Жилевич, Шевцов, Лекторов - в редакции газеты "Советская Белоруссия": дискуссия о проблемах организации здравоохранения Беларуси на современном этапе

Постановление Минздрава N 66, согласно которому изменился порядок выписки рецептов по принципу "бланк - лекарство", до сих пор на устах. Одни посчитали себя потерпевшими, другие поднимают вопрос нехватки специалистов в амбулаторно-поликлиническом звене, третьи кивают на так называемых "профессиональных пациентов" - мол, именно из-за них к врачу не попасть, впору вводить плату за визиты к нему. Самое время, думается, поговорить о работе поликлиник - и в контексте резонансного постановления Минздрава, и в целом, по существу. К серьезному разговору редакция пригласила Людмилу ЖИЛЕВИЧ, заместителя начальника управления организации медицинской помощи, начальника отдела первичной помощи Минздрава; Дмитрия ШЕВЦОВА, председателя Белорусской ассоциации врачей, депутата Палаты представителей Национального собрания; Валерия ЛЕКТОРОВА, хирурга, кандидата медицинских наук, в прошлом тоже председателя Белорусской ассоциации врачей; Каролину ДУБРОВСКУЮ, заведующую отделением дневного пребывания и кабинета геронтологии 26-й минской поликлиники, и Григория ЛЯНЬКЕВИЧА, кандидата философских наук.

Л.Жилевич: Думаю, определенное недовольство было вызвано тем, что постановление Минздрава некоторыми СМИ и интернет-сайтами было представлено в искаженном толковании. Первый вывод был сделан априори неверно - мол, все лекарства будут отпускать теперь исключительно по рецепту. Естественно, пошла реакция раздражения и негодования... Потом, когда разобрались, оказалось, это совсем не так. Как прежде у нас реализовывалось около 60 процентов препаратов без рецептов, так это и осталось. К слову, это самый высокий в мире показатель соотношения безрецептурной и рецептурной продажи лекарств. Однако после тщательного анализа последствий самолечения, исследований наших клинических фармакологов, данных мировой статистики был сделан вывод - необходимо упорядочить отпуск препаратов и усилить контроль. Получается, после вступления в силу постановления № 66 изменилось только одно требование: рецепт на приобретенное лекарство должен оставаться в аптеке. Ведь некоторые пациенты могли им пользоваться годами, были случаи, что и по 5 лет!

"СБ": Как это возможно? Ведь срок действия рецепта ограничен.

Л.Жилевич: К сожалению, серьезно этим вопросом практически никто не интересовался... Человек приходил в аптеку, показывал бумажку с названием препарата по латыни - и ему его отпускали.

Д.Шевцов: Именно аптеки ослабили контроль! Раньше без рецепта можно было купить сколько угодно антибиотиков, гормональных, противозачаточных средств...

К.Дубровская: Было время, когда и препараты психотропного действия можно было купить без рецепта.

Д.Шевцов: Мы живем в 21 веке, а в аптеку до сих пор ходили с клочком бумажки или с рекламным листком, на котором написано от руки неясно кем название препарата! Весь мир уже давно живет по строго регламентированному порядку отпуска лекарств. Замечу, рецепт и раньше врач должен был выписывать. И не на годы. Ведь с течением времени возникают факторы, которые необходимо учитывать - скажем, изменение состояния больного, когда нужно сокращать или увеличивать дозу или вообще назначать другое лекарство, отслеживая его эффективность.

"СБ": Но если пациент принимает 5 и более препаратов, сколько теперь рецептов придется выписать для него на полгода? Была бы везде внедрена система электронного рецепта, не было бы этих вопросов.

Л.Жилевич: В помощь врачу сегодня - и медсестра, и помощник врача, и информатизация рабочего места врача. Мы проанализировали прием участковых врачей: до 70 процентов вопросов, с которыми люди приходят в поликлинику, могут быть сняты именно помощником врача.

Д.Шевцов: Где еще не введена система электронного рецепта, - это вопрос к руководителю медучреждения. Такой способ выписки лекарственных бланков начали внедрять еще 6 лет назад. Причем не только в Минске. Если в этом деле нет прогресса, давайте шевелить главных врачей поликлиник.

К.Дубровская: Новый порядок как раз может стать дополнительной мотивацией к тому, чтобы активней вводить эту систему.

