Впервые в Беларуси создано специальное адвокатское бюро, которое будет юридически защищать врачей от хамства

Интересы врачей теперь юридически защищены. Идею адвокатского бюро Дмитрий Шевцов вынашивал, еще будучи главным врачом 34-й минской поликлиники. Практически реализовал, став депутатом Палаты представителей и руководителем Белорусской ассоциации врачей. Уверен: это будет мощный инструмент в борьбе с хамством пациентов. Подобная практика для Беларуси - первый опыт.

Дмитрий Шевцов, председатель Белорусской ассоциации врачей, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь: "Мы планируем работать не только с физическими лицами - медработниками; к нам могут обратиться как государственные, так и негосударственные структуры - люди, работающие в частных центрах. Также мы заключили договор о сотрудничестве с международными фармпроизводителями, оказание юридической помощи в том числе".
Недоброжелательные пациенты будут наказаны. Сторону защиты представляет юридическая служба, уже принимающая жалобы от врачей со всей Беларуси. Оскорбить или некорректно ответить медицинскому работнику будет стоить немалого штрафа или уголовного наказания.
Дмитрий Шевцов часто наблюдал подобные неурядицы. Его волновало не только разрешение спора, но и юридическое доказательство. Идея создать орган защиты для медицинских работников пришла быстро. Под опеку юридической службы попали и врачи, и медсестры, и все, кто связан с медициной.

Наталья Дергач, руководитель 34-й Минской городской поликлиники: "Создание бюро идет больше для того, чтобы врачи могли обратиться к профессиональным юристам, которые владеют вопросами медицины".

Доказать вину пациента не сложно. Врач всегда ведет прием с медицинской сестрой. Невольно она становится свидетелем. Точно также пациенты в очереди могут услышать, что происходит за дверями.

Виталий Ганкович, заместитель председателя Белорусской ассоциации врачей, адвокат Минской городской коллегии адвокатов: "Вскакивание, хлопание дверью, громкие крики. Как правило, это сопряжено одновременно с оскорблением и может быть квалифицировано по обеим статьям - и как оскорбление, и как мелкое хулиганство. За мелкое хулиганство штраф от 2 до 30 базовых величин или арест до 15 суток".

Адвокатское бюро начинает собирать первые звонки и жалобы от врачей. Причем юристы работают не только в Минске, но и в регионах. Адвокаты уверены, что первые дела по защите чести медперсонала станут сдерживающим фактором для агрессивных пациентов, до сих пор уверенных в своей безнаказанности.

******************

Пока адвокатское бюро только «начинает собирать первые звонки и жалобы от врачей», корреспондент «БелГазеты» Максим Иващенко расспросил о деталях противостояния «врач-пациент» реаниматолога Андрея ВИТУШКО и юрисконсульта ОО «Защита потребителя» Екатерину ОРЛОВСКУЮ.

АНДРЕЙ ВИТУШКО: «БОЛЕЗНЬ САМА ПО СЕБЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ИНДУЛЬГЕНЦИЕЙ»

- Вам лично доводилось сталкиваться с хамством и оскорблениями по роду своей деятельности?

- Безусловно, приходилось сталкиваться с оскорблениями, наездами. Любой человек, работающий в сфере здравоохранения, в той или иной степени прошел через это. Медицина - сфера отношений «человек-человек», и специфика этих отношений в том, что доктор взаимодействует с пациентом не тогда, когда пациенту хорошо, а когда - плохо.

Я работаю в отделении реанимации, работаю с детьми. Несмотря на то, что ты все делаешь правильно, пациенты иногда умирают - такова структура патологии. Их родители глубоко все это переживают и могут наговорить что-нибудь такое, о чем потом, может, и пожалеют: «Недолечили, недосмотрели, убили» и т.д.

Негативные эмоции пациентов бывают связаны с недовольством порядками, существующими в больнице. Например, система предоставления информации: приходит бабушка, говоришь ей, что по закону информация предоставляется только родителям, - это вызывает агрессию. Или ограничение доступа к больным стационара во время карантина по гриппу: «Как так? Что еще за карантин? У нас ребенок больной, лежит в реанимации!»

В поликлинике же сама система, существующая там, провоцирует людей на высказывание негативных эмоций: врачей в поликлиниках не хватает, поэтому очереди там - перманентная проблема нашего здравоохранения.

- То есть в душе вы понимаете пациента, хлопающего дверями и закатывающего скандалы?

