Главврач Витебского центра психиатрии и наркологии лечит тяжелых больных шизофренией

Как люди выбирают профессию, что именно служит толчком — это тайна, в которой сыграть роль могут сущие мелочи.

Елена Мартынова — главврач Витебского областного клинического центра психиатрии и наркологии, кандидат мед. наук — вспоминает, что в детстве на ее призвание указал скромный новогодний подарок — сумочка с красным крестом. Потом появилась коробочка, в которой стоматологи хранят сверла.

Если девочка болела ветрянкой, все куклы были в зеленую крапинку. Когда страдала ангиной, домашний пес Фунтик ходил с «жабо», попахивающим йодом от раствора Люголя...

В семье докторов не было. Отец и мама окончили Воронежскую сельскохозяйственную академию; Валерий Иванович Латышев заведовал отделом областной станции агрохимизации сельского хозяйства на родной Витебщине. Серафима Олеговна продолжила учебу в Москве, получила второе высшее образование, стала инженером-программистом. До года Лену воспитывала бабушка, девочка жила у нее в Заокском (Тульская область).

Училась Лена хорошо, но три четверки в аттестате оставили без медали. Папа любимую дочь подбодрил словами: «Главное — знания, имеешь их — поступишь».
Девушка подалась во 2-й Московский мединститут. В Белокаменной жила тетя — Ольга Ивановна. Детей у нее не было, и она очень привязалась к племяннице.
По химии Елена получила «удовлетворительно». В слезах уехала домой…

В Витебске сразу же попросилась в санитарки — ничто так не проверяет на пригодность к медицине, как ежедневные хлопоты Золушки. В хирургическом кабинете поликлиники им. Калинина драила полы и плитку, белоручкой не была. На следующий год стала студенткой лечфака ВГМИ.

На IV курсе подрабатывала медсестрой в урологическом отделении медсанчасти завода «Витязь», быстро научилась ставить катетеры, промывать раны, делать внутривенные инъекции… Добросовестную девушку, стремящуюся во все вникать, приглашали даже на операции. Экзаменаторы хвалили: «Вы уже готовый врач-уролог!». А на VI курсе стали преподавать психиатрию, и так она Лену захватила, что ни о какой урологии больше не говорила.

— Надо очень много знать, чтобы понять, отчего произошло расстройство души. Тут учебника мало, — говорит Елена Валерьевна. — Все важно, в т. ч. национальность, традиции, обычаи местности, в которой человек проживает, и т. п. Одно и то же состояние в различных условиях может являться и нормой, и патологией. К примеру, если человек ни с того ни с сего начнет разговор про инопланетян, я подумаю: «И этого «тарелками» запугали». И совсем другое дело, если он — член общества уфологов. Там подобные рассказы в порядке вещей.

…Окончив вуз с красным дипломом, молодой доктор распределилась в Могилев, где не было ни одной родной души. Мама переживала, отец сказал: «Раз выбрала — пусть едет. На­учится жить самостоятельно». В городе на Днепре Елена вышла замуж; родился ребенок. Не «догуляв» декретного отпуска, возвратилась в Витебск — стала клиническим ординатором кафедры психиатрии ВГМУ. И в первый же год от предложения заведующего кафедрой профессора Александра Кирпиченко написать научную статью отказалась наотрез: «Мое дело — лечить пациентов». Мудрый профессор терпеливо ждал. Он сразу отметил научный склад ума Мартыновой, ее умение видеть полную картину болезни; из таких и получаются настоящие ученые. Талант педагога и психиатра с многолетним стажем подсказывал: «зеленый» плод скоро созреет.

Так и вышло.

Сегодня у Мартыновой десятки научных статей, докладов, выступлений, кандидатская диссертация на тему социальной адаптации, реадаптации и реабилитации больных шизофренией.

