Пропадут ли импортные лекарства из белорусских аптек? Интервью с первым замминистра Минздрава Дмитрием Пиневичем

Закон - «О здравоохранении» - интересует всех! Что предлагает изменить Минздрав, чтобы здоровье белорусов изменилось в лучшую сторону? На эту тему в кулуарах Совета Республики ведущему программы «Картина мира» на телеканале «Россия-Беларусь» Юрию Козиятко удалось поговорить с первым заместителем министра Дмитрием Пиневичем, который представлял проект закона сенаторам.

Юрий Козиятко:
Дмитрий Леонидович! В перерыве между заседаниями мы пишем это интервью, на фоне прекрасных картин, почти шедевров. Изменение в законе «О здравоохранении» станет каким-то шедевром? Что там нового появится?

Дмитрий Пиневич, первый заместитель министра здравоохранения Республики Беларусь:
Он станет изысканной картиной, которая не будет бросаться аляповатыми вещами, но принесет удовлетворение, я надеюсь, всем. (улыбается) И системе здравоохранения, и прежде всего нашим пациентам.
Целый ряд новшеств, начиная с профилактики: мы определяем, кто должен заниматься профилактикой, их ответственность, начиная с органов государственной власти, нанимателей.

Юрий Козиятко:
То есть, не о лечении там идет речь, а том, чтобы предупредить людей, что здоровье нужно беречь.

Дмитрий Пиневич:
Совершенно верно! И сказать нанимателю, что он тоже несет свою ответственность за здоровье тех сотрудников, которые на него работают и которые его в, том числе, кормят.

Юрий Козиятко:
А что значит «предупреждать»? То есть, вы будете рассказывать о вреде курения?
Вы, кстати, курите сами?

Дмитрий Пиневич:
Нет. И не играю в карты! (улыбается)

Юрий Козиятко:
Третье забыли. (улыбается)

Дмитрий Пиневич:
Да, забыли! (смеется)

Юрий Козиятко:
Но мы к этому вернемся.

Дмитрий Пиневич:
Хорошо!

Юрий Козиятко:
Так что? Минздрав должен объяснять…

Дмитрий Пиневич:
Нет. В законе о здравоохранении есть несколько блоков. Блок, безусловно, лечебный. Система здравоохранения сама по себе всегда была сильна именно лечебными направлениями. Но, коль мы думаем, смотрим немножко в завтра, конечно, мы должны говорить о профилактике. Мы сейчас затрагиваем и табакокурение, и потребление спиртных напитков...

Юрий Козиятко:
Недавно была какая-то информация, что белорусы выпивают больше всех! Это правда?!

Дмитрий Пиневич:
То, что мы выпиваем немало, это действительно так. Но методика очень "интересная" была: к нашей официальной статистике добавлялись так называемые экспертные оценки. Они добавляли нам незарегистрированный оборот алкогольной продукции, который почему-то отличался в разы от наших соседей, сходных с нами по менталитету. У нас просто нет многих ограничительных мер, что характерно для тех же стран Европейского союза [и которые влияют на рост незарегистрированного оборота - ред.].

Юрий Козиятко:
Меры, ограничивающие самогоноварение?

Дмитрий Пиневич:
Нет. Торговлю. Вы знаете,  например, в Швеции – это вообще отдельные магазины. В Стокгольме, мне рассказывают, по-моему, 3 или 4 всего лишь точки, где можно купить алкоголь [кроме ресторано и кафе]. Тебе дают упаковку яркую, кричащую - ты выходишь из магазина, все смотря на тебя, что ты вышел…

Юрий Козиятко:
Пьет... Пьет...(показывает пальцем на воображаемого покупателя, выходящего из магазина)

Дмитрий Пиневич:
(усмехается) ...В принципе, по опыту нашего чемпионата, который проходил здесь, если уж сравнивать, ничем мы сильно не отличаемся. Может, даже некоторые наши гости отличались в большую степень, чем мы, в рамках отдыха, сопровождаемого возлиянием. Другой вопрос, что делу время – потехе час.

Юрий Козиятко:
Об алкоголе поговорили, о курении поговорили, о картах, в которые вы не играете.  (перечисляет на пальцах)
А еще четвертое все-таки, а не третье! Мало об этом рассказывали, но последствия этого нормального процесса предусмотрены в изменениях в Закон «О здравоохранении». Первое – стерилизация. Да? И второе – отказ врачей делать аборты. Вот что здесь появилось нового? Как-то раньше упускали эти темы. Они были неприкасаемы.

