Заслуженный деятель науки Беларуси, лауреат Госпремии и дважды премии НАН Сергей Федорович рассказал, как выжил во время Великой отечественной войны

Деревня Малые Дворцы Пинского района вполне соответствовала своему названию. В 1944 году было в ней всего 60 дворов. А в нескольких километрах от нее — Большие Дворцы. Там и усадеб больше чем в два раза. И жителей за 500 человек. Но для шестилетнего Сережи Федоровича и Малые Дворцы казались большим миром. Он начинался сразу же за порогом родительского дома, где Сережа жил с мамой Александрой Яковлевной. Но этот мир внезапно стал чужим. В деревне расположились немцы. Они выгнали хозяйку с мальцом на улицу. Войти в свой дом Сережа не смел. Заглядывал лишь через забор. Из распахнутого окна были видны автоматы, висевшие на стене...

Несмотря на свой малолетний возраст, Сережа не понаслышке знал о партизанах. Маленького роста, худенький, неприметный мальчишка не вызывал у немцев подозрения. Он везде мог проникнуть. И все, что видели глаза, запоминал... Поручения ему передавал партизан Николай Натынчик. Он–то и стал расспрашивать Сергея о немцах, хозяйничавших в их доме. Как часто они отлучаются, чем вооружены... Сергей сообщил, что видел в доме автоматы. «А ты смог бы вынести автомат и передать его мне?» — поинтересовался у мальчишки Николай. Тот согласился не раздумывая. Еще бы: взрослый человек, партизан дает ему такое задание! Натынчик посоветовал Сергею, как незаметно вынести оружие из дому и объяснил, где и когда он будет его ожидать. На том они и расстались.

Теперь Сережа не просто заглядывал во двор отцовского дома — он вел за немцами наблюдение. И, надо полагать, порядком намозолил им глаза. Во всяком случае, они его запомнили. Отлучаясь по своим делам, немцы не всегда брали с собой автоматы. Очевидно, у них было и другое оружие. Этим и воспользовались Сергей и его двоюродный брат Коля. (Сережа рассказал ему о задании и предложил действовать вместе.) Выждав, когда немцы ушли, Сережа проник в дом, взял автомат и в тот же день передал его Николаю Натынчику.

Немцы, обнаружив пропажу, схватили Сергея Федоровича, который и не думал прятаться. Один из них ударил мальчишку прикладом по голове. И когда тот, залитый кровью, рухнул на землю, видимо, решил, что тратить пулю на него нет необходимости...

Спасла Сережу от смерти мама. Она доставила сына в Пинск. В больнице на рану наложили швы и вылечили от травмы головы. И до конца жизни над левой бровью останется зарубка от войны. Рубцы на теле, рубцы на сердце...

В шесть лет память только просыпается. Это утро человеческой памяти. Каким же мрачным, жестоким и страшным было это утро у Сергея Федоровича...

До освобождения Пинщины от немецких оккупантов оставались считанные дни. Зверства немцев не знали предела. В начале июля 1944 года каратели согнали жителей деревни Малые Дворцы в дом на краю села. Забили досками окна и двери. Облили стены бензином. Осталось только чиркнуть спичкой...

Мама с Сережей спрятались в будке нужника. От них до дома на краю села, откуда доносился страшный, нечеловеческий вой обреченных людей, метров семьсот. Мама прижимает к себе худенькие плечи сына и бессознательно повторяет: «Молчи, сынок! Молчи, сынок!..» Вой внезапно обрывается. Немцы распахивают дверь, и люди выходят на свет, как будто уже побывав на том свете. Из Плещиц, где был немецкий штаб, поступил приказ отменить операцию. Люди чудом остались живы. Но у чуда оказался слишком короткий срок.

Через день–другой на Малые Дворцы налетели немецкие самолеты и стали бросать бомбы. Деревня вспыхнула, как факел. Уцелевшие жители бросились бежать к лесу. Но и на них падали бомбы. Взрывная волна подкосила Сережу и маму и швырнула их лицами о землю. Мама прикрыла собой сына. Когда они поднялись, чтобы бежать дальше (до леса оставалось уже немного), Сережа увидел в нескольких метрах от себя дымящуюся воронку от бомбы. Вокруг нее лежали мертвые. Взрослые и дети. «А ведь и я с мамой мог вот так же...» — полоснуло в сознании. И осталось в памяти навсегда. Чтобы потом снова и снова приходить в его сны. И обжигать душу пламенем горящей деревни. И наполнять ее ужасом людей, обреченных заживо сгореть в доме на краю села. Дети войны — подранки на всю оставшуюся жизнь...