- Чисто по-человечески понять этого человека можно. Но с другой стороны встает вопрос: «А кто вам дал право на меня повышать голос? Я и так работаю на 1,5 ставки». В Беларуси каждый доктор работает в среднем на 1,39 ставки. То, что белорусские медработники перегружены, - это еще мало сказано: например, вместо положенных на ставку 173 часов завотделением анестезиологии и реанимации одной из районных больниц за 1 месяц отработал 529 часов. В тех же поликлиниках вместо 20 пациентов, которые должны прийти к тебе на прием, приходят 30-50. Один мой коллега рассказывал, как однажды за день он принял 100 пациентов - этот день он помнит до сих пор.

Да, жалко людей, которые столько времени провели в очереди, но врачи ведь - тоже люди. И мы имеем право на то, чтобы к нам относились с уважением, понимая и нашу ситуацию.

- А разве у врачей в силу специфики их деятельности не снижен порог чувствительности к таким негативным вещам?

- Болезнь сама по себе не является индульгенцией и разрешением на неуважительное или неэтическое поведение. Конечно, если ты не первый год работаешь терапевтом, то постепенно адаптируешься ко всему этому, порог чувствительности к негативу у тебя значительно снижается. Но это не следует эксплуатировать - за такими вещами стоит профессиональное выгорание врача: специалист понимает, что до конца своей профессиональной жизни он будет перегружен, а посему будет выполнять функции не врача, а диспетчера, который распределяет больных к узким специалистам. Вдобавок времени на профессиональное развитие у него также не будет.

- Поэтому медработники так неаккуратно и относятся к ведению медицинской документации, что стоит им потом проигранных судов с недовольными пациентами?

- Когда у тебя на приеме перегрузка, ты иногда просто не успеваешь заполнить документы так, как следует. Документации, всяких журналов очень много, и перед врачом встает дилемма: либо лечить человека, либо заполнять документацию. Я понимаю, что с юридической точки зрения, если потом разбираться скрупулезно, все эти минусы всплывают и многих врачей можно на этом подловить. Но реальная ситуация складывается так: к тебе приходит человек с проблемой, проблема (раз он на тебя жалуется) не решается, ты должен сконцентрироваться на нем. Если в такой ситуации сесть правильно заполнять документацию, уровень агрессии пациента вырастет еще больше.

Есть и другой тонкий момент. В СМИ проходила информация, что Минздрав только 60% жалоб признает обоснованными, но на практике, как правило, администрация медицинского учреждения всегда становится на сторону пациента. Вне зависимости от того, прав врач или не прав, крайним оказывается именно он. В нашей профессиональной среде есть глубокое убеждение: система жалоб, за последние 5 лет развивающаяся довольно динамично, является хорошим инструментом для того, чтобы администрация могла держать врачей под контролем.

- А что заменит систему жалоб? Ведь всегда остаются реальные случаи врачебной ошибки...

- Врачебные ошибки однозначно будут. Это неизбежно, все мы люди, все мы ошибаемся. При этом, согласно статистике Всемирной организации здравоохранения, шанс оказаться жертвой медицинской ошибки - 1:10, умереть от нее - 1:300; вероятность погибнуть в авиакатастрофе - 1:10 млн.
В цивилизованных странах, в той же Литве или Польше, есть понятие «профессионального страхования»: каждый специалист, оказывающий медпомощь, имеет страховку на случай врачебной ошибки. Пациент просто обращается в страховую компанию или в суд - даже если врача признают виновным, компенсация выплачивается не напрямую из его кармана, а из страховых взносов, которые он вносил. При этом размер взносов может быть достаточно серьезным - как, например, у акушеров-гинекологов в США, где специализированные юристы стремятся доказать связь проблем со здоровьем ребенка до 18 лет с тем, что происходило во время родов. Поэтому специалисты, принимающие роды, находятся в «зоне риска» получить иск от бывшей пациентки даже через много лет и, соответственно, страховые выплаты у них больше.

Профессиональное страхование - не только реальный цивилизованный механизм разборок «врач-пациент», но и хороший фильтр специалистов в рамках системы здравоохранения. Если к тебе большое количество претензий страховых компаний, если у тебя большие выплаты по страховкам - это повод присмотреться к тебе как к специалисту.

- Так ли необходимо врачам отдельное адвокатское бюро для юридической защиты от разгневанных пациентов?

