Суд приговорил женщину, родившую ребенка дома, к 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении

Роды на дому произошли вечером 17 февраля. 30-летняя женщина живет с семьей — мужем и дочкой — в Санкт-Петербурге, но прописана в Витебске. Рожать она приехала в родной город, а происходило это в квартире ее матери. Во время родов в дыхательные пути ребенка попали околоплодные воды, и он погиб.

Известно, что в ноябре женщина стала на учет в женской консультации в Витебске и предупредила медиков, что будет рожать дома. Кстати, ее первый ребенок появился таким же образом.

По данным следствия, после постановки на учет женщину обследовали, она получила медпомощь согласно клиническим протоколам (схемам лечения). «Однако женщина отказалась от применения медикаментозных средств и проведения ряда важных исследований, о чем собственноручно сделала несколько записей в индивидуальной карте беременной», — рассказывает официальный представитель Управления Следственного комитета по Витебской области Светлана Сахарова.

17 февраля женщина в очередной раз отказалась от госпитализации, хотя ее предупреждали о возможных осложнениях. «Женщина желала родить ребенка в домашних условиях, основываясь на предыдущем опыте процесса родоразрешения вне стационара. Она не имела соответствующего медицинского профильного образования, а руководствовалась личными убеждениями в небезопасности процесса родоразрешения в условиях стационара», — добавили в УСК.

В тот же день вечером начались роды, о чем женщина не сообщила медикам. В квартире находилась также мать обвиняемой, но она не участвовала в процессе.

Следователи считают, что роженица «не предприняла мер к контролю физиологического состояния ребенка», чем подвергла жизнь ребенка опасности. «Женщина должна была и могла предвидеть возможность наступления последствий своих действий в виде перинатальной потери (в период от 22-й недели беременности до 7 суток после рождения) вследствие осложнений (аспирации, — проникания в дыхательные пути инородных предметов или веществ), а именно: смерти новорожденного ребенка, о которой ее неоднократно предупреждали медицинские работники», — заявили в Следственном комитете.

Реанимационные мероприятия, которые проводила женщина, оказались «неквалифицированными и усугубили состояние ребенка». Только когда роженица осознала, что ее действия безрезультатны, она попросила мать вызвать скорую.

Бригада быстро доставила девочку в реанимацию. Но через некоторое время она умерла.

Эксперты установили, что смерть наступила в результате аспирации водами. Других пороков, которые могли стать причиной, не обнаружено.

Следователи предъявили обвинение женщине по ч.1 ст. 144 Уголовного кодекса (Причинение смерти по неосторожности). Санкция статьи — от исправительных работ сроком до 2 лет и вплоть до лишения свободы сроком на 3 года.

«С учетом характера обвинения, личности обвиняемой, рода занятий, места жительства, а также других обстоятельств» женщина взята под стражу. По заключениям из Госкомитета судэкспертиз, во время родов у женщины не было хронических психических заболеваний, временного расстройства психики, слабоумия или другого болезненного состояния психики. То есть она осознавала свои действия и их опасность. «В период времени, относящийся к инкриминируемому ей деянию, находилась в состоянии эмоционального возбуждения, которое, однако, не оказало существенного влияния на ее сознание и поведение и не ограничило способности к оценке и контролю своих действий», — добавила официальный представитель Управления Госкомитета судэкспертиз по Витебской области Анна Барышникова. Расследование уголовного дела завершено, материалы переданы прокурору для направления в суд. 

***

30 августа в Витебске начался судебный процесс над Ольгой С. В феврале женщина родила ребенка дома. Новорожденная девочка умерла. Теперь Ольгу С. обвиняют в причинении смерти по неосторожности. С мая женщина находится в следственном изоляторе, а ее двухлетнюю дочку попеременно воспитывают бабушки – мать Ольги и мать ее супруга. Дело получило широкий резонанс. В интернете собирают подписи под петицией с требованием выпустить женщину из СИЗО и оправдать. Женщину поместили в изолятор потому, что она собиралась уехать из страны и скрыться от следствия, объясняют правоохранительные органы.

Поддержать жену на суд пришел муж Олег, бизнесмен из Санкт-Петербурга.

Как выяснилось на суде, потерпевшей в деле признали представителя органов опеки — Юлию Алипову. Адвокаты обвиняемой заявили ходатайство, чтобы потерпевшим признали мужа Ольги. Суд ходатайство удовлетворил — теперь потерпевшим считается только Олег. После представитель органов опеки и прокурор выступили за то, чтобы сделать процесс закрытым.