В.Лекторов: Докладывая о ситуации Президенту, министр Василий Жарко говорил о росте продажи медикаментов за год на 170 млн. долларов. Если считать на каждого жителя, то выйдет менее 20 долларов "плюса". Причина, по мнению министерства, - активное самолечение населения. Я в системе здравоохранения 46 лет и вполне соглашусь: с 1996 года рецепты часто выписывались, как здесь уже говорили, на клочках бумаги, если вообще выписывались. Так было до 2012 года, когда впервые ужесточили подход. Я тогда предлагал министру сделать один год переходным, чтобы не выросли очереди в поликлиниках. И еще: не вспомню ни одной научной статьи, где были бы приведены доказательства того, что рост осложнений вызван исключительно самолечением населения. И если два года назад мы изменили порядок отпуска лекарств, то почему отмечаем рост такого явления? Новое постановление о хранении рецептов в аптеке призвано проследить, где и на что тратятся эти  миллионы долларов. Люди стали больше покупать медикаментов как для лечения, так и для профилактики заболеваний и укрепления здоровья, что связано с повышением общего благосостояния. Но что мы видим сегодня? Очереди в поликлиниках резко выросли. А ведь у нас в стране один из самых высоких в мире показателей средней посещаемости поликлиник в год - 14 раз на человека. Можно ли говорить, что почти все занимаются самолечением? Я глубоко сомневаюсь.

Г.Лянькевич: Действительно, где же логика?

В.Лекторов: В поликлиниках не хватает специалистов - как узких, так и участковых терапевтов. Недостаточен уровень их профессионализма. Может, стоит на это обратить внимание в первую очередь, а не на самолечение?

Д.Шевцов: Позвольте, я поправлю. По стране в год на одного пациента в среднем приходится 13,5 посещения. Есть и такие, кто не ходит в поликлинику годами. Например, на одном из сайтов пенсионер хвалился, что ни он, ни его супруга вот уже 5 лет вообще не обращались к врачам. Что же в этом хорошего? Каждый год человек должен прийти в поликлинику, даже если его ничего не беспокоит, проконсультироваться у терапевта. С другой стороны, есть и злоупотребляющие визитами в поликлинику. Недавно интересовался статистикой в своей поликлинике: таких оказалось примерно 2 процента - 800 человек. Из них 25, которые 150 - 200 раз в год приходят на прием. Это нормально? И при этом еще и занимаются самолечением. 

К.Дубровская: По моему мнению, постановление Минздрава обоснованно и своевременно. Нужно и дальше работать над совершенствованием и упорядочиванием работы с рецептами. Необходим самый строгий контроль над выдачей аптеками лекарственных средств, как это делается во всем мире. Смотрите, как распространяется аллергия! Я каждого больного опрашиваю на наличие аллергических реакций, прежде чем выписать ему какое-то средство. То конъюнктивит аллергический, то дерматит... Случается, от обычной ингаляции человек рискует погибнуть. И что, в общем, мы видим сегодня? Люди поступают так, как сами считают нужным. Наш пациент просто не слышит, что ему рекомендуют. Пока не поменяется отношение к лечению, толку не будет.

Д.Шевцов: В Германии для пациентов, не соблюдающих рекомендации, увеличивается стоимость медицинской страховки. Ведь их гораздо сложнее лечить. Там никто даже не пытается спорить с врачом. У нас же до абсурда доходит. Попробуй не выписать препарат, который требует человек, - сколько жалоб посыплется, сколько оскорблений! По данным РНПЦ медицинских технологий, 60% пациентов не имеют преемственности в лечении. Из них 40% вообще не выполняют назначений врача...

Л.Жилевич: Мы недавно проводили исследование в группе больных артериальной гипертензией. Среди них 70 процентов - это те, кто годами принимают лекарства, достаточно хорошо информированы о своей болезни. И, тем не менее, немало тех, кто не выполняет врачебные рекомендации.

К.Дубровская: Уровень оснащенности поликлиник из года в год растет, а отношение людей к своему здоровью не меняется.

Г.Лянькевич: Вы говорите о культуре лечения. Почему при этом упускаете вопрос культуры врачевания? Ведь это взаимосвязанные понятия! Так, может, подумаем вместе, по какой причине люди не желают идти в поликлинику и тянут до последнего?