Доклад для Совета по защите диссертаций научный консультант, заведующая кафедрой психологии и педагогики ВГМУ Варвара Дуброва посоветовала аспирантке выучить наизусть: «Это ответственное мероприятие, записывается на диктофон, да и нечего бумажками шуршать!». Перед учеными предстала миловидная женщина, в руке указка, плечи гордо расправлены, никаких листков в руке. По залу пронесся легкий ропот. Мартынова безостановочно проговорила 20 минут, и ее увлеченно слушали.

Почему­то вспомнилось, как Дуброва действовала по отношению к Елене: обзор литературы к диссертации заставляла переделывать 7 раз. Но так уважительно и тактично, что после встречи с ней ученица спешила домой на крыльях. Когда что-то не складывалось, Варвара Петровна утешала: «Ничего, неудачи — источник нашего личностного роста».

— Светлой души человек — Дуброва учила подходить к преподаванию творчески, — вспоминает Е. Мартынова. — Под ее руководством училась кураторству, работе со студентами, стала педагогом высшей школы. С ней будущие психиатры рисовали шизофрению в различных ее проявлениях, играли в депрессивных больных. Варвара Петровна погибла в автокатастрофе. Не стало и Александра Андреевича Кирпиченко. Я его часто вспоминаю. Просмотрит, бывало, далекие от совершенства работы ординаторов и аспирантов и скажет: «С этим нужно переспать». И вот чудо — утром появляется иное видение, возникают новые идеи, все продумано учителем четко; и как сами не сообразили!..

Теперь кафедрой заведует его сын, доктор медицинских наук Андрей Александрович Кирпиченко.

Потянуло к практической работе, общению с пациентами, и в 2004 году Елена Мартынова оставила кафедру психиатрии. Впрочем, ушла ненадолго, сейчас трудится там на полставки. Говорит, мол, теперь студенты и теорию слушают, и конкретные клинические примеры постигают, которых у Мартыновой много.

Истоки боязни обратиться к психиатру доктор видит в прошлом, ведь в свое время была и карательная психиатрия. Сожалеет, что в обществе еще есть стигматизация психически больных. Если шизофреник — то его сторонятся, опасаются или презирают. Буйнопомешанных на самом деле мало. Госпитализировать пациента без его согласия можно только по решению суда. Консилиум в составе трех специалистов определяет, нуждается ли человек в стационарной медпомощи; в двухсуточный срок подается заявление в суд; тот запрашивает историю болезни, заключение ВКК; если позволяет состояние больного, то приглашают и его самого. Иногда судья поручает обследовать пациента независимым экспертам. Мнение родственников играет вспомогательную роль.

В новой редакции закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» есть положение, согласно которому освидетельствовать человека принудительно можно только с санкции прокурора. И это правильно, считает Елена Валерьевна, ведь больные люди беззащитны и нуждаются в нашей любви.

Психиатр старается встать на их сторону. Любой сомнительный случай трактуется в пользу пациента.

В декабре 2011 года начал работу Витебский областной клинический центр психиатрии и наркологии, образованный после слияния областных лечучреждений — психиатрической больницы и психоневрологического диспансера.

Возглавила центр Е. Мартынова, занимавшая ранее должность главврача ВОПНД. Теперь можно эффективнее использовать финансовые средства и кадры. Продолжается модернизация и капремонт больницы в поселке Витьба, которую окрестили «девяткой» (находится в 9 км от города). Создается амбулаторное наркологическое отделение на территории горбольницы № 1; в здании бывшего психиатрического диспансера уже заменили окна, закончилась термореновация...

Привычка вникать во все досконально заставила походить по книжным магазинам и купить литературу по строительству. Не «утонуть» же в хозяйственных проблемах Елене Валерьевне помогают дежурства в стационаре. Лечит тяжелых больных.

— В научном мире существует мнение, будто в развитии шизофрении большую роль играет т. н. диатезис, — объясняет Е. Мартынова. — В наборе генов есть «поломки», и внешние факторы способны запустить болезнь. Кто-то, к примеру, теряет в авиакатастрофе близких, а другому достаточно перенести тяжелый грипп.

