляр и положил его на диван, где сидели две женщины. Когда они стали уходить, он нанес бензопилой телесные повреждения одной из них в области спины. После чего она упала, а он бросил бензопилу, достал топор из футляра и нанес ей не менее трех ударов. В результате потерпевшая скончалась.
Но на этом он не остановился. 17-летний подросток зашел с топором в пиццерию и напал на посетительницу. А уже в коридоре столкнулся с уборщицей, которая смогла вовремя увернуться, удар пришелся ей по руке.

***

«Решение о совершении массового убийства с особой жестокостью задержанный принял давно. В октябре этого года намеревался совершить аналогичное деяние по месту учебы, однако не довел свой умысел до конца по не зависящим от него причинам», — рассказали в эфире телеканала Беларусь-1. Также отмечается, что свою вину молодой человек признал. Мотивом преступления, по его словам, послужило разочарование в самом себе, отвращение к человечеству, депрессивное настроение. Своей целью нападавший ставил убийство как можно большего числа людей и хотел сам быть убитым при задержании. В правоохранительных органах также подчеркнули, что к политизированным или экстремистским группировкам нападавший не принадлежит. Свой мотив он объясняет так: «Хотел порубить людей. Злость на самого себя».

В рамках подготовки к убийству он купил в магазине бензопилу, средства защиты при работе с бензопилой (балаклаву, маску-шлем, массивные очки и наушники) и топор. Журналисты «Еўрарадыё» узнали, что бензопилу и экипировку парень купил за четыре дня до трагедии в одном из минских магазинов. Он заплатил за все 1500 рублей (15 миллионов старыми).

Все разговоры о том, что в момент нападения подросток находился в состоянии нарокотического опьянения, пока ничем не подтверждаются. Правда он признался, что перед тем, как пойти на преступление, за три часа до этого выпил 150 граммов водки для «храбрости». По информации следователей, тест этого не подтвердил.

Кроме того, как уточнили в правоохранительных органах, он ранее не был судим, рос в обеспеченной семье, которую, впрочем, сложно назвать благополучной — отец проживает в Минске отдельно, мать и сестра — за границей. То есть его воспитанием, по сути, никто не занимался.

Ответить на вопрос, в каком состоянии был в момент совершения преступления подросток, должны эксперты: по делу назначена стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Она может длиться более месяца: судебные эксперты не только работают с подозреваемым, но и изучают медицинский анамнез и обстоятельства дела. И в ее результатах будет установлено, отдавал он отчет в своих действиях и мог себя контролировать в момент нападения или нет. Признание же наличия невменяемости — это исключительная компетенция суда.

Если человек вменяем в момент совершения преступления, он несет уголовную ответственность: за убийство 43-летней Елены бензопилой и топором, за нападение с топором еще на двух женщин в ТЦ «Европа» ныне 17-летний студент получит максимум 12 лет колонии общего режима.

Невменяемость же, наоборот, исключает уголовную ответственность лица, к нему могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения.

Для этого эксперты должны установить, что в момент совершения общественно опасных деяний парень не отдавал отчета своим действиям и не мог руководить ими. Это — с точки зрения права — не равно невменяемости: признать человека невменяемым может только суд. Следствию это лишь даст основание утверждать, что вины — ни умышленной, ни неосторожной — в действиях студента нет. В таком случае показания, данные фигурантом до получения следователями заключения психиатрической экспертизы, в расчет браться не будут: слова человека, который не отдавал отчета своим действиям и не мог руководить ими, не могут приниматься как факт. Суд рассмотрит дело в отсутствие фигуранта и вынесет определение, в котором обвиняемого признают совершившим общественно опасное деяние, но освободят от уголовной ответственности, так как преступление было совершено в состоянии невменяемости.

Ему назначат принудительное лечение в психиатрическом стационаре со строгим наблюдением — в специализированной психиатрической больнице в Гайтюнишках.