Дмитрий Пиневич:
Это вопрос развития нашей национальной программы демографической безопасности. Нужно четко понимать: как бы ни звучало это жестко, не будет рождаемости – не будет нас. В системе здравоохранения рождаемость - это профилактика бесплодия, профилактика первичных и вторичных расстройств, чтобы женщина, желающая [родить] -  родила  и  чтобы семья, которая хотела бы иметь ребенка, чтобы она этого ребенка имела.

Юрий Козиятко:
Вот в изменениях как раз речь идет о другом. О тех, кто хотел бы не рожать…

Дмитрий Пиневич:
Нет. Это просто один из элементов. Там звучат мнения и в целом о репродуктивных технологиях.
Самое главное, мы вводим предабортное психологическое консультирование. Более того, наверное, если такая беда, как аборт, будет стоять [на кону], то [нужно], чтобы консультирование проходила не только женщина, но и супруг принимал в этом участие. Мы пытаемся любыми способами отодвинуть эту катастрофу! Теми или иными в рамках нового законодательства.

Юрий Козиятко:
Врач теперь сможет отказаться делать аборт. То есть, по каким-то причинам (может, по религиозным или по моральным) он может не делать этого.

Дмитрий Пиневич:
Может.
Другой вопрос – он должен, конечно же, поставить в известность руководство. Руководство должно определить что-то еще. То есть целые рамки есть, но по крайней мере такой элемент и для врача тоже вводится. Он не нов. Он в Российской Федерации есть…

Юрий Козиятко:
А более тщательный подход к тем, кто хочет по своему желанию провести стерилизацию, то есть сделать себя бесплодным, по сути?

Дмитрий Пиневич:
Ну, да. Наверное, поэтому сейчас вводим критерии, когда можно делать - тебе 35 лет, наличие детей… Все-таки должно быть согласие. Какой бы человек ни был, в каком бы он ни был помутненном сознании... Мы, медики, в конце концов, для того и есть, чтобы из этого помутненного сознания вывели и попытались провести это по согласию.

Юрий Козиятко:
То есть отговорить делать стерилизацию?

Дмитрий Пиневич:
Да. Потому что, я же говорю еще раз, махом это все делать – очень просто можно до многих вещей дойти.

Юрий Козиятко:
А нет ли другой стороны? Не планируется ли в Беларуси ввести какие-то меры по принудительной стерилизации тех, кто "размножается", но, извините, потом за детьми не смотрит?

Дмитрий Пиневич:
Принудительная стерилизация пахнет в какой-то степени евгеникой. Уже проходили.

Юрий Козиятко:
Еще один вопрос, который фигурирует в этих изменениях. Он, наверное, волнует всех. Он связан с лекарствами. Создание Республиканского формуляра лекарств. Означает ли это, что в этот формуляр попадут только белорусские медикаменты, а какие-то дорогие и качественные импортные лекарства исчезнут из аптек? Мы уже проходили это!

Дмитрий Пиневич:
Я являюсь председателем комиссии формирования формулярного перечня. В нем всего лишь 30% белорусских лекарств! Формулярный перечень – это перечень лекарств с доказанной эффективностью, безопасностью и экономической целесообразностью. То есть, факт ценового параметра  находится всего лишь на третьем месте.

Юрий Козиятко:
Скажите проще: если в Беларуси производят какой-то антибиотик или, там, «цитрамон», то «цитрамон» производства другой страны или антибиотик импортного производства не попадает в этот формуляр.

Дмитрий Пиневич:
Нет! 5-6 списков. Одним «цитрамоном» нельзя! Мы же должны иметь в руках несколько препаратов всегда! Допустим, в том формулярном перечне, я думаю, наверное, около 100 препаратов - 150 препаратов, которые снижают артериальное давление. Это не то, что написано только, допустим: один препарат производства «Белмедпрепаратов»!
Это формуляр, [в который входят] наиболее эффективные лекарства. У нас есть целая система критериев: А-, В-, С-анализ, который определяет, что вот это лекарство менее дорогостоящее и оно оказывает тот же клинический эффект. А это более дорогостоящее, но за счет того, что лечение в два раза меньше и нет рецидивов, оно (да, оно дороже!) входит, потому что оно более эффективно!
Если посмотреть, то в нашем госпитальном звене примерно 70% белорусских лекарств, а в формуляре наоборот – 70% иностранных лекарств! Мы всегда определяем формуляр как ограничительный список, а он наоборот – гарантирующий список! Потому что то, что можно выбить в Минске, то труднее выбить в другом месте. А вот тут гражданин будет знать, что в этом формуляре: «отдай, не греши, то, что мне положено».

Юрий Козиятко:
Что вы пожелаете, чтобы не пить лекарства?

Дмитрий Пиневич:
Пить хорошую чистую воду, хорошо отдыхать, заботиться о своем здоровье и хорошее настроение иметь!

Другие материалы по темам: "Реформа здравоохранения в Беларуси "