Тренер-врач Ирина Степанова: Наши девчонки очень терпеливые. Они столько раз проявляли характер, играя с повреждениями, травмами

Пускай на чемпионате Европы в Польше сборная Беларуси сыграла не столь успешно, нежели в предыдущие годы, но она все равно остается Командой с большой буквы. Под руководством Анатолия Буяльского наша дружина, как комета, уже оставила ярчайший след в спортивной истории страны. Да, она не полетит на Олимпиаду в Лондон, однако иной раз полезно притормозить, перезарядить батарейки, а потом с новыми силами двигаться дальше. В этом материале специальный корреспондент «СП» на ЕВРО постарался заглянуть в «душу» сборной, чтобы объяснить ее феномен.

НА АВТОМАТЕ

Думаю, болельщики не раз задавались вопросом: за счет кого и чего команда держится на топ-уровне? Ведь Беларусь уступает конкурентам по многим позициям: традиции, финансирование, условия для подготовки, наличие качественного резерва. Но…

«Важно, что в команде нет лишних людей. У нас сложился отличный коллектив. Причем понять, кто конкретно создает теплую атмосферу, очень сложно. Все вносят лепту: и тренеры, и игроки, и врач с массажистом. Под заказ создать еще один такой коллектив просто нереально. Разбитую вазу можно склеить, но она все равно не сравнится с новой. Как все работает? Если бы я сам знал! Конечно, в той или иной ситуации существует определенный алгоритм действий, поведения. Но взять и скопировать это, повторюсь, нельзя. А залезать в дебри? Мне кажется, оно и ни к чему. Мало кто в курсе, как, например, работает автомат с кофе. Ты просто сунешь деньги — и появится напиток. При большом желании, вероятно, разберешься, разобрав автомат, однако не факт, что снова получишь кофе», — говорит тренер по физической подготовке Дмитрий Седов.

Буяльский познакомился с ним еще в период работы в Новосибирске. В лице Седова Анатолий Сергеевич приобрел грамотного специалиста и верного друга. Правда, наставник по физподготовке не сразу пополнил ряды сборной.

Зато уже давно бок о бок с Буяльским трудится замечательный врач Ирина Степанова, которая поставила на ноги не одну спортсменку. Пожалуй, они и образовали ядро будущего победного коллектива.

«Особых секретов, по-моему, нет. Сила команды в ее духе. Девчонки говорят правду в глаза. Бывает недовольство, разочарования, однако все быстро отходят. Игроки уважают тренера, а это очень важно. Не вспомню, кто отказывался бы приехать в сборную к Буяльскому. Возможно, молодежи, новичкам приходится нелегко на первых порах, но чтобы на них сильно давили, унижали — ничего подобного. Да и в любом случае на площадке видно, кто чего стоит», — отмечает Степанова.

Менялись игроки, ассистенты главного тренера, массажисты, менеджеры, но оставались дух и вера. Пробившись в сильнейший дивизион чемпионата Европы благодаря драматичной победе в Минске в сентябре 2006-го, наша команда сразу стала успешно конкурировать с грандами. «Иногда перед матчами с Россией или Чехией думаешь, ну, черт, как с ними бороться, но нужно играть. Готовишься, ищешь, чем удивить соперников», — подчеркивает Буяльский.

На четырех топ-турнирах кряду белоруски занимали места не ниже шестого. Фантастический результат! В Быдгоще есть уникальный памятник канатоходцу. Прямо над рекой балансирует на тоненьком тросе человек. Он качается при сильном ветре, но не падает. Так и наша сборная. Она держалась в элите вопреки всякой логике. Причем свою лучшую игру зачастую демонстрировала, когда отступать было некуда. Похоже, это особенность белорусского менталитета. Отложить на завтра то, что можно сделать сегодня, а потом стиснуть зубы и выполнить поставленную задачу.

НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО!

«Знаешь, в чем разница? Молодые игроки в Испании, Франции, России уже приходят в команды с традициями, в титулованные команды, а белоруски сами пробивали себе дорогу, выведя национальную сборную на нынешний уровень. Может, девчонок когда-то и «заносило», но этот период прошел. Например, после второй победы над Россией никто не ликовал. Выиграли — и выиграли. Как говорится, любители радуются победам, а профессионалы огорчаются поражениям», — заявляет Седов.

Нельзя, правда, утверждать, что белорусские успехи появились из ниоткуда. Например, в 2003-м наша кадетская (до 16 лет) сборная, ведомая Анастасией Веремеенко, была второй на чемпионате Европы, а год спустя — четвертой. Теплых слов достойны наставники тех команд, детские и клубные тренеры, которые при скромных возможностях бережливо растили игроков. Однако переход на взрослый уровень редко кому дается безболезненно, и это касается всего спорта. Вот и Буяльскому порой приходилось заниматься не только огранкой талантов, но и возвращать игроков в нужное русло, обучая азам.

У главного тренера нередко были напряженные отношения с руководством федерации из-за того, что он не скрывал, например, проблем, сопутствующих подготовке команды. Несмотря на трату сил и времени, Буяльский делал свою непосредственную работу качественно. Хотя, наверное, слабо сказано. «Невозможное возможно» — это и татуировка Снытиной, и девиз тренера, который перед чемпионатом Европы-2007 во многом случайно прочитал надпись на щите магазина «Адидас» в центре Минска: «Невозможно — это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить…»

ПОРТРЕТ ГЛАВНОГО

Анатолий Буяльский — великолепный специалист и неординарная личность. Ниже — собранные за разное время его откровения об отношение к профессии, игрокам и семье.