Сама обвиняемая настаивала на том, чтобы дело рассматривали в открытом режиме.

— Здесь затронуты только мои интересы, мне скрывать нечего, — сказала она. Тем не менее судья объявил процесс закрытым, журналистов попросили выйти из зала.

- Но почему Ольгу поместили в СИЗО именно в тот день, на который были назначены похороны умершего младенца и фактически не дали ей проводить ребенка в последний путь? – задали журналисты KP.BY вопрос начальнику Витебского городского отдела Следственного комитета Роману Шиянку.

- У следователей были сведения, что сразу же после похорон ребенка женщина покинет Беларусь. Никто не считает ее опасной преступницей, которая должна обязательно находиться в следственном изоляторе. Но если бы женщина скрылась от следствия, ее пришлось бы объявлять в международный розыск и возвращать при помощи процедуры экстрадиции. Это очень длительный процесс, он может занять от шести до девяти месяцев.

- Это беспрецедентное для Беларуси дело?

-Да, судебной практики в Республике Беларусь не имеется. Есть женщины, которые рожают дома, и все проходит нормально. Если с ребенком все хорошо – уголовная ответственность не наступает.

- То есть, сам факт домашних родов не является основанием для того, чтобы привлечь женщину к ответственности?

- Нет. Следователи оценивает каждую ситуацию по последствиям. Если женщина взяла на себя повышенную ответственность, без участия медиков родила здорового ребенка, и он погиб – значит, можно говорить о причинении смерти по неосторожности. В данном случае женщина сознательно взяла на себя ответственность, она как минимум три раза писала расписки, что отказывается рожать в роддоме. Сначала с ней беседовал лечащий врач, потом заведующий отделением, потом подключился главный акушер-гинеколог Витебской области. Объясняли, что при родах дома существует опасность смерти как самой матери, так и ребенка. Но она собственноручно написала, что ей все разъяснено, понятно, но рожать она будет дома. В конечном итоге ввиду отсутствия своевременной медицинской помощи, смерть ребенка наступила от аспирации околоплодными водами.

- Чем женщина это мотивировала?

-Нежеланием рожать в больнице, боязнью внутригоспитальных инфекций, а также отсутствием правильных, по ее мнению, методов принятия родов и послеродового ведения ребенка. Так, женщину беспокоило, что белорусские медики не всегда практикуют прикладывание ребенка к груди сразу же после родов, перерезание пуповины не сразу, а через 3-5 минут и так далее.

- Религиозных мотивов здесь нет?

- О своих религиозных убеждениях женщина не говорила, и впечатление фанатичной приверженки какой-либо секты она не оставляет. Скорее всего, здесь решающую роль сыграло личное убеждение, а также наличие информации о домашних родах в интернете и обсуждение этой темы на форумах молодых мамочек.

- Мать Ольги говорит о том, что это были не домашние роды, а скоротечные…

- Медицинские работники утверждают, что скоротечные роды в течение десяти минут, пусть даже и вторые – это маловероятно. Из первоначальных пояснений подозреваемой следует, что роды длились 1,5-2 часа.

- Со стороны медиков выявлены какие-то нарушения?

- Нет. Действия медиков анализировали и эксперты, и комиссия облздрава. Нарушений не выявлено. Да, в первой машине «скорой» не было оборудования, необходимого для реанимации новорожденного, но ведь они ехали, чтобы помочь женщине, которая родила мертвого ребенка. Об этом сообщили медикам при вызове «скорой» родственники женщины. Когда медики прибыли по вызову, то определили, что необходимо вызвать специализированную бригаду интенсивной терапии. Следует отметить, что медики не могли в полном объеме оказать ребенку помощь и провести реанимационные мероприятия в виду противодействия матери. Только врачу прибывшей бригады интенсивной терапии удалось забрать ребенка у женщины и доставить в реанимационное отделение медицинского учреждения.

- В следственном изоляторе есть условия для того, чтобы женщина получала медицинскую помощь? Ведь у Ольги есть проблемы со здоровьем.

- Да, в следственном изоляторе работают медики. Если есть необходимость, человека могут под стражей перевезти в медицинское учреждение.

- Ольга жаловалась на условия содержания в изоляторе, на питание?

- Нет, от нее жалоб не поступало.

