"Врачи тут получают больше айтишников". История белоруса, который живет в ЕС по "голубой карте"

Максим Ловгач — программист из Гомеля, его жена Мария — гинеколог. Года два назад молодые люди решили, что хотят жить в Германии, и уехали в страну по «голубой карте». Blue Сard чем-то похожа на Green Card в США, только ее не выигрывают в лотерее, а выдают специалистам с высшим образованием. Не всем, конечно, а только тем, кто прошел отбор. Один из первых его пунктов: найти работу в Германии с годовым доходом 40-50 тысяч евро. Место белорус искал три месяца, разослал резюме в 60 фирм. Ситуацию усложняло и то, что с потенциальными работодателями его разделяло более тысячи километров.

— Все это было довольно сложно, из 60 фирм на мое предложение откликнулись 17 и назначили интервью с менеджерами по персоналу, — вспоминает тот период жизни Максим. — Разговор проходил по скайпу. На следующий этап — техническое собеседование — меня пригласили уже 13, десять — дали технические задания. В итоге я получил три предложения о работе, но только две из компаний согласились оформить меня в штат, пока я еще был в Беларуси.

Теперь белорус с семьей живет в Мюнхене. Работает в IT-компании и учит немецкий.

— До переезда немецкий вообще не знал, только разговорный английский, но здесь все специалисты на своем месте, — витиевато начинает Максим. — Помню, пришел в центр, который работает с эмигрантами, стал говорить с девушкой по-английски, она меня остановила: «Может, лучше по-русски?»

Сейчас три раза в неделю Максим ходит на курсы немецкого. В следующем году он планирует сдать на уровень В1. Если удастся — получит ПМЖ.

— Это фишка «голубой карты», — поясняет собеседник. — Если живешь в стране 21 месяц, исправно платишь налоги в социальный фонд и подтверждаешь язык, получаешь постоянное место жительства. Для сравнения, с видом на жительство на ПМЖ можно претендовать только года через три-пять.

— А если завалишь тест?

— Есть еще одна попытка: через 33 месяца сдаешь элементарный А1, а это уже совсем просто.

Звучит легко, Максим рассказывает бойко, вот только зачем уезжать, если и в Беларуси айтишники и так неплохо живут?

— У нас большинство IT-компаний работают на аутсорсе и пишут проекты для заказчиков из других стран, мне же хотелось делать свой продукт. В Беларуси таких компаний немного — Wargaming, Viber, Maps.me, — перечисляет собеседник, объясняя решение об эмиграции. — Маша тоже хотела развиваться, к тому же у нее, как у медика, была просто смешная зарплата. Грубо говоря, в месяц я платил налогов столько, сколько моя жена зарабатывала. Мы еще шутили: мне проще не делать эти отчисления, а ее содержать.

«Папка с документами получилась внушительная: сантиметров 30 в ширину»

Позже семья переехала из Гомеля в Минск, у них родилась дочка. Когда малышке исполнилось шесть месяцев, Ловгачи отправились путешествовать по Европе.

— В ближайшие 10-15 лет мы не планировали покупать квартиру, поэтому могли позволить себе много путешествовать, — вспоминает те годы собеседник. — Посмотрели страны, где бы хотели жить, и остановились на Германии. Тут много продуктовых IT-компаний, что важно для меня, а также понятная и прозрачная система подтверждения дипломов врача — это для Маши.

Знакомые подсказали: проще всего эмигрировать по «голубой карте». Она появилась лет пять назад и действует практически для всех стран Евросоюза.

До Максима ей уже воспользовались три его приятеля — тоже айтишники.

— Я почитал, какие документы нужно предоставить в немецкое посольство, и процесс пошел, — рассказывает он. — Папка получилась внушительная: сантиметров 30 в ширину.

Главный в ней документ — диплом о высшем образовании.

— Для Blue Сard «вышка» — обязательное условие, — перечисляет Максим. — При этом у них есть список востребованных специалистов — врачи, инженеры, программисты, и обычных, допустим, учителя. Первым для «голубой карты» нужно найти работу с доходом в 40 тысяч евро в год, вторым — около 50 тысяч. Насколько я понимаю, так немцы защищают внутренний рынок от специалистов, которых у них хватает.

Сдавать экзамены, чтобы подтвердить диплом, белорусу не требовалось.

— В Германии есть сайт, куда ты вводишь вуз и специальность, если они в базе, то ничего подтверждать не нужно. Распечатываешь и несешь в посольство. Так было у моего приятеля, который заканчивал БГУИР, — приводит пример собеседник. — Мне повезло меньше. Я выпускник и магистрант Гомельского технического университета имени Сухого, в списке вуз был, а специальность — нет. В итоге я запечатал дипломы в конверт и отправил в Бонн, где находится организация, которая занимается подтверждением документов. За все я заплатил 300 евро.

На родину «корочки» вернулись недели через две.