- По статистике за 2011г. зарегистрировано 13 нападений пациентов на медиков. Как правило, медики предают огласке только вопиющие факты, когда сами вынуждены обращаться за медпомощью. А сколько просто фактов агрессии со стороны пациентов? Только среди моих знакомых врачей я могу насчитать 10 случаев за год. Здесь играет роль все та же пресловутая позиция администрации медучреждений: только бы все было тихо, только бы не было никаких конфликтов.

- Адвокатское бюро для медработников создается по инициативе бывшего главврача 34-й минской поликлиники, ныне - депутата ПП НС Дмитрия Шевцова. Будет ли эта структура защищать интересы и права врачей в ситуациях вроде той, в которой оказались врачи и администрация «Экомедсервиса»?

- Дмитрий Шевцов - персона интересная и значимая для белорусского здравоохранения. Его инициатива - свидетельство того, что проблема действительно назрела.

К сожалению, у белорусских правозащитников часто возникают претензии к независимости наших адвокатских структур. Степень зависимости или независимости создаваемого адвокатского бюро, думаю, будет приблизительно такой же, как и в других сферах. Вопросы остаются, в т.ч. такие: как это бюро будет финансироваться? Юридическая помощь будет оказываться бесплатно? Мне тяжело рассуждать о специфике адвокатской деятельности, но, по-моему, бесплатными адвокатами мало кто остается доволен. Более надежным и всеобъемлющим механизмом защиты прав медработников стало бы все-таки профессиональное страхование.

СПРАВКА «БелГазеты». Андрей Витушко родился в 1978г. в Минске. В 2001г. окончил Белорусский государственный медуниверситет, стажировался по специальности «анестезиология-реаниматология». В 2004г. окончил магистратуру ЕГУ (Вильнюс, Литва) по специальности «политология». Врач отделения реанимации новорожденных одного из республиканских научно-практических центров столицы.

ЕКАТЕРИНА ОРЛОВСКАЯ: «ПОЧТИ ВСЕ СУДЕБНЫЕ ПРОЦЕССЫ ЗАКАНЧИВАЮТСЯ НЕ В ПОЛЬЗУ МЕДРАБОТНИКОВ»

- С какими претензиями к системе здравоохранения приходят к вам люди?

- Чаще всего обращаются с претензиями на качество медицинских услуг в области стоматологии: некачественное лечение либо цепочка проблем, идущих от нежелания пациента выполнять рекомендации врача. У меня был показательный судебный процесс с привлечением нескольких стоматологических организаций частной и государственной формы собственности. Пациент, выступавший против них, на протяжении длительного времени диктовал медикам, как и чем нужно его лечить.

К сожалению, некоторые медики шли у него на поводу без надлежащей записи в амбулаторной карте. Когда пациенту надоедало лечить зуб, он настаивал на том, что зуб нужно удалить. А потом пациент остался с небольшим количеством своих зубов - тогда-то он и потребовал, чтобы за то, «неверное», лечение была выплачена серьезная компенсация. Процесс был очень долгий, шли экспертизы. В результате некоторые медработники были наказаны и должны были выплатить суммы компенсации, не очень, правда, большие.

Встречаются претензии к обследованиям, к результатам анализов. Проблема заключается в неправильном объяснении врачом пациенту трактовки результатов анализов. Когда человек из нескольких лабораторий получает два разных результата по одному и тому же исследованию, у него, естественно, возникает вопрос: где анализ сделали качественно и почему такая ситуация произошла? Если бы врачами изначально была предоставлена полная и достоверная информация, как того требуют статьи законов о здравоохранении и о защите прав потребителей, таких ситуаций было бы гораздо меньше.

Периодически возникают вопросы по гинекологии. Остальные области - либо разовые обращения, либо люди решают эти вопросы самостоятельно в досудебном порядке.

- Следующий этап - обращение в организации защиты прав потребителя?

- Иногда пациент начинает решать свой вопрос непосредственно внутри организации здравоохранения, что более правильно. Не теряя доверия к данному учреждению, необходимо попробовать решить проблему, задействовав руководство.

- Не будет ли это расценено медперсоналом как хамство?