К.Дубровская: Человек должен нести ответственность за свое состояние здоровья. Это нужно воспитывать с детства.

Л.Жилевич: У нас, когда что-то случается, во всем виновата медицина, виноваты врачи. Только не сам пациент. При этом он уверен, что может следовать любым иным рекомендациям, в первую очередь, из интернета, и сам принимать окончательное решение, что делать и как ему лечиться. Не хочет, чтобы его состояние кто-то контролировал. Все это ведет к кризису в отношениях врач - пациент.

Г.Лянькевич: В первую очередь, нужно упорядочить работу поликлиник, разгрузить врачей, чтобы они могли больше времени уделить больному, а не написанию бумажек. А если к врачу становится труднее попасть, значит, возрастает опасность роста коррупции. Кто-то спасает родителей, кто-то детей, и чтобы пробиться к врачу, готов сделать все. И потом, будь вы самый лучший и квалифицированный врач в стране, но если у вас возле кабинета очередь стоит стеной, вы за минуту не оцените состояние больного, не сможете ему помочь.

"СБ": Представьте ситуацию человека с сахарным диабетом. В его поликлинике нет эндокринолога, поэтому было удобно пользоваться когда-то выписанным рецептом и постоянно получать препарат. Сейчас терапевт говорит, что его лекарство может назначать исключительно эндокринолог. Получается, безвыходное положение?

Д.Шевцов: Количество врачей в том или ином районе рассчитывается по численности проживающего там населения. Эндокринолог, аллерголог и другие узкие специалисты есть не везде. И если в вашей поликлинике нет какого-то специалиста узкого профиля, то вам дадут направление в другое медучреждение, где он ведет прием. Хочу заметить, что пациента с сахарным диабетом нужно наблюдать раз в 3 месяца. Даже при стойкой ремиссии ему выписывают препарат не более чем на 2 месяца. Если такой человек долго не появляется у врача, это может плохо закончиться...

Г.Лянькевич: А разве люди виноваты в том, что государство даже в столице не может обеспечить медицинскими кадрами поликлиники? Я за то, чтобы говорить не о том, как все хорошо, а о недостатках. Абсолютно не согласен, что Постановление № 66 Минздрава было своевременным. Во-первых, оно должно было появиться намного раньше. Во-вторых, почему так неудачно выбрано время? В осенний период, при росте простудных заболеваний, в сезон обострений хронических болезней.

Д.Шевцов: Напротив, осенью идти на такой шаг разумнее, чем весной, когда увеличивается посещаемость поликлиник. В основном за счет пенсионеров. Кого-то дети на лето забирают к себе погостить, кто-то уезжает на дачу и хочет заблаговременно купить все необходимые лекарства. И потом, о каком эпидемиологическом подъеме идет речь? У нас уже два года благодаря 40-процентной вакцинации населения нет эпидемии гриппа.

Г.Лянькевич: Почему было не принять это постановление летом, когда пенсионеры в основном находятся на дачах, студенты и школьники - на каникулах? Я обращался с предложениями по улучшению работы поликлиник и всей системы здравоохранения. Но удовлетворительного ответа не получил. Самое удивительное - ответ на мое письмо пришел из поликлиники № 28, о которой я даже не упоминал. Кто виноват, что люди ходят в аптеку, как в магазин? Население? Или аптеки, которые давно работают как магазины, предлагая больше косметики, чем лекарств?

В.Лекторов: Мы должны думать теперь, как выйти из ситуации безболезненно, чтобы не росли очереди за рецептами, как это происходит в целом по стране. И если все-таки согласиться с тем, что люди стали больше заниматься самолечением, потратив на него 170 млн. у.е., это о чем говорит? Что при нашей высокой посещаемости поликлиник низкая доступность приема у врача. Что не совсем так.

К.Дубровская: В нашей поликлинике, как и во многих других, открываются новые кабинеты для продления выписки рецептов на препараты для пациентов с  устоявшейся и согласованной схемой лечения. Уже работает четыре дополнительных. По назначению врача в амбулаторной карте все записано - рецепты готовы, приходи и бери.

В.Лекторов: Вы говорите о продлении рецептов. И это хорошо. А как с первичным посещением? Здесь, чтобы попасть к врачу, нужно посидеть в очереди.

К.Дубровская: Да, и это в какой-то мере дисциплинирует больного.

