В Могилевском районе женщина стала мужчиной и вышла замуж

Некоторые жители небольшого райцентра Могилевщины до сих пор не могут привыкнуть, что она уже не она, а он, и путаются в обращении: сказать "она" уже нельзя, а "он" - язык не поворачивается. Так за глаза и говорят: "оно"...

Операции по изменению пола стали бурно обсуждаться лет десять назад. Одни осуждали транссексуалов (это люди, ощущающие, что пол их физического тела не соответствует полу души и они хотели бы его изменить), считая их извращенцами, другие их искренне жалели. Мне же лично захотелось узнать, как живется такому человеку в маленьком провинциальном городке.

- Мы с Машей вместе росли в одной песочнице, - рассказывает соседка экс-женщины Светлана Приходько (все имена в материале изменены по этическим соображениям). - С нами, девчонками, она никогда не играла, юбочек и бантиков отродясь не носила. Всегда с короткой стрижкой, в брюках или шортах. И манера поведения - пацаненок, да и только. Целыми днями висела с мальчишками на турниках, лазила по деревьям, дралась. Многие, кто близко ее не знал, вообще были уверены, что это мальчик. С тех пор прошло много лет, мы выросли, я давно живу в Могилеве, а когда однажды приехала в гости в родной райцентр, мне сообщили новость, в которую я долго и упорно отказывалась верить, хотя понимала, что близкие люди обманывать меня не станут. В общем, по слухам, Машка решилась и сделала себе операцию. У нее и в детстве проскальзывали подобные мысли, но тогда никто их не принимал всерьез. Когда же это случилось, жители нашего маленького городка испытали настоящий шок. И, конечно, эта новость стала неисчерпаемым источником для сплетен и пересудов. Оно и понятно, до этого о транссексуалах можно было разве что в "желтой" прессе прочесть, а тут - на тебе, в мужчину превратилась живущая в соседнем доме девушка!

По словам людей, которым довелось работать вместе с Машей (теперь уже Колей), она во всем старалась походить на мужчину: походкой, замашками. Курила исключительно "Беломор", стриглась "ежиком", да и на стройке (Машу всегда привлекали традиционно мужские виды деятельности) вкалывала в полную силу не хуже любого мужика. На такие отвлеченные темы, как перемена пола, на работе она особенно не распространялась, хотя иногда говорила, что быть девушкой для нее - трагедия.

- Года два она работала у нас под именем Маша, потом уволилась и вернулась уже парнем, - рассказывает Елена Петровна Зайцева, под началом которой трудилась Маша-Коля. - И сразу же попросила называть ее Колей. Конечно, перестроиться было очень трудно, но я отчаянно старалась, хотя, честно говоря, получалось это не всегда. Мое мнение такое: это личное дело человека, и он волен поступать так, как заблагорассудится. Когда Маша трудоустраивалась (в разговоре Елена Петровна все равно незаметно для себя говорила о Коле как о девушке. - О.К.), даже справку показала, что теперь она - мужчина. Но ведь, согласитесь, отдельно к каждому работнику не подойдешь, не объяснишь, вот многие и обращались к ней по-прежнему - как к девушке. А ее это дико раздражало, она могла запросто нагрубить обидчику. Ну а по работе никаких проблем с ней не было.

После операции транссексуал Николай сменил все документы, в том числе и паспорт, стал на учет в военкомат, хотя в армию таких не берут. Говорят, когда захотел поменять права, в районной ГАИ ему просто не поверили (мало ли что люди болтают!) и даже подняли на смех. А люди действительно болтали всякое и вели себя по-разному. Одни при встрече хихикали и шушукались у Николая за спиной, другие из вредности называли прежним именем или кричали вслед: "Оно!", третьи пытались не обидеть и виду не подавали, что знают о произошедшей перемене.

Но вопрос о том, была ли на самом деле операция, долго не давал спокойно спать многим жителям городка. Ведь точного ответа на него никто не знал, а к Маше-Коле, понятное дело, с расспросами не полезешь. Прошло несколько лет, понемногу страсти утихли, и люди стали терять интерес к появившемуся у них транссексуалу, но вскоре страсти вокруг Николая вспыхнули с новой силой. Дело в том, что его стали встречать на улице с девушкой. Причем было явно видно, что они не просто друзья. Слишком уж откровенно Коля за ней ухаживал: за ручку держал, целовал... Их роман обсуждали всем миром. Каких только предположений не строили! Все стало на свои места после того, как двое молодых людей официально узаконили свои отношения в загсе. Говорят, для того, чтобы это сделать, Николай писал письма во всевозможные инстанции и привез с собой в райцентр заключение межведомственной комиссии по медико-психологической и социальной реабилитации лиц с синдромом отрицания пола, на основании которого местный райисполком разрешил ему связать себя узами Гименея.

И была свадьба. Все, как положено: невеста в подвенечном платье, свидетели, цветы и шампанское. Праздновать из загса поехали в деревню, на родину невесты.

Говорят, местные старушки от молодых шарахались и втихаря крестились за их спинами. Для них (подобные слухи распространяются со скоростью света) это было концом света.