- Нет, это законное право пациента - решать вопрос с привлечением администрации медцентра или учреждения: начмеда, главврача, завотделением или всех троих вместе - с привлечением их знаний и их предложений. Если конфликтная ситуация выходит за рамки учреждения здравоохранения, пациент имеет право обратиться в общество защиты потребителей (если медицинская помощь была получена на платной основе) или в одну из инстанций (Минздрав, Комитет по здравоохранению при Мингорисполкоме, - если речь идет об оказании бесплатной медпомощи). Последняя инстанция - суд для любой категории.

- Где сложнее пациенту доказать свою правоту - в частном медцентре или в госучреждении?

- В частных структурах такие вопросы решаются быстрее - администрации проще выложить из кармана деньги и забыть об этом случае, если он не сильно тяжелый и обиженный пациент не требует сильно много денег. Но этот путь тоже не совсем верен: если прав - надо отстаивать свою правоту. В госучреждениях здравоохранения, если уж конфликт зашел слишком далеко (пациент ни на что не согласен и требует несуразно большую сумму - например, до $100 тыс. в эквиваленте), назначается экспертиза и дело решается в суде.

- Есть ли у медработников такая уж острая необходимость в специальном адвокатском бюро, которое бы обеспечивало защиту врачей от нападок пациентов?

- Начать защищать наших медработников нужно было уже давно - мысль о создании подобной организации витала в воздухе уже лет 10. С развитием потребительского общества и знаний в области прав пациентов-потребителей наши люди отрываются от реальности и начинают «качать права». В сложившейся ситуации не всегда виноваты медики, но наказать кого-то и получить материальную компенсацию хочется. Медработники не знают, к кому в таких случаях обратиться за помощью.

На моей практике почти все судебные процессы заканчивались не в пользу медработников. Частично в этом виноваты они сами, нарушая правила ведения медицинской документации. Простой пример: пациенту был установлен стоматологический протез. По правилам через определенный промежуток времени этот протез требует коррекции, пациент обязан приходить к лечащему врачу. Пациент к этой рекомендации отнесся несерьезно: не приходил, забывал. В медицинской карте обязательно должна стоять запись: «Пациент был приглашен, но на прием не явился». Эта небольшая запись могла бы серьезно помочь врачу, если с этим протезом в дальнейшем возникнут проблемы. Но такие записи у нас часто не производятся: во-первых, медики в госучреждениях здравоохранения сильно загружены; во-вторых, они не совсем понимают значимость качественного ведения медицинской документации, придавая - и правильно! - большую значимость лечебному процессу. Но в суде никакие слова не будут стоить выше правильно оформленных бумаг.

- Можно ли надеяться, что свежесозданное адвокатское бюро для медработников будет достаточно независимой и мощной структурой?

- Хотелось бы, чтобы адвокатское бюро было независимым объектом. Пациенты часто жалуются, что в медицинской среде существует круговая порука, что все медики друг за друга горой. Это не так. Среди медиков бывают случаи медвежьих услуг, некорректного поведения, устранения конкурентов.

Давно пора вывести медицинское право как отдельную отрасль права. Тогда бы решались и внутренние проблемы здравоохранения «наниматель-работник», трудовые вопросы, были бы прописаны права пациентов, медработников и схема взаимодействия «врач-пациент».

- Корректно ли относить к хамству и мелкому хулиганству «резкое вскакивание» пациента на приеме у врача?

- Безусловно. Люди у нас бывают озлобленные, невыдержанные. Мы воспитаны на том, что должны получать медицинскую помощь бесплатно. Когда ввели частную форму собственности в медицину, у людей появились новые требования: заплатив за пломбу 1 рубль, в случае ее выпадения они склонны требовать 1 тыс. рублей. Конечно, мы считаем свое здоровье особенным - здесь и начинаются конфликты.

- А вам никогда не хотелось хлопнуть дверью в медучреждении?

- Никогда. Я считаю, что всегда можно найти способ решения любой конфликтной ситуации. Поверьте, решение суда иногда бьет больнее. Поэтому 95% конфликтов решить можно в досудебном порядке.

СПРАВКА «БелГазеты». Екатерина Орловская родилась в 1974г. в Минске. В 1992г. закончила Минское медучилище по специальности «медсестра широкого профиля», в 2001г. - факультет правоведения Института современных знаний. Юрисконсульт ОО «Защита потребителя».