"СБ": В Америке и Европе большинство лекарственных средств можно приобрести исключительно по рецептам. Беларусь тоже пойдем тем же путем?

Л.Жилевич: Учитывая, что 60% препаратов отпускается без рецепта, можно сказать, что у нас все же иной вектор в этом вопросе. Мгновенно выйти на уровень мировой практики не получится. Однако соотношение безрецептурных и рецептурных средств, видимо, со временем будет меняться. С учетом поступающей информации о рисках развития побочных действий и осложнений, отдаленных последствиях для развития плода,  безопасности и эффективности  препарата, практике его применения.

"СБ": Недавно прозвучало предложение ввести символическую плату за посещение поликлиники. Аргумент - слишком высокая посещаемость...

Л.Жилевич: Во многом сам пациент решает, к какому врачу ему идти и когда. Существующая система это ему позволяет. Но в других странах человек обычно приходит к лечащему доктору, к которому он прикреплен для обеспечения первичной медицинской помощью. Он и определяет необходимость направления к более узкому специалисту. Но есть и врачи так называемого "прямого контакта". То есть к ним пациент имеет право приходить без направления участкового. Это хирурги, травматологи, акушер-гинекологи и некоторые другие врачи. Каждая система здравоохранения определяет свой порядок. У нас же среди всего числа визитов к участковому терапевту приходятся 1-2, остальные - к узкопрофильным специалистам. Сама однажды была свидетелем, как некая дама в регистратуре требовала талон к эндокринологу. Дескать, у ее соседки обнаружили зоб, вот и она хочет провериться. Посоветовали ей сначала сходить к лечащему врачу, чтобы он решил, есть ли у нее предпосылки к этому заболеванию, - в ответ крик... Действительно, есть страны, которые пошли по пути введения соплатежа. Когда люди платят не за талончик, не за приход в поликлинику, а за прием врача, причем символически. И это считается дисциплинирующей мерой для пациента. Чтобы он воспринимал услугу врача как имеющую определенную цену, а не исключительно как его обязанность. Введение подобной меры, тем не менее, у нас в стране пока не рассматривается.

К.Дубровская: И очень жаль...

Л.Жилевич: Вместе с тем, мы пытаемся решить вопрос снижения необоснованных посещений поликлиник. Постановление N 66 тоже в какой-то степени на это направлено. Ведь если пациент получит качественное лечение, наверное, у него не будет лишнего повода бегать по врачам, в том числе по узким специалистам. То же самое касается скорой медицинской помощи. Анализ показал: в структуре вызовов около 70% - такие, как "боль в коленях", "головная боль"...

К.Дубровская: Вызывают "скорую" по причине того, что человек выпил несвежий кефир! Я уже не говорю про абстинентный синдром. Такие вызовы должны быть платными.

Л.Жилевич: Нередко приходится слышать, что помощь врача недоступна. И в то же время, как уже здесь говорилось, у нас 13 - 14 посещений в год в среднем на каждого человека, включая младенцев. Растет и число госпитализаций в стационары.  А в других европейских странах показатель посещений - от 3 до 5 в год. Так все-таки напрашивается вывод, что врачебная помощь у нас даже очень доступна!

Д.Шевцов: В Швеции показатель посещений - 3,5!

Л.Жилевич: Однако везде в мире выстроена система доступа только через врача общей практики. Это также в целом снижает количество необоснованных визитов. Допустим, заболело ухо. Вы пришли к участковому доктору. Он провел осмотр, оценил, действительно ли нужна консультация ЛОРа или вполне можно справиться самостоятельно. Если необходимо, конечно, направит... 

Г.Лянькевич: Это нормально, когда можно получить некоторые услуги медицинских специалистов по прейскуранту. Но когда и за плату ты получаешь то же самое качество - ограниченную по времени консультацию с нервотрепкой, это ни в какие ворота не лезет! А еще в этом вопросе немало бюрократических проволочек. Например, чтобы сдать анализ крови на сахар, приходится каждый раз заключать договор разового действия с поликлиникой. Собирается в поликлинике огромная очередь в один-единственный кабинет, где можно все это оплатить. Кто такое придумал? Почему никто не обратит внимание на неправильную организацию? Казалось бы, простейшие вопросы порядка и системы в работе должны решаться в первую очередь. Это ведь не требует материальных затрат. Просто подумать о рациональном подходе.