***

По данным предварительного расследования, нападавший молодой человек в 2014 году проходил лечение в психоневрологическом диспансере.

17-летний подросток, который с бензопилой и топором напал на посетителей ТЦ «Европа», изучал международное право в университете МИТСО. Правда, как рассказали в приемной, первокурсник был отчислен еще до субботних событий в торговом центре. Уточнить, когда и за что именно, в вузе отказались.

Официальные лица в ректорате, на юридическом факультете и кафедре международного права ситуацию не комментируют и перенаправляют к пресс-секретарю. Но она сегодня в отгуле, ее мобильный телефон недоступен.

По неподтвержденной информации, официально студент был отчислен с 3 октября. Правоохранительные органы изъяли из университета все документы, связанные с парнем, и опросили тех, кто с ним учился.

Если верить одногруппникам, то в первый месяц учебы задержанный молодой человек появлялся в университете редко и успел пропустить более 60 пар.

«Когда мы звонили ему узнать, по какой причине он отсутствует, то он просто посылал всех и говорил, что создан не для этого, — говорят другие студенты университета. — Он мало с кем общался, был замкнут в себе. О себе он ничего не рассказывал и даже на простые вопросы отвечал резко и агрессивно».

***

Посетительница ТЦ «Европа», которую нападавший подросток ударил топором, доставлена в отделении реанимации 10-й клинической больницы Минска. Врачи говорят, что она в сознании, ест, чувствует себя неплохо.

— Я осматривал ее сегодня утром. У пациентки повреждения верхней половины туловища, для жизни они не опасны. Жалоб она практически не предъявляет, — рассказывает Александр Есепкин, врач-хирург, заведующий первым хирургическим отделением. — Все необходимое диагностическое обследование ей вчера сделали. Сегодня состояние ее средней тяжести. Возможно, ее переведут из отделения реанимации в отделение торакальной хирургии.

По словам Александра Есепкина, днем пациентку осмотрит психиатр.

— На мой взгляд, в этом плане с ней все в порядке. Тем не менее нам необходимо получить представление о ее психическом статусе. Все-таки психологическая травма ей также была нанесена.

Специалист уточнил: женщина чувствует себя и психологически, и физически «ближе к удовлетворительному». Она получает все необходимое лечение.

Пострадавшей женщине 46 лет, она зашла в торговый центр за покупками. Молодой человек нанес ей два удара топором — в грудь и по плечу.

***

Почему подросток может взять бензопилу и начать убивать, «Комсомолке» рассказала заведующая психотерапевтическим отделением Минского детского психоневрологического диспансера.

Сейчас белорусы гадают, что послужило причиной того, что 17-летний подросток взял в руки бензопилу, убил одну женщину и напал на другую: наркотики или помрачение рассудка после компьютерных игр?

- Проблему подростковой агрессии ученые изучали задолго до того, как появились компьютерные игры и спайсы. В моей практике были случаи, когда подросток зверски убил одноклассницу, перед этим написав очень красочную книгу. Про то, как он ее убивает за то, что она его не любит, -рассказала «Комсомолке» заведующая психотерапевтическим отделением Минского городского клинического детского психоневрологического диспансера Елена Навицкая. - Такой всплеск агрессивного поведения чаще всего дают подростковый возраст и гормональная перестройка, когда подростки на любые стрессовые ситуации отвечают именно поведенческими реакциями.

Там, где взрослые или дети будут в состоянии невроза, подростки чаще всего отвечают действиями. Трудно сказать, что повлияло на поведение этого мальчика. Меня настораживает выбор жертв: это женщины средних лет, по сути - возраста его мамы (46 и 43 года. – Ред.)