Комментарии

ДОКТОР ЦЫКУНОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ
пт, 06 Сен 2013 21:31:53

Страхование медицинской деятельности в моей частной практике с 2003 года в "БЕЛГОССТРАХ". Это нормальная практика во всех развитых странах. Страховых случаев пока за 23 года интенсивного и многопрофильного труда по разным врачебным специальностям не было. Вид деятельности основной сейчас мануальная терапия (хирургия без крови ), КАТЕГОРИЯ РИСКА 2. В сравнении терапия 1, реанимация 3. Вероятность профессиональной ошибки существует ежеминутно и повышение грамотности медработников в этом вопросе-задача государственная и личная каждого специалиста. Чаще всего жалобы и конфликты возникают на уровне взаимоотношений врач- пациент, значительно реже медсестра-пациент. Расширение юридической грамотности и углубление знаний по психологии уменьшает вероятность конфликта в разы. Другое дело- причинение физического вреда здоровью пациента (если оно было-это причинение вреда). За него ответственность никто не снимет, а наказание несоизмеримо с уровнем зарплаты врача государственного здравоохранения. Грубейшие системные ошибки организации медицинских услуг (а не помощи , как это было у НАС до некоторого времени ) приводят к закономерным сбоям в работе медиков, и как следствие печальным последствиям пациентов. Наказание всегда -стрелочника- бесправного и беспомощного перед Минздравом . А кто у нас из врачей пытался хотя бы подумать подать жалобу на СВЯТОЕ- главврача или Минздрав, я уж мне говорю о заявлении в суд на действия или бездействия руководства приведшие к трагедии. В моей богатой практике работы в гос. системе здравоохранения (последнее место работы неврологом одной из поликлиник) плотность приёма больных(не профосмотр) В ЧАС = 100 ЧЕЛОВЕК -это не шутка и я за это отвечаю. И это было после приказа МЗ РБ (никому не отказывать)в 2006 году. Я выдержал ЭТО 4 месяца и уволился по собственному желанию не успев совершить ошибку(очень просили остаться), получить жалобу и букет душевных бесед с прокурором. Ведение документации было тогда только кратко по больничным листам. Об этом цирке прекрасно знала администрация (регистратура выдавала неограниченное количество талонов ) и ничего не делала чтобы отклониться от генеральной линии указанной сверху. Быстрое и ,слава богу, точное установление диагнозов обуславливало ажиотаж в мой кабинет , свободная выдача талонов "без тормозов" узаконивала это безобразие. Поэтому запоздалое но необходимое создание защиты медработников-дело срочное нужное и правильное, чему готов содействовать всегда. Ибо здоровый медработник- залог успешного здравоохранения.

Кинезотерапевт, невролог, мануальный терапевт в Могилеве Цыкунов Владимир Александрович

Врач-невролог, кинезотерапевт, врач-мануальный терапевт в Могилеве.

(8029) 697-53-73 (мобильный)
(80222) 23-58-09 (городской)
doctor.kinezis@yandex.ru
Сайт: doctorkinezis.by
(341 нравится)
нажмите, если нравится
(1 нравится)
РОДИОНОВ А А
пн, 14 Апр 2014 21:10:06

на примере 6-й поликлинике Минска могу сказать ,что иногда врача некому защитить от некомпетентного и грубого руководителя-- пример тому начмед 6-й поликлиники Шаранова О.А.,может при разговоре с подчиненными позволить себе кричать,грубить,переходит на крик и доводит до слез людей ,которые не могут ответить тем же ,наверное поэтому с каждым днем в 6-й поликлинике становится все больше вакансий,как среди врачей,так и среди медсестер-- не многие готовы работать с истеричным начмедом.Кстати,мой тел 8-044-7515254,готов отвечать за свои слова.

нажмите, если нравится
(3 нравится)
Savel
пт, 20 Фев 2015 05:30:01

Давайте начинать с себя, то есть с врачей. Вы же не будете отрицать, что хамство и высокомерие с некоторых врачей прет. И что же это за нелюбовь такая к пациентам, которые пришли в роли просящего. Врачу значит еще надо его унизить для удовлетворения своих амбиций. И когда встречает адекватную реакцию сразу призывают на помощь тмилицию и адвоката. Тому пример начмед той же знаменитой 34-й поликлиники, где в знак протеста против непонимания и безразличия врачей стоял босой и полураздетый пациент. Я не понимаю как Профессор, профессионал, имеющий в руках «ремесло» мог стать в одном на защиту от пациентов вместе с Шевцовым, обиженным чиновник от медицины. Объяснение одно-друзья или я ошибаюсь?

нажмите, если нравится
(2 нравится)