"СБ": У нас до 80% врачей - узкие специалисты, и только от 12 до 20% - врачи первичного звена. При этом, например, не хватает неврологов.

Л.Жилевич: Мы проанализировали структуру обращений к этому специалисту. И оказалось, от 50 до 70% пациентов обратились к неврологу, потому что сами решили - "мне это надо". Остальные направлены участковым врачом, допустим, из-за жалоб на боли в спине. И только около 5% действительно нуждались в консультации такого доктора. Отсюда проблема с тем, чтобы попасть на консультацию.

"СБ": Где наибольший дефицит медицинских специалистов?

Л.Жилевич: Это проблема в большей степени крупных городов. Однако Гродно практически на 100% укомплектован врачами первичного звена. Сложнее всего ситуация в Минске. Здесь не только собственно нехватка врачей. Город растет, появляются новые медучреждения, их нужно обеспечить кадрами. Может, кого-то удивлю сравнением, но в Лондоне точно так же не хватает врачей именно в первичном звене. Это самая сложная врачебная специальность в медицине.

К.Дубровская: Такой врач - по сути, диспетчер, задача которого - не только не пропустить тяжелую патологию, но и определить все риски развития заболеваний.

"СБ": Получается, нам нужно увеличивать число врачей общей практики?

Л.Жилевич: Их количество за последние годы выросло почти вдвое. Было принято стратегическое решение обеспечить такими специалистами сельскую местность. Теперь взят курс на формирование участковой службы по принципу врачей общей практики.  Однако это не значит, что в крупных поликлиниках не останется узких специалистов. Просто будут дифференцированы потоки пациентов. Те, кто получат необходимую помощь у врача общей практики, и те, кому необходима помощь узких специалистов. Таким образом, снизится нагрузка на последних. Ведь сегодня в день они принимают до 70 - 100 человек. В таких условиях, надо признать, очень быстро происходит профессиональное выгорание.  Но для этого нам необходимо провести переподготовку участковых врачей по смежным специальностям.

"СБ": Сколько молодых специалистов ежегодно получают такую профессиональную квалификацию?

Л.Жилевич: Сегодня у нас работают 700 врачей общей практики. И около 3,5 тысячи участковым терапевтам предстоит пройти курс последипломного обучения. Будут пересмотрены учебные программы, подходы, методики. Ведь такой доктор должен обладать высоким уровнем ответственности и большим объемом знаний. Что касается помощников врача, то в стране сейчас работают около 1300 таких специалистов.  

К.Дубровская: Их помощь - большое подспорье для врачей. Ведь нагрузка у участковых врачей  очень высокая: принимать приходится в день примерно 40 - 60 человек.

Д.Шевцов: Есть интересная тенденция: если мы посмотрим на возрастные параметры, то сегодня в первичном звене идет постепенное омоложение медицинских кадров. Особенно терапевтов. Еще 5 лет назад в нашей поликлинике были врачи под 80 лет. Например, ЛОР-врач ушел на пенсию в 79 лет.

К.Дубровская: В нашей - в 85...

Д.Шевцов: Раньше был большой отток молодежи в фармпредставители: там условия труда попроще, и ответственность не настолько высокая, да и зарплата существенно выше.

Г.Лянькевич: Проблем много, они лежат не только в сугубо медицинской плоскости. Поэтому нужно собирать представителей всех заинтересованных ведомств, общественности и вместе провести своеобразную мозговую атаку. Людям нужен результат!

В.Лекторов: Сегодня в системе здравоохранения самая главная проблема - это лечение заболевших, а не профилактика заболеваний и охрана здоровья. Акцент на то, как больше построить больниц, приобрести медицинского оборудования. А думать надо о том, чтобы не допустить запущенных случаев заболеваний, не поставленных вовремя диагнозов, роста числа хронических больных. Но сегодня все здравоохранение ориентируется на стационарную помощь. И примерно каждый четвертый больной госпитализируется. При том, что примерно треть пациентов в некоторых отделениях, если всерьез разбираться, не нуждаются в стационарном лечении. А первичное звено остается по-прежнему слабым. Уверен - в первую очередь надо развивать профилактическую помощь, которая кроме всего прочего еще и менее материально затратна. Сейчас предлагают превратить поликлиники в групповые врачебные практики, а что с узкими специалистами? В Витебской области собрали окулистов с поликлиник и организовали их работу в областной больнице, перенеся первичную помощь на уровень стационара. Где же приоритет первичной медико-санитарной помощи в нашей стране?.. Как уменьшить очереди в поликлиниках? Например, в США создана парагоспитальная служба - это своеобразное связующее звено между поликлиникой и больницей. А поликлиники занимаются тем, чем и должны - профилактикой, валеологией, диетологией, консультированием по соблюдению здорового образа жизни, диагностированием и лечением распространенных заболеваний...