- У родственников была возможность провести независимую медицинскую экспертизу?

- У обвиняемой имелось право ставить любые вопросы в рамках проводимых экспертных исследований по уголовному делу, однако ни она, ни ее защитник такой возможностью не воспользовались.

- Привлекают ли к ответственности медиков, если новорожденный погибает в родильном доме?

- При наличии поводов и оснований, предусмотренных уголовным законодательством страны, медиков привлекают к ответственности. За последние годы таких случаев не было. Но и дел подобных практически нет. Кстати, от аспирации околоплодными водами, как в этом случае, в области за пять лет не погиб ни один младенец. Есть небольшой процент детской смертности при родах, но по другим причинам. А с аспирацией может справиться любой медик.

ОФИЦИАЛЬНО:

-Статьей 24 Конституции Республики Беларусь предусмотрено право каждого на жизнь, которое государство обязано защищать, - прокомментировал ситуацию заместитель прокурора Витебска Павел Домашевский. – По уголовному делу в отношении Ольги С. за причинение смерти по неосторожности прокуратурой города с учетом имевшейся информации о том, что она может скрыться от органов преследования и суда, санкционирована мера пресечения в виде заключения под стражу. При направлении уголовного дела в суд в отношении Ольги С. прокуратура согласилась с объемом предъявленного ей органами предварительного расследования обвинения за причинение смерти по неосторожности и направила уголовное дело в суд.

***

«МУЖ И РОДНЫЕ СТЕНЫ НЕ СПАСАЮТ В КРИЗИСНЫХ СИТУАЦИЯХ»

- Роды – это непредсказуемый процесс! – уверена заместитель главного врача Витебского областного клинического роддома Наталья Катушенко. – Даже если беременность протекает без осложнений, при родах может случиться всё, что угодно. Кровотечение, тромбоэмболия, ребенок может родиться в состоянии асфиксии… Иногда, чтобы спасти ребенка или роженицу, счет идет буквально на секунды!

- А если пригласить на домашние роды медика?

- Для того чтобы роды прошли нормально, нужно не только присутствие специалистов, но и специализированное оборудование. Это возможно только в условиях стационара.

«Такая ситуация в родзале была бы ликвидирована за пять минут»

- Медики относятся к домашним родам отрицательно, потому что знают, что может произойти, - говорит детский реаниматолог Дмитрий Солошкин. - Муж, родные стены и улыбка подруги не спасают в кризисных ситуациях. Можно добиваться, чтобы роды на дому были одним из официальных вариантов, но пока это лотерея. У ребенка из Витебска произошла аспирация околоплодными водами – жидкость попала в легкие. Такая ситуация в родзале была бы ликвидирована за 5 -10 минут!

По словам Дмитрия, самая главная претензия, которая есть у медиков к домашним родам, - вовсе не отсутствие стерильности, а угроза жизни ребенка и матери.

- Даже каких-нибудь 15-20 минут, пока доедет машина «скорой», имеют большое значение. К тому же это не может быть обычная «скорая», потому что в случае аспирации у врачей должны быть специальные принадлежности маленьких размеров, для младенцев. Не каждая бригада укомплектована таким набором. Хороший опыт есть в Польше: домашние роды там официально приняты, специально обученная акушерка приходит к роженице на дом, а реанимобиль дежурит во дворе. Это нормальный вариант, я только «за» такую возможность, если вся беременность проходит хорошо, нет никаких оснований для осложнений. В Беларуси такого пока нет на законодательном уровне.

Статистика домашних родов в нашей стране не ведется, но время от времени врачи спасают детей, которые родились дома не под наблюдением медиков.

- В один из минских РНПЦ в 2016-17 годах привозили двоих таких деток – один умер, другой остался инвалидом, - рассказывает реаниматолог. – Увы, те случаи, когда ребенка успевают довезти до больницы и спасти, освещаются не так, как позитивные истории о домашних родах. Получается, в одну сторону идет перекос, и люди воспринимают роддом как зло. Да, нашей медицине есть к чему стремиться. Большинство претензий касаются сервисной части медицины, ее открытости, уважения к пациенту. Но изменения такого рода должны происходить во всех сферах, не только в медицине.

«Обвинение женщины в убийстве – чудовищно!»