Если подходить с аналитической точки зрения – это своеобразная агрессия на маму, на семью. А уже что его подтолкнуло… На мой взгляд, это психотическое поведение, ребенок в здравом уме так делать не будет. К сожалению, в сегодняшней жизни агрессия повсюду: не только в компьютерных играх, достаточно включить любые новости и можно увидеть, как на глазах у изумленной публики отрезают голову. Но в первую очередь важно отслеживать, что происходит в семье.

- Да, мы постоянно слышим, что должна быть здоровая семья, здоровое поведение в ней.

- Не всегда здоровая семья и здоровое поведение в семье формируют нормальное отношение подростка. Сейчас функции семьи усложнились тем, что необходимо отслеживать, какую информацию потребляет ребенок. Во времена моей подростковой юности контроль был возложен на государство: что ребенок читает, куда ходит, что смотрит. Родители должны были только показывать хороший пример.

Сейчас, к сожалению, это не так, и есть огромная пропасть между тем, что потребляют наши дети и что мы на самом деле видим. Это становится терра инкогнита: мы не знаем, что они едят не только в физическом смысле, но и в психологическом. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что родители понятия не имеют, что потребляют их дети.

- Ну, посмотрели мы вчера семьей классику мирового кино от Родригеса и Тарантино, полфильма летали оторванные головы, хлестала кровища. Я так и сказала: «Жуть и ужас, что вы смотрите». Но не выключать же на середине?

- Вы посмотрели, подросток таким образом выбросил агрессию, но при этом, посмотрев вместе с вами, получил вашу реакцию, понял, что не у всех это вызывает восторг. Относитесь к такому, как к проведенной работе: ребенок все равно это увидит, но, благодаря адекватным комментариям, в этот момент он будет в контакте с реальностью.

- Когда ребенок убивает бензопилой первого встречного – это, скорее, болезнь или психический срыв?

- В любом случае это тяжелые личностные нарушения, психопатия. Они не формируются за неделю, все это копится, ждет толчка. Есть предубеждение, что если зверски кого-то убивают – то это психически больной. Но статистика говорит обратное: например, больные шизофренией реже совершают убийства нежели обычные люди. Чаще совершают или психопаты, или под воздействием наркотиков, алкоголя, или с тяжелыми органическими нарушениями головного мозга.

- Многие думают, что убивают именно психопаты.

- Нет, психопат – это расстройство личности, когда у человека дурной характер, который формируется в течение жизни, в том числе и условиями воспитания. Когда ребенка ставят в центр внимания и он король для всех. Или, наоборот, когда им пренебрегают, не обращая внимания. Крайности воспитания.

- Подросток может сойти с ума и натворить подобное, насмотревшись компьютерных игр?

- Если продолжать аналогию с питанием, ваш ребенок не заболеет и не умрет от того, что несколько раз съел чипсы или гамбургеры. Но если он всю жизнь будет только этим питаться, скорее всего, он будет больным. То же самое и с играми: от одной он с ума не сойдет, но если вся его жизнь и психика под действием этих игр – все возможно. Это беглецы от реальности, которые не видят в ней никакой поддержки и смысла. Отсюда и зависимость. Если у нас внутри все серо, тускло, глупо и неприятно – мы эту серость проецируем на окружающий мир.

- Такая манера поведения родителей передается детям?

- Когда родители замучены постоянными долгами, им важно поспеть за своими соседями, чтобы было, как у людей – радости им эта жизнь приносит мало. Но потому ли, что у нас серость вокруг или из-за потребительского взгляда на все? Духовности, как таковой нет, и это не жизнь виновата, мы сами формируем в себе отсутствие всяких духовных потребностей. Важно – чтобы достать такую же машину, как у соседа, квартиру, мебель, одежду, пусть и влезть в долги. Это формирует радость жизни? Это точно не сделает нас более счастливыми.

- Но изначально кажется, что сделает. Так жили наши советские родители.

