Во 2-й детской больнице Минска лечат детей баротерапией (кислородом под давлением) при заболеваниях сердечно-сосудистой, нервной, мочевыделительной, эндокринной систем, желудочно-кишечного тракта

Альтернативу лекарствам продемонстрировали врачи 2-й городской детской клинической больницы Минска. В Беларуси барокамеры применяют более двух десятков лет, но сами медики признают, что население мало знает про уникальные свойства чистого кислорода. Да и некоторые врачи пренебрегают баротерапией.

«Чистый кислород – первое средство при лечении отравлений угарным газом и анаэробных инфекций, однако область применения метода обширная, – подчеркивает заведующий отделением детоксикации Минской областной клинической больницы Авксентий Степанюк. – Не нужно замыкаться только на лечении. Барокамеры можно использовать в косметологии. Кроме того, в профилактических целях. Эффект от курса, в среднем 10 сеансов, сохраняется до восьми месяцев.

Мы живем в эпоху жесткого прессинга со стороны фарминдустрии. Методы, направленные на стимуляцию собственных сил организма, отходят на второй план. А ведь роль кислорода огромна. При гипербарической оксигенации процент кислорода, растворенного в плазме крови, резко возрастает. С некоторыми проблемами организм может вообще справиться самостоятельно, и наша задача помочь ему в этом».

Авксентий Степанюк считает, что газ, поступающий в кровь во время процедуры, способен встряхнуть иммунную систему настолько, что она с новыми силами обрушится на атипичные клетки у раковых больных, ведь злокачественные новообразования развиваются в бедных кислородом тканях.

Капсула, космонавт, подводник, батискаф – такие ассоциации вызывает барокамера у тех, кто слышит это слово. Погружение или полет – именно это переживают пациенты на сеансе.

«В барокамеру подается кислород под давлением выше атмосферного, поэтому в начале и в конце процедуры ощущается заложенность в ушах, – поясняет технический эксперт социального проекта Андрей Тананко. – Пациент надевает специальный костюм, который защищает от статического электричества».

Во 2-й городской детской клинической больнице гипербарическую оксигенацию назначают при заболеваниях сердечно-сосудистой, нервной, мочевыделительной, эндокринной систем, желудочно-кишечного тракта и других недугах. Этот метод широко используют в послеоперационный период. Заведующая отделением гипербарической оксигенации 2-й городской детской клинической больницы Нелла Пушкина рассказала, что дети хорошо реагируют на процедуру. Специалисты представляют ребенку сеанс как игру в космонавта. По сценарию пациент на сорок минут – столько длится процедура – отправляется «в космос». Детская фантазия подхватывает эту идею и быстро развивает.

«Дети потом нам рассказывают, что побывали на Юпитере и Сатурне, – замечает доктор Пушкина. – С ними можно договориться. На самом деле, через несколько минут после «взлета» человек расслабляется и даже засыпает. Просыпается хорошо отдохнувшим. Ощущает прилив сил и ясность сознания.

Кислород под давлением активирует защитные силы организма, снижает уровень сахара в крови у больных даже с тяжелыми формами сахарного диабета, способствует заживлению ран и восстановлению после травм». 

89 барокамер действует в 42 отделениях учреждений здравоохранения Беларуси. Сотрудники отделений гипербарической оксигенации обслуживают стационарных и амбулаторных пациентов. В некоторых клиниках барозал  работает круглосуточно. Ежегодно в Беларуси закупают пять новых аппаратов.

Основные противопоказания ГБО:

  • нарушение проходимости евстахиевых труб и каналов, соединяющих придаточные пазухи носа с внешней средой (полипы, воспалительные процессы в носоглотке, среднем ухе, придаточных пазухах носа, аномалии развития);
  • судорожный синдром (эпилепсия) в анамнезе;
  • стойкая плохо корригирующаяся артериальная гипертензия (АД выше 160/90);
  • наличие замкнутых полостей (каверны, абсцессы, воздушные кисты в легких);
  • не дренированный пневмоторакс;
  • полисегментарная двусторонняя пневмония;
  • острые респираторные заболевания;
  • повышенная чувствительность к кислороду;
  • клаустрофобия (боязнь замкнутого пространства).

Ольга Косякова / interfax.by /