Скандал в «Городской туберкулезной больнице» в Волковичах: пациент пожаловался в прокуратуру по факту избиения

Последние 10 месяцев украинец Александр Рачковский провел в туберкулезной спецбольнице в Дзержинском районе. Туда отправляют людей, которые не хотят лечить туберкулез добровольно. Большинство из них — бывшие заключенные. Несколько дней назад трое пациентов избили Александра и попытались изнасиловать его. Он считает, что причиной всему этому стали его жалобы на пьянство и тюремные порядки, которых придерживаются больные с «ходками» за спиной.

Письмо в прокуратуру: «Постоянно подвергаюсь моральному давлению, угрожают расправой»

Александру Рачковскому 41 год. Он родом из Донецкой области. Приехал в Беларусь в 2011-м и остался в Минске. Был уличным музыкантом и зарабатывал на жизнь, играя на гитаре и флейте. Завел жену и детей.

Состоял на диспансерном учете как больной туберкулезом легких в открытой форме. В ноябре 2014 года попал в спецбольницу в деревне Волковичи Дзержинского района Минской области. Правда, среди пациентов не прижился.

«В данном заведении находятся люди по большей части с криминальным прошлым. Это накладывает отпечаток на их образ мышления и поведения. Будучи больными и находясь на лечении, они продолжают «играть в тюрьму», — в августе написал Александр в своем обращении в прокуратуру.

«На довольно маленькой площади, в тесном соседстве друг с другом, живут более тридцати человек, большинство из которых психически неуравновешенны, поведенческие барьеры размыты, в приоритете межличностных отношений — позиция силы. Вокруг постоянно царит грубость, цинизм, бесцеремонность по отношению к окружающим. Это усугубляется всеобщим пьянством, которому способствует персонал учреждения».

В письме Александр утверждал, что за проделанные хозработы сотрудники расплачиваются с больными антисептическим раствором, который те употребляют вместо алкоголя. Впрочем, доступ к алкоголю у пациентов тоже есть: некоторые медсестры якобы продают им водку. Больничная охрана, по словам Александра, смотрит на это сквозь пальцы.

«Нетрудно представить, каково бывает трезвому человеку с пьяным, тем более когда их много и когда все это происходит в замкнутом пространстве», — взывал к сочувствию пациент.

По его словам, он просил врачей перевести его, но безрезультатно. В конце концов о его жалобах узнали другие пациенты. По понятиям бывших заключенных, «шестерка» не заслуживает уважения, и к Александру стали относиться крайне агрессивно.

«Началось с угроз „травматологией“, дошло до рукоприкладства. Постоянно подвергаюсь моральному давлению в виде грубых, унизительных оскорблений, угрожают расправой во сне, несколько раз я был избит», — перечислял свои горести Александр. Жил он, по собственным словам, как в осаде, и снова просил о переводе из Волковичей.

Избитый украинец: надругательству помешал приход медсестры

Письмо в прокуратуру было написано 17 августа. Через несколько недель о его содержании как-то узнали другие пациенты. Известие о том, что украинец посягает на их «свободу пития», возмутило больных, и они решили проучить жалобщика. По крайней мере так причины избиения видит сам Александр.

Вечером в пятницу, 11 сентября, соседи по больнице привычно начали досаждать украинцу. Он вызвал милиционера. Тот пожурил хулиганов и, посчитав обстановку спокойной, ушел.

— Через 3 минуты я вернулся в палату, и трое преследователей налетели и начали бить меня. Один схватил меня за шею, второй уселся на спину, третий разорвал на мне штаны и попытался совершить сексуальное надругательство. Я стал звать на помощь, и на мои крики появилась медсестра. Если бы не она, могло бы закончиться неизвестно чем… — рассказал Александр корреспонденту TUT.BY. В этот момент его телефон отключился, и больше с ним связаться не удалось.

По данному факту проводит проверку Дзержинский районный отдел Следственного комитета, сообщила официальный представитель УСК по Минской области Татьяна Белоног. В целях всестороннего изучения обстоятельств произошедшего ведется опрос участников, медперсонала. Назначена судебно-медицинская экспертиза. Изучается изъятая из медучреждения запись с камеры видеонаблюдения.