Вероника Завьялова, автор проекта о свободе выбора в родах для врачей и женщин «Радзіны» считает: женщина сама вольна выбирать, где рожать

- Это обвинение женщины в убийстве чудовищно! – говорит Вероника Завьялова. -На каком основании выбор женщины в родах и смерть ребенка после родов квалифицируется как убийство? Вероятно, на непонимании того, какие есть права у женщины в родах. Среди прав пациента в ст. 41 Закона о здравоохранении есть право согласия или отказа от медицинских услуг или медицинских вмешательств - обратиться ли за помощью, выбрать врача или акушерку, получить помощь в определенном объеме, согласиться или отказаться от предложенных услуг.

Вероника подчеркивает, что пока у белорусских женщин нет возможности сказать «нет» и самой выбирать обстоятельства своих родов.

- Но есть, например, Рекомендации ВОЗ, Решение Европейского суда по правам человека 2010 года о том, что выбор женщиной обстоятельств своих родов, в том числе домашних, должен поддерживаться существующей системой здравоохранения. Эта женщина в Витебске родила ребенка, так как считала для себя правильнее и безопаснее и вызвала скорую помощь, когда увидела, что сама не справится с возникшим состоянием. Она имела законное право на этот выбор.

ОФИЦИАЛЬНО

«Она должна была предвидеть возможные последствия»

- Женщина должна была предвидеть возможное наступление негативных последствий домашних родов, так как врачи ее неоднократно об этом предупреждали, - комментирует помощник прокурора города Витебска Ольга Королева.

Разбирательства предстоят и врачам.

- В управление здравоохранения Витебского облисполкома направлено представление о проведении служебного расследования по факту исполнения медицинскими работниками своих служебных обязанностей, - говорит официальный представитель УСК по Витебской области Светлана Сахарова.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«Мы рожали при свечах, под приятную музыку»

У семьи Булах из Новополоцка четверо детей – от семи лет до года и восьми месяцев. Все дети родились дома, и все четыре раза отец семейства Дмитрий сам принимал роды у своей супруги

- Неужели вам не было страшно? Хотя бы в первый раз?

- Нет, страха не было. Мы зажгли свечи, включили легкую приятную музыку, спокойно разговаривали с женой. И все четыре раза не было осложнений ни у мамы, ни у детей.

- Наверное, вы имеете какое-то отношение к медицине?

- Нет, никакого. Правда, я два с половиной года учился на спецкурсах по выживанию в полевых условиях. Там рассказывали и о том, что делать в экстремальных ситуациях – от порезов до родов.

- А почему решили рожать дома?

- Это было осознанное решение. Я думаю, в человеке природой заложена возможность рожать самостоятельно. Ведь животные не обращаются к врачам! Да и у людей специальные родильные дома появились всего пару сотен лет назад. Уже потом мы познакомились с другими людьми, которые тоже практиковали домашние роды.

- На ваш взгляд, каждая женщина может рожать дома?

- Нет, прежде чем принять такое решение, надо убедиться, что беременность проходит нормально, нет медицинских противопоказаний. Нужно общаться с людьми, у которых уже есть такой опыт, изучать литературу и быть готовым к возможным последствиям – как в медицинском плане, так и в юридическом.

***

Жительница Витебска Ольга Степанова, которую осудили за причинение смерти по неосторожности новорожденной дочери, умершей после домашних родов, записала видеообращение к Александру Лукашенко. Она прислала его в редакцию телеканала Белсат. Женщина требует прекратить уголовное дело в отношении себя, а также наказать медиков, виновных, по ее мнению, в смерти ее ребенка.

Скриншот видеообращения Ольги СтепановойСкриншот видеообращения Ольги Степановой к президенту

Женщина и ее адвокаты подали в областной суд апелляционные жалобы на приговор суда Железнодорожного района Витебска. Дело рассмотрят 3 ноября.

В своем видеообращении Ольга Степанова заявила, что родила дочь 17 февраля 2017 года в «очень стремительных родах»: «Эту стремительность, вероятно, как показала одна из пяти проведенных экспертиз, спровоцировало серьезное внутриутробное нарушение жизнедеятельности плода».

Женщина говорит, что не пыталась реанимировать ребенка, как это утверждает следствие, напротив, ее мать сразу же вызвала скорую. Однако бригада не приехала, и пришлось звонить вторично. «Бригада ехала на вызов 22 минуты, при возможности доехать за 5», — утверждает Степанова.