- Люда с Колей до брака вместе года три, наверное, жили. Одно время в городе, потом переехали в Яблоневку, поселились в доме ее бабушки, - рассказывает жительница деревни Оксана Матвейчик. - Местные поначалу восприняли это нормально, но когда до нас докатились слухи о том, что Николай не такой, как все, старики меня замучили расспросами. Я ведь хоть в деревне живу, но в городе работаю, а стало быть, как им кажется, все про всех знать должна. В общем, когда люди узнали правду, просто опешили. При встрече некоторые даже плевались и на другую сторону переходили, но все же многие со временем их, что называется, приняли. Во-первых, видели: Коля Люду любит, в прямом и переносном смысле на руках носит. А во-вторых, Люду жалели. Она ведь сиротой росла. И бабка ее, и мать, все отсюда, из Яблоневки, родом. Интеллигентные очень были, начитанные, с ними на любую тему можно было поговорить. Да только и мать, и отец Люды пристрастились к спиртному, от которого и умерли. А когда Людке исполнилось 15 лет, не стало бабушки, которая ее растила. Хотели пристроить девочку в училище, но она к тому времени закончила только восемь классов, а в ПТУ берут после девяти, так что пошла она в вечернюю школу. Связалась с сомнительной компанией, сама стала выпивать, в 16 лет с Колей познакомилась. Кто ее знает, как она решилась за него замуж выйти. Может, не понимала ничего - девочка ведь совсем. Хотя, с другой стороны, при такой матери эта девочка столько перевидала, что другому человеку за всю жизнь не увидеть...

Люда, которую мы застали в деревне (увы, с самим Николаем поговорить не удалось, поскольку он работает в России), охотно согласилась на откровенный разговор.

По ее словам, с Колей они познакомились в райцентре, куда она приезжала к подруге. Понравились друг другу с первого взгляда, стали встречаться, потом 3 года жили в гражданском браке.

- О Колином прошлом я долгое время ничего не знала, - уверяет молодая супруга. - Послеоперационные шрамы, конечно, видела, но в душу с разговорами не лезла. Подумала, если захочет, сам расскажет. Но он с объяснениями не торопился. Разве что сразу, как только стали жить вместе гражданским браком, предупредил, что не сможет иметь детей. Меня это тогда не отпугнуло, я ведь влюблена была по уши. Ну а когда через пару лет узнала-таки правду, нас связывало уже, как мне казалось, нечто большее, чем просто привязанность. И я для себя решила: "Мне все равно, что он транссексуал, а кому не нравится - пусть не смотрит". Ну а люди нам вслед оборачивались постоянно. Злословили, бывало, кто-нибудь подшофе непристойности в адрес Коли отпускал. Но мы старались не обращать на это внимания. Умный человек ведь так поступать не будет, а с дурака какой спрос! Хотя, конечно, Николая это очень задевало, он потом целый день мог ходить как потерянный.

А еще в разговоре Люда призналась, что в последнее время семейная жизнь у них не ладится (в официальном браке они не живут еще и года), и она уже подумывает о разводе. И тут же добавила, что, даже если разойдется с мужем, будет по-прежнему общаться со свекровью, которую очень любит и уважает. Говорит, она - золотая женщина, умная и тактичная.

А вот подруга Люды Катя, пожелавшая присоединиться к нашей беседе, категорически заявила, что никогда в жизни не вышла бы замуж за такого, как Коля. "Не только потому, что никогда не смогла бы родить от него детей, а скорее потому, что я воспринимала бы его не как мужчину, а как извращенца. А это противоестественно. И - противно".

Между тем, по мнению медиков, транссексуализм - не извращение, а болезнь, патологическое состояние личности, при котором ощущается несоответствие биологического и психического полов (мужчина может ощущать себя женщиной и наоборот). Как правило, транссексуалы, ощущающие себя заложниками чуждого им тела, люди несчастные, склонные к депрессии и к мыслям о суициде. Лечить эту болезнь пока можно только одним способом - хирургическим изменением (на языке медиков, коррекцией) пола (ни гормональная, ни шоковая терапия в этом случае не помогают). Для человека транссексуализм - настоящая трагедия, ведь он вынужден проживать жизнь в чуждом ему теле, играть заведомо не свою социальную роль. Поэтому зачастую операция - единственный шанс начать жить "настоящей" жизнью.

Однако процесс искусственного изменения пола сопряжен с определенными медицинскими и этическими проблемами. Серьезной проблемой является даже постановка точного диагноза транссексуализма, поскольку с похожими жалобами к терапевту могут обратиться испытавшие разочарование гей или лесбиянка, индивид, страдающий серьезным расстройством личности (например, шизофренией), или человек с кроссгендерной ориентацией, способный впоследствии пожалеть о непродуманном решении. К тому же, как оказалось, уже после проведения операции по изменению пола некоторые транссексуалы испытывают сексуальное влечение к лицам своего нового пола. Согласно результатам одного из исследований, опубликованным в западной прессе, значительное число женщин, изменивших пол, испытывает потом влечение к мужчинам...

Автор публикации: Ольга КИСЛЯК