Травма мениска, разрыв вертлужной губы. "Врачи не давали никаких гарантий", но футболист Дмитрий Мозолевский вернулся в БАТЭ

Председатель правления ФК БАТЭ Анатолий Капский в интервью SPORT.TUT.BY рассказал о том, что помогло вернуться в большой футбол Дмитрию Мозолевскому, который после длительного лечения сумел возобновить карьеру.
 
— Далеко не в каждом клубе более двух лет смогли бы ждать возвращения в строй травмированного футболиста, продлевая ему контракт. Сам Дмитрий Мозолевский сказал, что ключевым моментом стал ваш звонок перед Новым годом, когда вы сообщили, что БАТЭ принял решение оплатить очередную операцию. Что вами двигало больше: человеческий фактор или вера в Мозолевского как в футболиста?

— Во-первых, я вам сообщу, что мы уже предложили Диме обсудить новый контракт на следующий сезон. А во-вторых, я поручил директору клуба пересмотреть тот контракт, который мы продлили с Мозолевским летом. Ясно ведь, что его условия были далеко не такие, как у игроков основного состава. Но с помощью бонусных выплат либо других каких-то вариантов мы найдем возможность их улучшить.

Такие жертвы и такие поступки должны по достоинству оцениваться. Ребята в команде уже шутили по поводу того, что Мозолевский, проведя лишь концовку сезона, догонит некоторых наших бомбардиров, играющих с его начала.

В ситуации с Димой было два варианта: или заниматься его возвращением в футбол, или не заниматься. Но принять решение было очень сложно, потому что никто не мог сказать, чем это завершится. Ни наши, ни итальянские врачи не решались давать прогнозы. Две операции, два тазобедренных сустава, случай очень редкий. Многое зависело от самого Димы, от его семьи — супруги с дочуркой.

Но, наверное, в первую очередь возвращение Димы состоялось благодаря сумасшедшей вере в него главного тренера Александра Ермаковича.

А в том, что это возвращение состоялось, я не сомневаюсь. За несколько дней до нашего матча с «Витебском», который стал золотым, я спросил у Мозолевского: «Как себя чувствуешь?». И он ответил: «Как в 22!». Но это прозвучало не как бравада, это было сказано абсолютным оптимистом.

В ситуации, когда врачи не давали никаких гарантий, я видел, как Диму поддерживала его семья.

Этим можно было только восхищаться. И во многом решение о новой операции было принято клубом из уважения к их стойкости. Хотелось помочь, ведь Димка так хотел играть в футбол! У многих молодых ребят, которые еще ничего не заработали и не достигли, наверное, желания меньше. Всем бы нашим молодым ребятам такое желание… И это при том, что столько времени человек жил с болью, с неопределенностью. Ситуация меня пугала, ибо были подозрения на онкологию. Учитывая мой опыт в этом направлении, я не был уверен, что они не подтвердятся.

Но он вернулся, и дай Бог, чтобы у Димки и дальше складывалось хорошо, чтобы поиграл еще, назабивал много, помог команде.

Ничего в этой жизни просто так не происходит. Я считаю, что Господь Бог нас ведет. К сожалению, иногда не хватает собственных мозгов, толчка, подсказки, чтобы принять правильное решение. И в этой ситуации он нам всем помог.

Теперь касательно того, что мной двигало больше. История в итоге получилась красивой. Но сегодня, анализируя все это, я понимаю, что ведь могло получиться и по-другому, если бы не такая вера Димы в себя и не Господь Бог.

А еще — это хороший пример для многих футболистов. Дима Мозолевский — большой профессионал.

**

Pressball.by рассказывает историю непростого возвращения игрока в большой футбол.

7 июня 2011 в товарищеском матче сборных Беларуси и Литвы нападающий получил травму мениска, которая оставила его вне игры на месяц.

К своему первому серьезному повреждению в карьере футболист отнесся философски: «У редкого футболиста в карьере не было серьезных травм. И если прежде Бог меня миловал, то сейчас, в 27 лет, нужно пройти эту проверку на прочность».

С тем испытанием форвард справился блестяще. Первый полноценный матч после восстановления пришелся против македонского «Вардара» (3:2), в котором Мозолевский отметился забитым мячом.

После этого болельщики видели форварда на поле в составе основной команды 29 сентября 2013 года в поединке против жодинского «Торпедо"-БелАЗ, в котором тот отыграл всего 3 минуты. После этого — простой длиной в год и одиннадцать месяцев, сотни консультаций с врачами, десятки неверных диагнозов и неправильных способов лечения. И вот декабрь 2014-го. Отчаявшийся Мозолевский летит в Рим, где местные эскулапы ставят ему точный диагноз — разрыв вертлужной губы — и назначают дорогостоящую операцию. Все расходы по восстановлению игрока взял на себя клуб.

В зимнем интервью Сергею Кайко Дмитрий Мозолевский признался, что готов был остаться в команде на любых условиях:

— Когда в Италии узнал диагноз, сразу позвонил Ермаковичу. Все рассказал — какое лечение, какие сроки. Затем набрал Анатольича — Капского. Назвал стоимость операций. Цена такая, что… Даже по европейским меркам очень дорого. Честно говоря, ни на что не рассчитывал. Просто проинформировал руководство. Капский сказал: «Приезжай в Минск, все обсудим». В итоге он принял решение, что клуб полностью оплатит мне лечение в Италии. И затем я останусь при БАТЭ. Слова Анатольича: ты как был с нами, так и останешься, только без контракта. Если восстановление пройдет успешно, приступай к работе. Тренеры посмотрят, как будешь выглядеть, и примут какое-то решение. Ермакович тоже был за то, чтобы дать мне шанс.

Готов был подписать контракт на любых условиях. Согласился бы на зарплату сто долларов. Даже один доллар. Важно было другое — остаться в команде. И иметь стимул. Ради этого я предлагал сам оплатить операции. Сейчас, кроме БАТЭ, нигде в Беларуси не хочу играть.

Форвард вернулся в общую группу 11 августа 2015 и стал быстрыми темпами набирать форму. Уже через 10 дней в матче дублирующих составов БАТЭ и «Немана» Мозолевский вышел на поле и даже отметится забитым мячом.

Если верить анкете футболиста, размещенной на официальном сайте «желто-синих», главным жизненным принципом Мозолевского является «Вера, надежда, любовь». Наверняка им он руководствовался последние два года. Иначе как объяснить тот факт, что за такой долгий срок он не сломался психологически и, например, не пошел работать по специальности — слесарем механосборочных работ (пятого разряда!). Ну или не выбрал что-то более прозаическое — тренерскую дорожку.