Л.Жилевич: И не такое уж и слабое первичное звено. Сегодня вектор как раз взят на его усиление. Около 40% ресурсов в последние годы вкладывается именно в это направление. И трудно не заметить, как преобразились наши поликлиники. Практически все необходимые исследования и консультации можно выполнить на амбулаторном этапе, без госпитализации.

Д.Шевцов: В свое время я предлагал ввести систему лицензирования не только медучреждений, но и каждого врача в отдельности. Чтобы он, помимо обязательной учебы, получал еще и лицензию на право заниматься медицинской практикой. Как это делают в США, где есть лицензированный медперсонал, а есть не лицензированный. Это те же самые помощники врача. Врач может иметь и высшую категорию, но, чтобы практиковать, должен получить лицензию, которую обязан подтверждать раз в 2 года. Если он ее не получит, не имеет права приступить к лечебной деятельности.

В.Лекторов: Белорусская ассоциация врачей должна стать вторым после Минздрава органом в системе здравоохранения, который бы занимался тарификацией, аттестацией врачей, рассмотрением жалоб пациентов и др. Пока же ассоциация является параминистерсткой организаций без функций. Особое внимание следует уделить соблюдению врачебной этики медперсоналом. Нужно без сожаления расставаться с теми, кто ее не соблюдает и игнорирует. Иначе из-за некоторых непрофессионалов у людей складывается негативное мнение о здравоохранении в целом... У меня есть хороший друг, окулист, профессор, работал экспертом ВОЗ в свое время в Америке. Он мне рассказывал, что по эффективности работы системы здравоохранения в пересчете на один вложенный доллар мы идем впереди. После он переехал в Австралию. И там его просили внедрить советскую поликлиническую систему здравоохранения. Поскольку там существовали только частные врачебные практики. Государство стало скупать их и объединять их в миниполиклиники. Чтобы врачи работали и принимали решения коллегиально, чтобы закупать необходимое дорогостоящее медицинское оборудование. Это повысило эффективность работы всей системы здравоохранения Австралии. Вот такой есть пример. Нам надо не говорить годами об эффективной и правильной организации здравоохранения, особенно в первичной медицинской помощи, а делать немедленно конкретные шаги. Иначе все сегодняшние проблемы дальше усугубятся!

Л.Жилевич: Все страны идут по пути формирования групповых врачебных практик. А это, по сути, поликлиника и есть. Конечно, акцент на стационарное звено в свое время был сделан. Однако последние 5 лет был смещен на первичное здравоохранение. Я в медицине работаю уже 30 лет. Помню те времена, когда, чтобы выполнить какое-либо диагностическое исследование, человек должен был ложиться в стационар. Сегодня такой необходимости нет. Значительную часть диагностики можно выполнить на уровне амбулаторно-поликлинического звена.

"СБ": Насколько трудно сегодня молодому врачу-интерну начинать свой профессиональный путь?

Л.Жилевич: Что касается молодых врачей, то их, как правило, распределяют после выпуска в первичную сеть. Понятно, что у них еще нет того опыта, который необходим. И сегодня в основном в поликлиниках и амбулаториях работают не только самые молодые, но и самые опытные - врачи с большим стажем. Да, мы вводим принцип наставничества, берем под патронаж молодых специалистов. Но молодые при всей своей креативности, энергичности и, как говорится, полной информатизации зачастую не имеют таких важных профессиональных качеств, как коммуникативность, умение сопереживать. В принципе, это проблемы современного общества...    