- Уровень свободы и возможностей с тех пор увеличивается, но уровень внутренней несвободы все равно остается прежним и выливается в крайности: или я полностью раб всего – вещей, родителей, общества – или я уже свободен до такой степени, что могу делать любые преступления. Вспомните Раскольникова с топориком, разве это не такой же случай? Зачем притягивать сюда компьютерные игры, если «Преступление и наказание» мы из года в год проходим в школе? Там об этом же.

- Можно ли заранее распознать, что ребенок готовится вот к такому?

- Думаю, что можно, но опять-таки только в том случае, если у вас хороший контакт с ребенком. Если вы имеете только фантазии на его счет – если он выглядит, как люди, одежда и оценки, как у людей, - думаете, что у него все в порядке, то вы вряд ли поймете, какие мысли прячутся за этой одеждой. Внешние признаки, говорящие о нормальности, вводят в заблуждение, что у ребенка все в порядке. С детьми нужно разговаривать, а для этого нужно находить время и желание.

- И все же: по каким маячкам можно заподозрить неладное?

- Я думаю, что у этого мальчика и раньше была агрессия: он либо уходил от контакта, либо был высокомерным, заносчивым. Почему он такой?

- Многие думают, что в подростковом возрасте такое у всех.

- Но это не значит, что на это не надо обращать внимание. Все равно надо отслеживать, спрашивать: «Что с тобой происходит?» Наблюдать за ним.

- Подростки часто отмахиваются: «У меня все нормально!»

- И будет отмахиваться, если почувствует, что это формальный вопрос. Мне потом дети на приеме объясняют: «Да, меня спрашивали, но я понимал, что если я расскажу маме о проблемах, ей станет еще хуже, она не поможет, только еще сильнее впадет в отчаяние. У нас папа пьет, денег вечно нет, у меня с братом проблемы, и если я на маму еще и свои проблемы навешу, она только сильнее заохает, заплачет, но ничем не поможет. А психолог в школе разговаривала со мной таким конкретным прямым языком, как женщины на рынке, и я понял, что лучше с ней не связываться…»

В результате этот мальчик сам, втайне от родителей, нашел наш диспансер, пришел, мы поговорили, но он попросил не рассказывать родителям: «Они будут очень расстроены, для них это показатель неблагополучия, они его не хотят, они хотят красивую картинку «не хуже, чем у других».

- И всё же: мальчик взял бензопилу и пошел убивать, нормальный подросток, наигравшись в компьютерные игры, так сможет?

- Никакая компьютерная игра не приведет к такому, если у него внутри не заложено желание убивать. Решать свои проблемы за счет жестокости для таких детей уже норма. Сложно сказать по какой причине, может быть, он регулярно видел, как избивают его маму? Или видел, как на его глазах в классе издеваются над ребенком, и это стало нормой? Есть генетические предпосылки, есть привнесенные, чаще всего это комплекс.

- Елена Валентиновна, в интернете пишут, что 8 октября – именно в этот день подросток убил женщину бензопилой - международный день зомби. Могло это сыграть свою роль?

- Безусловно. Нужен какой-то толчок, последняя капля, возможно, именно в этот день он и решил, что проявит себя. Такие настроения - люди недостойны того, чтобы жить, они губят планету – это тоже распространенная фраза, которую я иногда слышу от подростков.

- Шокирует спокойствие, с которым, говорят, подросток убивал. Мы привыкли, что если псих – то нервный и дерганый.

- Дерганный и нервный он наверняка был до того, как решился на этот шаг. Точно так же, как дети, которые задумали совершить самоубийство. Но в тот момент, когда они принимают решение, они успокаиваются и внешне ведут себя абсолютно нормально.

Если резко меняется поведение от очень плохого к очень хорошему – это плохой знак, это значит, что подросток уже принял решение. Какое – можно выяснить и остановить его, если имеешь с ним контакт. Если нет контакта, если ребенок отказывается раскрываться, – необходимо искать специалиста, который может этот контакт установить. Все время нужно держать руку на пульсе и не терять связи со своим ребенком.