Главный врач больницы: Рачковский характеризуется отрицательно

Сегодня Александра Рачковского направили на консультацию в РНПЦ психического здоровья в Новинках, рассказал главный врач туберкулезной больницы Владимир Горбунов. Пациент подписал письменное согласие на процедуру.

—  Его осмотрят специалисты. Определят наличие или отсутствие психического расстройства. Посмотрят базу данных, может быть, он уже находился там на лечении. По результатам будет принято решение. Либо он может находиться в соматическом стационаре (то есть, у нас) без ограничений, так как у него нет острой психотической симптоматики, либо они примут решение о его обследовании и госпитализации — с его согласия. Сколько он там будет находиться, я сказать не могу.

Попав в волковичскую туббольницу, Александр Рачковский уже проходил осмотр психиатра. Оснований для госпитализации не было. Владимир Горбунов подтвердил, что в этот раз пациента отправили на обследование в Новинки из-за инцидента 11 сентября.

Рачковского он характеризует «отрицательно», но подробности раскрывать не имеет права: «Я вам не все про него могу рассказать». Впрочем, большинство пациентов этой закрытой больницы — люди с плохой репутацией. Среди них много наркоманов, алкоголиков, бывших заключенных. Контингент опасный и к труду медиков неблагодарный.

— Единственная цель наших пациентов — освободиться от принудительного лечения, в том числе путем написания жалоб в разные инстанции. Неоднократно были угрозы физической расправы, в том числе и по отношению к врачам, — поделился Владимир Горбунов.

По его словам, ни он сам, ни персонал больницы не знали содержание писем Рачковского в инстанции. Как про обращение в прокуратуру выведали больные, он лишь догадывается: «Скорее всего, он проболтался сам».

Конфликты между пациентами — дело нередкое, поэтому в больнице хорошо налажена система безопасности, рассказал главврач:

— У нас дежурят вооруженные милиционеры. Есть кнопка экстренного вызова. В отделениях работают камеры видеонаблюдения. Есть дежурный врач, который присутствует на отбое, 1−2 дежурные медсестры. Если возникают хулиганские действия со стороны пациентов, что бывает нередко, они вызывают дежурную охрану.

Напомним, в письме в прокуратуру Александр Рачковский писал, что с молчаливого согласия персонала в больнице процветает пьянство. Владимир Горбунов не отрицает, что больные тянутся к бутылке, но администрация старается это пресекать.

— Врачи и медсестры им точно никаких алкогольных напитков не проносят. Это на моем жестком контроле. Если я где-то узнаю, что санитарка проносит алкоголь, она будет уволена на следующий день.

Иногда пациенты умудряются перебрасывать спиртное через забор: им помогают знакомые снаружи. С приходом отопительного сезона пытаются делать брагу. Персонал с этим борется, заверил главный врач.

Все пациенты закрытой туберкулезной больницы прибывают сюда по решению суда. Документы в суд отправляет тубдиспансер, если больной отказывается лечиться. Есть судебное решение и по Александру Рачковскому (копия имеется в редакции. — Прим. TUT.BY), хотя сам украинец утверждает, что поехал в Волковичи добровольно.

— Может, он узнал, что решение суда уже имеется, и поэтому написал заявление, что хочет у нас лечиться, — предположил главный врач. — Он находится здесь абсолютно законно. Решение консилиума от июня 2015 года — 12 месяцев фаза продолжения лечения. Активную форму туберкулеза легких до окончания курса лечения ни один фтизиатр ему не снимет.

УЗ «Городская туберкулезная больница» в Волковичах рассчитана на 100 мест и является специализированным учреждением для принудительного лечения по решению суда больных туберкулезом из Минска и Минской области.

В 2008 году 83 пациента больницы жаловались в Минздрав на некачественное питание, ограничение свиданий, принуждение к работе с поднятием тяжестей, отсутствие библиотеки и торгового ларька, а также негуманное отношение персонала. Минздрав с претензиями пациентов не согласился.

В 2010-м 18 пациентов объявили голодовку в знак протеста против условий содержания в учреждении. Их не устраивало отсутствие магазина, лишение свиданий, ограничения на сигареты, чай, просмотр телевизора, использование телефона. Врач больницы тогда заявила, что жалобы пациентов «во многом необоснованны».

В 2008 году голодовку протеста объявляли больные туберкулезной больницы «Новоельня» (Дятловский район Гродненской области), в 2012-м то же самое сделал пациент Богушевской областной туберкулезной больницы (Сенненский район Витебской области).

