Зарабатывать деньги или спасать людей: почему молодые белорусы хотят стать врачами?

Конкурс на бюджетную форму обучения медицинских вузов в 2014 году составил в среднем почти 2 человека на место. В чем секрет престижности профессии врача, которая официально считается одной из самых низкооплачиваемых?

Абитуриенты штурмуют медицинские вузы

По итогам открытого зачисления абитуриентов в текущем году были заполнены все 2 010 бюджетных мест в медицинских университетах. Проходной балл на стоматологический факультет составил 360, на фармацевтический (в зависимости от университета) — до 358, на лечебный — до 335, на педиатрический — до 303, на медико-профилактический — 274, на медико-психологический — 233, на медико-диагностический — до 253. Максимальный балл — 400. Очевидно, что высокий уровень подготовки абитуриентов потребовал немалых материальных (курсы, репетиторы) и интеллектуальных ресурсов. Ведь абитуриенты медвузов сдают сложные предметы: биологию, химию, государственный язык.

В Минздраве Беларуси подчеркивают, что, несмотря на сжатые сроки, за пять дней бюджетного приема в комиссии медицинских университетов было подано 3 337 комплектов документов. В конкурсе на бюджетные места участвовали 2 963 абитуриента. В среднем конкурс составил 1,81 человека на место.

Традиционно высок интерес к обучению в медицинских вузах у победителей республиканских и международных олимпиад по биологии и химии. В текущем году в медицинские университеты зачислено 34 таких абитуриента.

Почему будущих врачей не пугают маленькие зарплаты?

Врач-реаниматолог Андрей Витушко отмечает, что, несмотря на очевидный диссонанс между зарплатой, условиями работы и социальной значимостью труда врача, многие абитуриенты выбирают эту профессию. И отнюдь не из меркантильных соображений.

— В медицине принято работать династиями. Дети врачей часто идут по стопам родителей. Мой опыт показывает, что минимум трое из 10 врачей –– из медицинских семей. Есть еще светлый образ человека в белом халате, который спасает жизни, — подчеркивает эксперт.

По его мнению, маленькие зарплаты будущих врачей не пугают.

— Подсознательно они надеются найти дорогу в жизни, которая будет легче, чем у врача в поликлинике. Однако, поработав, многие разочаровываются и уходят в другие сферы, — говорит Андрей Витушко.

Заведующая терапевтическим отделением медицинского центра «ЛОДЭ» Людмила Гулевич считает, что какой-то частью абитуриентов медицинских вузов движет альтруизм. Но не всеми.

— В стоматологию идут зарабатывать деньги. Бывают молодые люди, которые уверены, что их обеспечат родители, поэтому вопрос зарплаты их не волнует. Как может выжить молодой специалист, который на ставку зарабатывает около 2 млн. рублей? Мне известно, что многие студенты-медики нацелены на то, чтобы уехать работать за рубеж. Теперь уже нет проблемы подтвердить диплом. Не исключено, что многие идут учиться в медуниверситеты, так как думают, что ко времени окончания обучения, ситуация изменится, — отмечает врач.

Как выучить и не потерять врача?

Чтобы остановить утечку кадров из медицины, Андрей Витушко предлагает первоначально увеличить зарплату врача до среднего уровня по промышленности, а затем — в 1,5 раза.

Эксперт отмечает, что повышенный интерес молодых белорусов к профессии врача позволяет сохранять в государстве относительную стабильность сферы здравоохранения. Однако существующая еще с советских времен система подготовки кадров не является эффективной и используется как попытка решать проблему их дефицита. Но сделать это не удается. Врачей в Беларуси не хватает.

— Возможно, постоянный дефицит специалистов в сфере рождает у молодежи ощущение надежности профессии врача, уверенность, что уж с этой специальностью работа будет всегда, — считает эксперт.

Он предлагает изменить систему подготовки белорусских специалистов в медицинских вузах, чтобы улучшить их качество.

— Нужно, чтобы выпускники белорусского медуниверситета проходили стажировку от 3 до 5 лет. В США врач учится 5 лет, затем стажируется, например, по хирургии еще 5 лет. В этот период его доход составляет около 4 тысяч долларов в месяц: как у медсестры или полицейского. При этом стажеры работают гораздо больше, чем белорусские интерны. Но они знают, зачем тратят время и интеллект. Так создается специалист. У нас же в этом смысле происходит большая профанация. Все понимают: за год интернатуры не станешь специалистом, разве что сможешь получить общее впечатление о профессии, — подчеркивает Андрей Витушко.

Людмила Гулевич уверена, что молодые специалисты будут лучше учиться в интернатуре, если их заинтересовать материально.

— Безусловно, молодой врач не может зарабатывать больше, чем опытный. Если говорить о первичном звене медицины, здесь не должно быть уравниловки в оплате работы врачей. Я имею в виду, что, во-первых, врачи, которых пациенты ценят, идут к ним, должны выделяться в оплате. Важно, чтобы была разница в зарплате врача в случае, если он принял 20 или 40 человек. То же самое касается визитов. Конкретное вознаграждение необходимо платить за выполненную работу, как в частном центре, — предлагает Людмила Гулевич.

По ее словам, на доплату за дополнительную работу можно направить средства, которые выделяются на зарплаты медиков по незанятым ставкам.

— У меня сердце кровью обливается, когда пациенты говорят, что врачей нет в городских поликлиниках. К нам приходят люди, которым действительно нужна помощь. Случается, вызываем скорую помощь и в стационары отправляем. Часто потому, что люди не смогли попасть к врачу в поликлинике. Бытует мнение, что пенсионеры ходят в городские поликлиники общаться, поэтому снижается доступность услуг для других слоев населения. Если это так, необходимо принять организационные меры, — считает Людмила Гулевич.

По ее мнению, пока не изменятся организация и оплата труда медиков не удастся решить проблему дефицита кадров.

— Система в Беларуси такая, что люди с высшим медицинским образованием (дорогим, к слову, и долгим) уходят в представительства фармацевтических фирм, другие сферы. Вот почему не на каждом участке в поликлиниках работают постоянные врачи. А те, которые остались, завалены бумажной работой и являются мишенью для проверяющих. Последние, кстати, очень не любят, когда им жалуются на нехватку медицинского персонала. Хотя именно в обязанности проверяющих, как правило, и входит организация системы здравоохранения, — отмечает Людмила Гулевич.

Виктор Листопадов

Другие материалы по темам: "Зарплата врачей в Беларуси "