В реанимации новорожденную подключили к аппаратам жизнеобеспечения, сделали рентген, взяли анализ крови. Когда у девочки остановилось сердце, ее попытались реанимировать снова.

По словам Степановой, на суде врачи утверждали, что «якобы уже мертвомуребенку делали рентген, не прерывая непрямой массаж сердца, и якобы у умершегоребенка около 21.00 взяли анализ крови. А эксперт на суде сказал, что такое невозможно, кровь не потечет».

При этом, как заявляет Степанова, «врачи БСМП, вызывая милицию, сказали, что ребенок реанимирован и находится в очень тяжелом состоянии, то есть живой, об этом свидетельствует аудиозапись звонка и его письменная расшифровка в деле».

Экспертиза в Витебске установила, что новорожденная девочка умерла в результате аспирации околоплодными водами. Адвокат Степановой настояла на дополнительной экспертизе, которую сделали в Минске.

«В конце июня экспертиза установила совсем другую причину смерти моей дочери: асфиксия плода и новорожденного и возникшие в результате этого осложнения, одновременно выявив ряд патологий развития и функциональную недоразвитость всех жизненно важных органов ребенка. То есть, имея вес, рост и возраст 40-недельного плода, по морфологическим признакам ребенок являлся недоношенным и его внутренние органы не способны были частично или полностью выполнять свои функции», — заявляет Ольга Степанова.

Женщина говорит, что на ее адвоката и родных оказывалось давление. Кроме того, по ее словам, поднят вопрос об изъятии из семьи ее первой дочери Насти. После этого ее супруг увез ребенка в Санкт-Петербург.

Ольга Степанова утверждает, что может документально подтвердить все свои слова, а также согласна на опубликование протоколов судебного заседания.

Женщина требует прекратить уголовное дело в отношении себя, компенсировать расходы на участие в судебном процессе и содержание ее самой под стражей, перечислив эту сумму на благотворительность. Кроме того, Степанова требует публичной реабилитации своего имени. Она также просит президента привлечь к уголовной ответственности медиков станции и больницы скорой медпомощи за смерть дочери, которая, по мнению женщины, наступила «вследствие умышленного неоказания ей медпомощи».

Напомним, суд Железнодорожного района Витебска вынес приговор по делу Ольги Степановой, которую обвиняли в причинении смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 144 УК Беларуси), 7 сентября.

Суд приговорил женщину к 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. В срок отбытия наказания зачли 4 месяца содержания под стражей (с 6 мая по 7 сентября) из расчета один день к одному дню. Но меру пресечения изменили на подписку о невыезде, поэтому Ольгу освободили в зале суда.

По официальной версии, вечером 17 февраля 2017 года Ольга в квартире матери на улице Мясникова родила девочку. Следствие утверждает, что женщина отказалась от применения медикаментов и проведения ряда важных исследований, а также от госпитализации. При этом в женской консультации № 5 областного роддома, где Ольга наблюдалась, ее предупредили, что при домашних родах высока вероятность потери ребенка.

Увидев, что на свет появился ребенок, который не кричит и имеет синюшный цвет, Ольга попросила мать вызвать скорую. Новорожденную и роженицу доставили в городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи. Здесь в 21.40 зафиксировали смерть ребенка. По данным следствия, у него произошла аспирация околоплодными водами. Проще говоря, в дыхательные пути новорожденной попала околоплодная жидкость.

Судмедэксперты установили, что ребенок появился на свет здоровым. Психолого-психиатрическая экспертиза не обнаружила у женщины ни хронического психического заболевания, ни временного расстройства психики, ни какого-либо иного болезненного состояния психики. По мнению экспертов и следствия, она могла сознавать опасность своих действий.

С начала мая молодая женщина находилась в витебском СИЗО-2. По мнению следствия, находясь на свободе, Ольга могла скрыться от «органа, ведущего уголовный процесс, и суда».

Тело новорожденной семье выдали после экспертиз через 2,5 месяца — 5 мая. На следующий день состоялись похороны малышки. И в этот же день ее мать арестовали.

Потерянный ребенок был в молодой семье вторым. До этого у Ольги и ее мужа Олега — российского бизнесмена, также родилась дочь, сейчас ей 2 года. Она появилась на свет во время домашних родов, которые принимал Олег. Супруги вдвоем посещали в Санкт-Петербурге специальные курсы по вынашиванию здорового ребенка и домашним родам.

Другие материалы по темам: "

Роды дома. Домашние роды

"