Обычно шизофрения проявляется до 35 лет. Если бредовые идеи или галлюцинаторные расстройства и т. п. начинаются позже — доктора ищут у пациента что-то другое. Возможно, он употребляет психоактивные вещества, страдает органическим поражением мозга. Основа психиатрического диагноза — грамотно построенное врачом «интервью»…

УЗО и управление культуры облисполкома разработали программу «Мир моей души». Ежеквартально длительно лечащихся больных бесплатно возят по историческим местам и музеям. Дело непростое: в силу своего психического состояния пациентам нелегко собраться, переодеться в «цивильное» платье. В первый раз сотрудники центра очень беспокоились, достойно ли их подопечные выглядят. «Терапия» прекрасным прошла удачно. Теперь в планах Елены Валерьевны создать кухню, где больные учились бы готовить. Эти, казалось бы, простейшие навыки необходимы им после выписки.  

Число психически больных людей стабильно и не так уж велико. Куда чаще в быту мы сталкиваемся с алкоголиками и дебоширами.

По мнению Е. Мартыновой, нынешнее употребление более 12,0 л чистого алкоголя в год — катастрофическая цифра. За нею — вырождение нации, тысячи погубленных жизней, распавшихся семей, правонарушений и преступлений.

Есть подвижки: по данным управления торговли облисполкома, за 10 мес. 2012 г. количество проданных горячительных напитков в пересчете на абсолютный спирт составило 10,1 л и в сравнении с аналогичным периодом 2011 г. снизилось на 1,1 л.

К наркологу стекается информация из соматических больниц и поликлиник. Врачу ведь несложно установить, что гепатит, панкреатит или цирроз у больного развился из-за злоупотребления спиртным. Участковые терапевты также имеют список сильно пьющих. И проводят первичную профилактическую интервенцию — объясняют пациенту, к чему это приведет.

— Многие ведь считают: подумаешь, выпил — это мое личное дело. И вдруг узнают, что нам об этом известно. Многих «отрезвляет», — говорит Елена Валерьевна. — Справку на водительское удостоверение или трудоустройство выдаем после уточнения, нет ли у человека признаков зависимости, запрашиваем сведения из разных источников. К слову, «пьяная» преступность в области за 11 мес. 2012 г. по сравнению с аналогичным периодом 2011 г. снизилась с 2 507 до 2 290 случаев.

Совместно с кафедрами психиатрии и наркологии, медицинской психологии и педагогики ВГМУ, управлением образования облисполкома разработана программа «Мы сами» по формированию жизненной устойчивости у учащихся, игровые методики и тренинговые занятия апробировались в 5 школах области. Подростки приобретали умение справляться со своими негативными эмоциями, вырабатывать адекватный ответ в любой жизненной ситуации. Ведь несовершеннолетних легче втянуть в дурную компанию, где предложат закурить или выпить рюмочку, попробовать наркотик…

О добровольно «сдавшихся» наркоманах диспансер в органы внутренних дел не сообщает. Жесткий контроль милиции за теми, кого сотрудники МВД выявили сами. Здесь 2 мнения. Наркомания — болезнь, ее надо лечить. Но это и опасная социальная зараза, к ответственности должны привлекаться и продавцы «зелья», и потребители.

…Елена Валерьевна — энергичный, жизнерадостный и увлекающийся человек. Детские занятия гимнастикой, фигурным катанием переросли в аэробику и фитнес. Три года назад «заболела» цветами. Может, оттого, что родилась весной, когда трава еще не выжжена беспощадным летним солнцем и деревья покрыты легкой салатовой дымкой проклюнувшейся листвы. Летом у нее на даче вовсю бушуют любимые первоцветы. Муж, Игорь Викторович, тоже врач-психиатр-нарколог, лучше других понимает, что любимой женщине нужны положительные эмоции, снимающие накопившуюся усталость.

Алексей Мишурный, «МВ».