К.Дубровская: Мой учитель, профессор Брагинский, когда мы заканчивали 6-й курс, сказал: "Из вашего выпуска в 250 человек только 50 - 60 могут работать врачом". Он выбирал клиницистов, их и называл врачами. А остальные годились, как считал профессор, только для работы в физиотерапии, функциональной диагностике, рентгенологии и т.д. Врачом, доктором с мышлением аналитика и исследователя может стать только тот, у кого есть талант, призвание. Научить этому невозможно.   

"СБ": В новом Законе о здравоохранении заложена норма ответственности пациента за свое здоровье. Прокомментируйте.

Д.Шевцов: Как говорится, русский человек болезненнее всего переносит здоровый образ жизни. И как бы мы ни бичевали себя, наша система здравоохранения - одна из лучших в мире. Об этом говорят специалисты других стран, но наши люди, к сожалению, это не ценят. В значительной степени потому, что в Беларуси высокий по сравнению с другими государствами уровень социальной поддержки. Знаете, фраза "бесплатная медицина" меня всегда выводит из равновесия. Для кого она бесплатна? Для пациентов - да. Но государству это обходится в колоссальные суммы. Сколько мы проводим акций, пилотных проектов, сколько приглашаем на диспансеризацию, выявляем факторы риска самых разных заболеваний...

Г.Лянькевич: Вы, депутаты, всегда говорите только о хороших врачах. Но есть и другие, у которых понимания нет и в помине. Столкнулся с тем, что медсестра  ведет себя перед пациентом как царь и бог...

Д.Шевцов: Соглашусь, есть случаи нарушения медицинской этики. Есть и врачи, которые, имея вторую врачебную категорию, в возрасте 60 лет последние двадцать даже не открывали книгу по медицине. Но это исключение из правил!

В.Лекторов: Еще в 1927 году первый нарком здравоохранения РСФСР Н.И. Семашко ставил профилактические осмотры во главу угла. Но можем ли мы заставить человека вести здоровый образ жизни? Теоретически да, если сам врач будет примером. А когда доктор с желтыми пальцами от табака читает лекцию о вреде курения, кто ему станет верить?

К.Дубровская: В нашей поликлинике работает сегодня 20 молодых врачей. Они только начинают, стараются. У нас есть все, чтобы оказывать качественную помощь больным, помогать сохранить им свое здоровье. Мы сегодня имеем возможность сделать полное первичное обследование, как говорится, от макушки до пят. Даже лапароскопию. Но как работают наши участковые терапевты - нагрузки огромные! Надо освободить их от посещений на дому или хотя бы уменьшить количество заполняемой документации...

Л.Жилевич: Безусловно, есть и обоснованные претензии к медикам. И система здравоохранения очень строга к врачам, проявившим низкий уровень профессионализма. Но есть и другая сторона проблемы. . Врачам первичной практики хочется быть реализованными  в профессии, хочется слышать слова благодарности, а не быть людьми, которые "стоят на сортировке" и чьи мнение и авторитет постоянно подвергаются сомнению у целой череды консультантов. Здесь еще очень важно, чтобы население снизило градус непонимания. Не стояло по ту сторону баррикад. А вместе с доктором решали те вопросы, которые непосредственно связаны с их здоровьем. Тогда и врачам будет легче, и пациенты получат тот результат, который ожидают.

Д.Шевцов: Сегодня врач занимается многими не свойственными ему функциями. У нас достаточно социальной нагрузки - патронажа и пр. Это все необходимо пересматривать, регулировать. Есть Минтруда и социальной защиты, есть другие соответствующие службы. Врач должен лечить!

В.Лекторов: На свой авторитет сам врач и должен работать. Своим профессионализмом, и что очень важно, добрым отношением к пациенту. Вы же поймите, пациент - это больной человек. У него порой нарушена психика, болезненное отношение ко всему, он неадекватно реагирует на многие вещи. И мы, врачи, должны быть в какой-то степени психотерапевтами. Тогда и люди потянутся к нам. Это дорога с двусторонним движением. Не будет со стороны врача непрофессионального отношения - не будет и такой озлобленности у людей не только на медиков, но и на любые инициативы со стороны Минздрава. Однако и пациентам не мешало бы критически смотреть на собственное поведение.

Советская Белоруссия № 2 (24632). Вторник, 6 января 2015
Автор публикации: Иван КИРИЛЕНКО, Алла МАРТИНКЕВИЧ

Другие материалы по темам: "Реформа здравоохранения в Беларуси "