О звездной болезни. Не позволю «заносов», пока работаю в сборной. Что скрывать, нечто подобное бывает, но стараюсь быстро пресекать это. Да, иногда называю девчонок «звезды вы мои дорогие», однако нужно чувствовать грань. Ведь любая баскетболистка вольно-невольно «прощупывает» тренера. Ход их мыслей следующий: если разрешено одно, то можно идти дальше, если нет, тогда — извини, тренер, все нормально, продолжаем работу. Самый тяжелый сезон в плане настроя был после Олимпиады. На новый цикл требовалось искать новую мотивацию, ставить новые цели. Сборная ведь меняется…

Об информации и снах. По-моему, суперсовременные технологии отвлекают многих тренеров. Умные компьютерные программы, навороченные системы — люди излишне увлекаются всем этим. Знаю, в сборной России было на каждого нашего игрока разработано огромное досье (перед матчем в Польше. — Прим. «СП»): кто куда любит бежать, какие взаимодействия выполняет… Я к этому отношусь проще. Подобная информация очень ценная, и я ее поглощаю в любом количестве, но не являюсь сторонником того, чтобы напичкивать игроков. Они должны знать какие-то конкретные моменты, быть готовыми к перестройке игры соперника. Что бы ни говорили, сейчас на площадке нет времени особо думать, поэтому загружать баскетболисток теорией, по-моему, нецелесообразно.

На меня сильно повлияли стажировки за океаном, общение с американскими тренерами. Вначале сильно удивлялся, как люди, проиграв 20 — 30 очков, потом спокойно приглашают тебя на ужин и не говорят ни слова о баскетболе. Их принцип: будет новый день, взойдет солнце — подумаем и о новом матче. Благодаря знакомству с американскими специалистами у меня нет проблем со сном. Единственное, что после побед очень рано просыпаюсь. А после поражений быстро отключаюсь. Наверное потому, что не хочу находиться в негативном состоянии. Отучил себя от занятий самоедством, хотя раньше оно присутствовало. Мне кажется, игроки тоже не должны копаться в себе. Небольшое волнение появляется, когда уже едешь на игру. Тогда — да, хочешь, чтобы быстрее все началось.

О слезах и Карполе. Откровенно говоря, слезы меня раздражают. Это касается и семьи, и родственников. Хотя игроки — такие же близкие люди. Самое главное в работе — не переходить на оскорбления, не выяснять отношения по ходу матчей или тренировок. Нужно расставить точки над «i» — для этого существуют время и место. А слезы без соответствующих на то личностных причин меня не трогают. Повышение голоса? В тренировочном процессе без него не обойтись. Но опять-таки это закрытая информация, которой не должны владеть зрители. Пускай кому-то и нравились методы Карполя, однако я считаю иначе. Кричать на игрока во время матча — то же самое, что встать перед зеркалом и наорать на себя. Да, случается всякое, порой эмоции захлестывают. Но фактически действия подопечных на площадке — результат проделанной работы на тренировках. Ни больше ни меньше.

Баскетболистки — публичные люди, и о них зачастую ходит очень много слухов. Однако совать нос в личную жизнь точно не стану. Если девчонки хотят чем-то поделиться, тогда выслушаю и постараюсь помочь. Хотя пока они сами не набьют шишек, эти советы не будут панацеей от всех бед.

О приоритете. Я стал относиться к баскетболу проще. Для меня это просто игра. В ней бывают победы или поражения, но не трагедии. Беда — если что-то случится с моей семьей, дочкой. Родные и близкие — на первом месте. А все остальное поправимо. Я не фанатик и боюсь фанатизма. И если бы обстоятельства потребовали моего ухода из баскетбола, то сделал бы это. Сегодня, несмотря на большую занятость, все равно нахожу время для родных и близких. Это святое.

ЖЕНЩИНЫ ТЕРПЯТ…

«Иногда мы проигрываем или не показываем свой лучший баскетбол. Но вы же видите: девчонки пашут по полной программе, оставляют на площадке всю душу и сердце!» — эмоционально восклицает Левченко. Шаг за шагом подопечные Буяльского завоевывали авторитет в мире и на родине.

Игроки стремились завоевать уважение окружающих, не жалея здоровья.

«Наши девчонки очень терпеливые. Они столько раз проявляли характер, играя с повреждениями, травмами. Едва ли не после каждого турнира кто-то ложится на операцию…» — добавляет Степанова.

В чем-то, конечно, и сборная помогла клубной карьере игроков. Но прежде всего они хотели, чтобы женский баскетбол в Беларуси жил и процветал и люди радовались не только хоккейным или футбольным достижениям.

«У мужчин и женщин вообще разная психология. И в спорте, и в жизни. Первые постоянно ноют, жалуются, а вторые терпят, стремятся доказать, что не хуже. Не раз замечал, что после кросса ребята завышают пульс, мол, устали, а девчонки занижают, дескать, мы и дальше готовы работать», — говорит Седов.

Сборная Буяльского играла, терпела и всем все доказала. Но ведь книга еще не написана, не правда ли, Анатолий Сергеевич?!

Михаил МОЗАКОВ из Лодзи