Жена: он не пьет, потому что боится сорваться

Александр — человек с богатым прошлым, деликатно выражается его гражданская жена Елена. Говоря без обиняков, алкоголик «в завязке». Однако от лечения туберкулеза он никогда не отказывался. Решение суда — формальность, которая позволила получить это лечение бесплатно.

— В августе прошлого года он лежал в Новинках. Там была приблизительно та же история, что и в Волковичах. Он «в завязке» не так давно. В этой ситуации ему было довольно трудно. Там тоже были алкоголики, они врывались к нему в палату. В какой-то момент он не выдержал, наглотался чего-то и устроил им такое же представление в ответ. Глупо, конечно. После этого его выгнали из больницы.

Пока длилась бюрократия со справками и выписками, Александр «завис» на улице. Открытая форма туберкулеза не позволяла пойти домой, и он несколько недель жил в вагончике. В это же время ему, украинцу, нужно было продлевать разрешение на пребывание в Беларуси. Из-за нескольких административных протоколов ему могли отказать в продлении. А прерывать лечение от туберкулеза было нельзя.

В тубдиспансере предложили выход — принудительное лечение в закрытой больнице. Не самый удобный вариант, но на тот момент лучший. Александру можно было либо возвращаться назад, в Донецкую область, или продолжить лечиться в Беларуси, но уже платно. Как иностранцу это стоило бы ему 300−500 тысяч в день. Украинец согласился на спецбольницу.

 — Он написал заявление, что согласен идти туда на лечение. Формально прошел суд, потому что туда отправляют только по решению суда.

По словам Елены, гражданский муж практически сразу понял, каковы порядки в больнице, но поначалу терпел.

— Лекарства от туберкулеза сильные, они влияют на психику и на слух. Больные практически не слышат друг друга, им приходится кричать. А разговаривают там люди матом. Идет поток матерщины на фоне постоянно работающего телевизора, который выключают только ночью. Курят они прямо в палате. Пьют там все, кроме него. Он не пьет, потому что он алкоголик с большим стажем. Если он выпьет, у него тоже может сорвать крышу, и он станет таким же.

По словам Елены, в Волковичах мужу не было ни сна, ни отдыха: днем мешал работающий телевизор и глохнущие соседи по палате, ночью — пьяные дебоши. Он же раздражал других пациентов не только принципиальной трезвостью, но и игрой на гитаре. Кроме того, его как украинца постоянно втягивали в дискуссии по теме «Чей Крым?».

Закончив курс интенсивного лечения, Александр попросил руководство больницы перевести его. Впереди еще были месяцы поддерживающей терапии, но пациент рассуждал так: в открытых учреждениях на этой стадии больные уже получают лекарства на дому, а раз он лег в спецбольницу добровольно, то и отпустить его должны без препятствий. Однако по документам Рачковский такой же спецпациент, как и остальные.

— Его не слушали, и он даже перестал общаться с доктором, потому что понял, что это бесполезно. Вместо этого начал писать письма — в Минздрав, президенту, в прокуратуру.

Елена уверяет, что Александр долгое время скрывал от других больных причину своей переписки с инстанциями. Просил о переводе, но почему — никому в больнице не говорил. Когда пациенты узнали, что Рачковский жалуется на их разгульное поведение, их это сильно разозлило.

— Это не первая драка, просто самая основательная. После нее он в палату не вернулся. Три дня он сидел в комнате для приема посетителей, размером метр на полтора. Спал на сдвинутых столах, еду ему приносили.

Супруга в курсе, что Александра увезли на консультацию в Новинки. Что с ним будет дальше, она не знает. Уверена, что хороший юрист подсказал бы выход из ситуации, но денег нанять его нет. Вместе с тремя детьми Елена живет на пособие и алименты от бывшего мужа.

— Он далеко не ангел. Но это не оправдывает порядки в том заведении, куда его поместили.

Еще одна деталь в истории Александра Рачковского — он находится в Беларуси на птичьих правах. Ему до сих пор не продлили разрешение на временное пребывание в нашей стране. Украинец должен был заняться этим, закончив курс лечения в Волковичах.

— Главное, чтобы его не убили сейчас. А все остальное мы сможем решить законным способом, — уверена Елена.

Ольга Корелина / TUT.BY