Трансплантация почки в Гродно. С диагнозом «почечная недостаточность» и на гемодиализе узнать о трансплантации больше можно здесь

Трансплантация органов для обычных людей покрыта тайной.

Не многие знают, что по законодательству действует презумпция согласия: если человек не написал письменный отказ, то после смерти любой его орган могут забрать для пересадки.

Врачи также не обязаны сообщать о возможном заборе органов. Согласие первых не требуется.

Но на месте тех, кто годами ждет пересадку, может оказаться каждый. Мы не видим их страданий и не знаем, сколько им осталось жить. Врачи приводят статистику: один донор может подарить жизнь пяти неизлечимо больным. Даже папа Иоанн Павел ІІ в свое время попросил «Не забирайте свои органы с собой не небеса, там знают, что в них нуждаются на земле». Так кому же все-таки нужнее наши органы?

Более двух тысяч белорусов не хотят быть донорами

«Закон о трансплантации» в нашей стране работает уже несколько лет. В нем четко обозначено, что если человек при жизни письменно не отказывается от забора органов, считается, что он согласен их отдать.

Уже более двух тысяч белорусов не согласились быть донорами, из них четырнадцать — жители Гродненской области.

Указывать причину не просят, но, как правило, не хотят отдавать свои органы после смерти из-за страха или других предубеждений.

— Никто не будет забирать орган у человека, которого можно спасти. На каждый забранный орган есть масса сопроводительных документов, — поясняет заведующий отделением трансплантации органов и тканей Гродненской областной больницы Юрий Поволанский.

Специалисты считают: обществу нужно разъяснять вопросы донорства. В Испании, например, на билбордах часто размещают фотографии тех, кто пережил трансплантацию.

За донора молятся и ставят свечи

С Ольгой и Ириной мы встречаемся в центре города. Жизнерадостные, улыбчивые и красивые женщины. Никто сразу не догадается, что им пришлось пережить за время болезни. Лишь когда речь заходит об операции, Ирина не сдерживает слез, а Ольга стойко замолкает.

Проблемы с почками начались уже во время беременности. Коварная болезнь развивалась стремительно и привела на гемодиализ. В тот момент свои почки не работали.

— Это когда три раза в неделю на несколько часов в больнице прикован к аппарату, который очищает кровь. После этого сил не остается, — рассказывает 34-летняя Ольга.

Есть другой диализ — перитонеальный: в брюшную полость каждые шесть часов через катетер самостоятельно вводили специальный раствор. Такую сложную процедуру можно делать дома, соблюдая стерильные условия. Поэтому Ирина уволилась с работы. Ольга всегда брала с собой препараты, однажды даже рискнув уехать на неделю в Европу.

 — Пограничники не могли понять, зачем столько растворов везти с собой, — говорит она. — В багажнике машины лежали шесть огромных коробок, только одна весила восемь килограмм. Именно столько медикаментов нужно было, чтобы продолжать жить.

Ирина ждала операции год, Ольга — вдвое больше. Все это время мобильный телефон был включен. А вдруг позвонят? О том, что появился донор, Ольга узнала ночью, а Ирина — прямо на Пасху.

— На следующий день у меня был важный семинар на работе. И вдруг звонок: «Это из трансплантации...» Дальше уже не надо было ничего говорить, — вспоминает Ольга.

Собеседницы не скрывают, что после операции жизнь наладилась, поменяли отношение к жизни. Вдвоем катаются на велосипедах, ходят в бассейн — раньше здоровье не позволяло. О донорах знают немногое: у обоих это мужчины. «Мы не знаем, кто подарил нам почки, но мы за них молимся», — говорят. Каждый раз, приходя в церковь, ставят за них свечи.

Очередь на пересадку — лотерея

Пока в Гродненской области трансплантируют только почку. Цифры говорят сами за себя: 70 человек ждут такой пересадки. По республике нуждающихся в десять раз больше. Есть отдельный лист ожидания на трансплантацию печени, поджелудочной железы, сердца. Очередь движется по-разному и больше напоминает лотерею.

— Чтобы пересадить почку, важно, чтобы она подходила пациенту: чем больше совместимость, тем дольше орган будет функционировать, — говорит Юрий Поволанский.

Как правило, одна донорская почка подходит нескольким пациентам, и тогда здесь учитывается, как долго ждали операции. Был случай, когда пересадку провели спустя месяц после постановки в лист ожидания. Но есть те, кто был в неведении целых три года. Среди них ходит фраза: «Всегда держать при себе сто долларов на такси», чтобы немедленно приехать в клинику.