В 1945 году на родное пепелище вернулся отец. Александра Яковлевна в мыслях давно его похоронила. В 1939 году Владимира Федоровича мобилизовали в польскую армию. Пуля пощадила солдата 61–го пехотного полка, а вот плена он не миновал. Пять лет Владимир Андреевич был узником на угольной шахте в городе Дильбурге. И все эти годы над узниками проводились чудовищные эксперименты (пленных заражали вирусами), после которых выжить было просто немыслимо. Отец выжил. Но никогда никому он не рассказывал о том, что было с ним на каторге в Германии. Сергей Владимирович узнал об экспериментах над отцом уже после того, как Владимира Андреевича не стало...

Большедворецкую школу, в которой учился Сергей, прославил на всю Пинщину его дед Андрей. Он окончил Санкт–Петербургскую инженерную академию. Великолепно знал математику и физику. Мог сделать блестящую карьеру. Но судьбе было угодно, чтобы Андрей Федорович Федорович стал директором начальной школы в глухой провинции. За свою работу он даже не имел зарплаты. Крестьяне рассчитывались с ним за учебу детей натуральными продуктами. Быть примерным учеником в школе Сергея обязывала не только память о знаменитом родственнике. С детства он испытывал к учебе (а потом — и к науке) жадный интерес. А когда окончил 7 классов, поступил в Пинское медицинское училище. И стал фельдшером. Тут и время подошло служить в армии.

За безупречную службу в должности фельдшера медпункта (до увольнения в запас оставалось еще полгода) старшине Федоровичу будет позволено поступать в Ленинградскую военно–медицинскую академию. На сухопутный факультет конкурс — 15 человек на место. По баллам Сергей проходил на военно–морской. Но он знал, что морская служба — увы! — не для него. И тут судьба опять ему улыбнулась. По приказу министра обороны 15 человек, поступивших в военно–медицинскую академию, переводились в гражданский вуз. Там не хватало парней. Вот так Сергей Федорович и станет студентом Ленинградского санитарно–гигиенического мединститута.

Он с головой окунется в учебу. Только вот стипендии катастрофически не хватало. Поэтому пришлось подрабатывать медбратом в железнодорожной больнице. Обычно Сергей дежурил по ночам. И когда однажды в полночь он уснул, сидя за столом, больной–морфинист вытащил у него ключи, открыл шкаф с лекарствами и похитил 12 ампул с морфием. Наутро пропажа обнаружилась. Что тут началось! Вся вина за случившееся легла на бедного студента. Федоровичу грозило исключение из института... Но когда накал скандала достиг апогея, объявился больной и заявил: «Не ругайте медбрата. Он ни в чем не виноват. Я украл морфий». И вернул оставшиеся 10 ампул. Беда, как пуля, просвистела у самого виска Сергея Федоровича...

На прилежного, способного студента обратил внимание профессор Горбовицкий — живая легенда мединститута. Предложил ему тему для научной работы по аллергии. И был удивлен, обрадован ее высоким научным уровнем. От этой студенческой работы и берет свое начало путь ученого Сергея Владимировича Федоровича.

Впрочем, говорить о нем только как об ученом равносильно тому, что любоваться лишь одной гранью алмаза, не видя его целиком! Сергей Владимирович Федорович — доктор медицинских наук, профессор. Он — и практик высочайшей квалификации в области иммунологии и профпатологии. И руководитель, и педагог, и воспитатель. И просто замечательный человек. А это тоже своего рода высокая должность. Потому что даже от одного хорошего человека мир становится добрее...

50 лет из своих семидесяти Сергей Владимирович отдал медицине. Почти полвека он изучал причины возникновения, исследовал механизмы развития и проявления коварной болезни. Аллергия — это глобальная проблема современности. Профессор Федорович разрабатывал способы ее распознания. Определял новые методы диагностики, профилактики и лечения аллергических заболеваний. Если попытаться найти ключевое слово, объясняющее суть его работы, то, пожалуй, им будет «защита». Защита Федоровича... Она — в его методах невосприимчивости человеческого организма к инфекционным заболеваниям. Она — в профессиях людей, работающих во вредных и опасных условиях. Особо следует сказать о медицинских работниках. О тех, чей труд под стать работе на химическом производстве. В научной тематике — это главное направление.

Вот уже 17 лет клиническим отделом (лабораторией) профпатологии на базе 10–й городской клинической больницы руководит профессор Федорович. Много лет подряд он и председатель Белорусского научного общества аллергологов и иммунологов. Сергей Федорович — автор почти 500 научных работ и свыше 100 изобретений и рационализаторских предложений. Под его руководством подготовлено 22 кандидата и один доктор медицинских наук. Значит, можно говорить о школе Федоровича. И это еще далеко не полный перечень достойных дел и свершений заслуженного деятеля науки Беларуси, лауреата Государственной премии и дважды премии Национальной академии наук Сергея Владимировича Федоровича.

Больше полувека Сергей Владимирович служит людям: такой человек защищает их здоровье.

Автор публикации: Леонид ЕКЕЛЬ Дата публикации: 04.05.2010