«Когда пришел подаваться, сказали написать сочинение на тему „Как мы с женой познакомились“»

Параллельно белорус искал в Германии работу, переводил на немецкий трудовую, свидетельство о браке, рождении ребенка.

— Когда пришел в посольство подаваться, мне дали забавное задание: сочинение на тему «Как мы с женой познакомились».

Написал Максим, видимо, неплохо: национальную визу, которая позволяет находиться в Германии и там работать, ему выдали через час. Жене и дочери — назавтра.

— Маше, кстати, никаких бумаг собирать не пришлось, — говорит собеседник. — Я шел как главный заявитель, который будет работать, а они уже ко мне привязаны. Это идет как воссоединение семьи.

Первую работу Максим нашел в Дрездене, туда и переехали. Сначала он, а через месяц и семья.

— Чтобы получить «голубую карту», пришлось еще и в Германии собрать немало документов, — смеется собеседник. — Месяца три у меня на это ушло. Самым сложным обычно бывает прописаться.

Максиму повезло: на два месяца компания поселила его в корпоративную квартиру, тут ему и поставили нужный штамп.

— А что делают те, кому жилье не предоставляют?

— Ищут квартиры, где делают прописку, или на месяц селятся в отель, — отвечает собеседник. — Гостиница, конечно, самый дорогой вариант, зато тут тоже можно прописаться. Иначе без регистрации ты не можешь открыть банковский счет и делать отчисления в социальный фонд. Так что выхода нет. Ну а если все нормально, как в моем случае, собираешь документы, назначаешь встречу в центре, где работают с эмигрантами, и получаешь Blue Сard.

— А вдруг откажут?

— Если уже выдали национальную визу, то не откажут. По крайней мере, у моих знакомых программистов и врачей никаких проблем на этом этапе не возникало, — продолжает молодой человек. — Справку на получение Blue Сard мне выдали сразу, а через месяц прислали уже саму карту.

«В декабре меня и 30 процентов сотрудников нашей фирмы сократили»

Максим показывает свою Blue Сard, шутит: тут указан даже рост и цвет глаз хозяина. И продолжает рассказывать:

— Контракт в Дрездене у меня был бессрочный, поэтому карту мне выдали на четыре года. Интересно, что ПМЖ я мог получить уже через 21 месяц, а жена с дочерью — только через пять лет. Я так понимаю: это чтобы мы были привязаны друг к другу, и по приезду не развелись.

— А если вдруг развод?

— Нет, — отвечает категорично, секунду думает и продолжает: — Возможно, в случае развода их с дочкой отправят в Беларусь.

— Непростая у жены ситуация.

— Наоборот, — улыбается собеседник. — Они с ребенком привязаны ко мне и получают все социальные гарантии, что и я. Например, лечение по страховке. Когда Маша подтвердит диплом, она может сразу работать, а не ждать временное и постоянное разрешение на работу. Причем врачи здесь получают больше, чем программисты. А еще, пока малышке не исполнится 18 лет, нам, как и немцам, раз в месяц платят 200 евро детских.

По «голубой карте», продолжает Максим, они с семьей могут путешествовать по странам «шенгена» и в любой из них остаться жить. Для переезда, правда, понадобится получить согласие в центре для эмигрантов. «Добро» нужно и в случае, если хочешь сменить работу.

Хотя ситуации бывают разные.

— В декабре у моей компании в Дрездене начались проблемы, — возвращается к событиям прошлой зимы Максим. — 30 процентов сотрудников, в том числе и меня, сократили. Ситуация малоприятная, тем более, что по правилам «голубой карты» у человека есть всего три месяца, чтобы найти новое место. Не знаю, конечно, как это контролируется, но пункт такой есть.

Из-за работы белорус не паниковал, айтишники, он точно знал, в Германии нужны. Правда, некоторые фирмы, которые знают ситуацию с «голубыми картами», пытаются на этом заработать.

— Когда человек едет по Blue Сard, сразу ему стараются дать зарплату ниже рыночной, — поясняет экономические тонкости Максим. — И только если докажешь, что ты хороший специалист, выйдешь на нужный заработок.

Подходящую вакансию Максим нашел в Мюнхене, на все про все понадобилось полтора месяца. Говорит, если бы не новогодние праздники, справился бы быстрее. Вопрос с переездом центр, который занимается мигрантами, решил без проблем. Папка с документами Ловгача из Дрездена перекочевала в Мюнхен.

— Какие у вас сейчас планы? — спрашиваю напоследок.

— В Мюнхене нам нравится, — отвечает Максим. — Я занимаюсь интересным делом, ребенок ходит в сад, а Маша готовится подтвердить диплом. Недавно жена попала в больницу. Тут хорошая медицина, и условия, как в сериале «Доктор Хаус»: палата на двоих и завтраки на выбор. Все это оплачивает моя страховка. Но покупать в этом городе жилье мы не собираемся. На пенсии планируем приобрести однушку в Испании и поселиться где-нибудь у моря.

Екатерина Пантелеева / TUT.BY

Другие материалы по темам: "Зарплата врачей в Беларуси "