Цепляясь за жизнь, люди годами ходят на гемодиализ. Простым языком: пациент три раза в неделю на четыре часа прикован к аппарату, который очищает кровь. Но у процедуры масса побочных эффектов. Организм быстрее изнашивается: появляются проблемы с артериальным давлением, вымывается кальций, кости становятся более хрупкими, возникают гормональные проблемы. Чтобы уменьшить нагрузку на больной орган, разрешено пить не более полулитра воды, даже в жару. О поездках можно забыть. Такая жизнь ограничена стенами больницы.

Трансплантация возможна, пока бьется сердце

При пересадке счет времени идет на часы. Все потому, что срок жизни изъятых органов короток.

Почку нужно пересадить в течение 24 часов. Остальные ораны еще быстрее. Печень пригодна для трансплантации в течение девяти часов, сердце — не более трех часов.

Бригада забора дежурит в режиме онлайн и прибывает на операцию после того, когда у донора зафиксирована смерть мозга. Через несколько часов останавливается сердце, и взять органы невозможно.

Этот момент больше всего вызывает опасения у родственников, которые до последнего надеются, что близкого можно спасти. Мы с детства привыкли: человек живет, пока бьется сердце.

Но не всегда это так.

— У нас есть «главнокомандующий» — головной мозг, без него все остальные органы работать не могут. Если зафиксирована смерть головного мозга, человек необратимо умирает, — объясняет Юрий Поволанский.

Процедура констатации смерти — прозрачная.

Собираются два независимых консилиума, после чего смерть донора подтверждают судебный медэксперт или патологоанатом.

В течение часа в известность ставят прокуратуру. И только после этого тело передается в операционную.

— Если родственники против изъятия органов, мы объясняем им, что умершего не спасти, но можно подарить жизнь другим пациентам, среди которых могут быть дети.

Донором может быть не каждый. В основном становятся ими те, кто погиб от травмы головного мозга, например в результате автокатастрофы, инсульта, кровоизлияния в мозг или утопления. Все, что может знать о нем спасенный, — его имя.

В отличие от Запада, где приветствуется общение родственников доноров с пациентами, которыми пересадили его органы, у нас подобная информация считается врачебной тайной и не разглашается.

Сколько лет жизни дарит донор?

С 40-летней Данутой разговариваем в палате. Она уже год ждет операции, но подходящего донорского органа пока не было. Ближайшие родственники, три брата, не могут похвастать здоровьем, а значит, пересадка их почки невозможна. Дома ждут трое детей, которых она растит без мужа. «На чудо надеюсь, хотя устала бороться», — признается женщина. Но вспоминает о детях, вера возвращается, и Данута вытирает слезы. Даже несколько лет жизни в подарок — бесценны.

По оценкам медиков, средняя продолжительность пересаженного органа — девять с половиной лет, после чего снова необходимо вставать в лист ожидания на повторную операцию. В Беларуси есть те, кто пережил третью трансплантацию. Только им одним известно, какова цена каждой минуты жизни и как выглядит надежда.

Есть вопрос

Продать почку за деньги — преступление

«Продам почку» — такие объявления часто встречаются в интернете. Как оказалось, продажа органов у нас, как и во всем мире, запрещена. Орган бесценен, и даже иностранец, который делает операцию, платит лишь за расходные материалы, а не за орган.

Между тем это не останавливает смельчаков. «Черные» трансплантологи работают в странах Африки, в Индии. Называют конкретные суммы — 1,5–3 тысячи долларов и часто обманывают клиентов.

Подарить орган можно безвозмездно. Правда, желающих бесплатно отдать почку постороннему у нас нет. Другое дело, когда в пересадке нуждается кто-то из родственников. Такое донорство даже приветствуется, ведь органы, взятые от живого пациента, приживаются лучше. Чаще всего свою почку мама дарит ребенку — она с раннего детства видит его страдания.

Реже бывает, когда орган отдает супруг супруге или наоборот. Даже несмотря на то что генетически они разные, почка приживается.

Справка «ВГ»

Первую операцию по пересадке почки в Гродненской областной больнице провели 3 февраля 2013 года. С тех пор хирурги сделали 35 трансплантаций, из них 22 пересадки — в 2013 году. На 2014 год запланировано 25 операций. При этом около 300 жителей области находятся на гемодиализе, и не каждому из них показана пересадка органа. В перспективе в больнице хотят проводить операции по пересадке печени.

Кстати

Те, кому выставлен диагноз «почечная недостаточность», а также те, кто находится на гемодиализе и хотел бы больше узнать о трансплантации, могут проконсультироваться по телефону 41-84-25.