На консультацию к профессору Георгию Шанько везут малышей с эпилепсией, тиками, парезами, нарушением речи и задержкой психического развития, судорогами, детским церебральным параличом

В гостиной «МВ» — детский невролог, заслуженный деятель науки Республики Беларусь, доктор медицинских наук, профессор кафедры детской неврологии БелМАПО

Волшебный пинок

На 25-летнего пациента Минской областной больницы — аспиранта кафедры нервных болезней БелГИУВ (ныне БелМАПО) Георгия Шанько — врачи смотрели с сочувствием: надо же, такой молодой, а уже обречен. Тогда, 50 лет назад, хронический нефрит считался неизлечимым недугом. В учебниках писали, что больные живут не более 3 лет.

3 месяца в стационаре тянулись долго и тоскливо, сердце щемило от груза нереализованных планов и надежд. Но книги не забрасывал, на видном месте лежал труд Даниила Маркова, академика, основоположника невропатологии, физиотерапии и курортологии в Беларуси. Однажды мэтр собственной персоной пришел подбодрить ученика.

— Ну что, Георгий, болеть приехали или в аспирантуре учиться? — спросил Даниил Александрович. — Быстренько поправляйтесь, наука ждет!

Поначалу Шанько слегка обиделся: он же страдает, а тут никакого участия. Потом махнул на нефрит рукой: сколько осталось — все мое! И погрузился в предложенную учителем тему — ревматические поражения нервной системы у детей; ей посвятил кандидатскую диссертацию. Через 7 лет защитил докторскую — «Гиперкинезы у детей», стал профессором.

Грустные пророчества медиков не сбылись, Георгий Георгиевич пережил «отведенный» срок. Недавно отметил 75-летний юбилей. Считает, что справиться с болезнью помог мощный позитивный импульс — цель, которую обозначил Марков: заняться наукой.

Материнская «ниточка»

4-летняя Софья не перестает плакать в кабинете доктора, разговаривать с ней невозможно. В таких случаях Георгий Георгиевич просит маму отойти подальше от ребенка, а то и вовсе удалиться в коридор: у крохи до 5 лет эмоциональная связь с ней очень сильная, и тревоги родительницы не дают расслабиться малышке. И правда. Только женщина за порог — Софья успокоилась.

— Сонечка, ты умница и красавица, а когда такие плачут, то их большие глазки становятся маленькими, — неторопливо начинает профессор беседу…

— К детям нужно только с добром и в хорошем настроении, — уверен профессор Шанько. — Если тебя что-то тревожит на работе, не ладится дома — они это чувствуют и отстраняются.

Сегодня в арсенале детских неврологов (обязательно работают в сотрудничестве с другими специалистами — логопедом, офтальмологом, психотерапевтом, аудиологом, реабилитологом, ортопедом, массажистом) не только лекарственные препараты, но и иглорефлексо-, Монтессори-, иппотерапия, комнаты для сенсорной стимуляции с музыкой, мерцающим светом…

Помня о своем чудесном выздоровлении, Шанько считает: родителям надо внушать, что ребенок может поправиться. Хотя и с оглядкой, если в хорошем исходе не уверен: доктор — не «продавец надежд». С тяжелейшими больными профессор имеет дело постоянно. На консультацию везут малышей с эпилепсией, тиками, парезами, нарушением речи и задержкой психического развития, судорогами, детским церебральным параличом. Знают, Георгий Георгиевич в приеме не откажет.

— Тружусь в практической медицине почти полвека, но к чужой боли привыкнуть не могу, — говорит доктор. — Принимая решение, как лучше поступить с ребенком, всегда думаю: случись такое в моей семье или у родственников, друзей, что предпринял бы?

Осматриваю не менее получаса. Мне важно заглянуть в душу ребенка, понять его характер, определить особенности развития в семье, взаимоотношения родителей: чем живут, кто из них главный, часто ли ссорятся… Малыш, как губка, впитывает настроение и атмосферу дома. Даже когда перебранки взрослых случаются не на его глазах, он чувствует напряжение, раздражение близких людей. Отсюда — нервы «горят» и у маленьких.

Число детей с неврологической патологией, особенно с функциональными расстройствами, увеличивается. Свою лепту вносят экология, стрессы (от них в современной жизни не скроешься), отсутствие любви и заботы о ребенке.

Мы научились спасать новорожденных с экстремально низкой массой тела. Выживают те, у которых раньше не было шансов. Но у 500-граммовых младенцев вероятность развития, например, ДЦП, в разы выше, чем у детей с нормальным весом. А ДЦП имеет наибольшую долю в детской инвалидизации, 2–4 случая на тысячу юного населения — это внушительная цифра.

Вторая серьезная проблема в неврологии — эпилепсия и припадки различного рода у детей. Согласно мировой статистике, распространенность болезни составляет 0,5 и более случая на тысячу населения. Ухудшает ситуацию и боязнь родителей обращаться к врачу по поводу судорог малыша, они надеются, что те не повторятся. Некоторые считают, будто эпилепсия бывает у психически нездоровых людей. Но это — в основном неврологическая, а не психическая проблема. Промедление чревато осложнениями, которые иногда представляют даже угрозу для жизни. Вместе с тем использование противоэпилептических препаратов позволяет контролировать приступы на 70%, а то и больше.

«Я в профессора пойду»

Мама Георгия Шанько, Леокадия Казимировна, слыла в Новогрудке знающим человеком: травами успешно лечила соседских детей, была женщиной трудолюбивой, упорной. Она выбрала сыну профессию врача — к материнским наставлениям он прислушивался. Папа умер, когда Жоре исполнилось 9 лет. Жили скромно, знали цену копейке. С сорванцами на улице мальчик не гонял, помогал по хозяйству, а в свободное время читал.

В литературе того времени люди в белых халатах выглядели богами, Георгий мечтал непременно стать профессором. И хотя тогда мало понимал, что несет это звание, твердо решил: своего добьется. «Профессора в кино такие важные. Они, наверное, по-особому едят, пьют. Вот бы пожить, как они!» — думал, будучи подростком.

Однажды учитель Марков взял аспиранта Шанько на курсы в Москву, жили в гостинице неподалеку от Кремля. Академик вскоре уехал, а Георгию предстояло ходить на занятия еще неделю. Не привыкший к роскоши, он захотел сэкономить: стал искать более дешевую гостиницу. Но куда ни позвонит — раз за разом вежливый отказ.

Вспомнив, каким тоном вел беседу Даниил Александрович, решил действовать так же. Позвонил и солидно пробасил:

— Вас беспокоит белорусский академик. Ищу жилье для своего ученика. Помогите, пожалуйста.

Так удалось найти комнатку на окраине города. Добираясь на общественном транспорте на курсы больше часа, Георгий ругал себя: воистину, скупой платит дважды — на проживании сэкономил, а время на проезде терял. Да еще и вставать приходилось с петухами.

Авторитет после… дифтерии

В Ходаковской участковой больнице, что в Брестской области, выпускник Георгий Шанько ощутил весь груз ответственности врача: самостоятельно ставить диагнозы, назначать и проводить лечение.

Место в ту пору было глухое. Под окнами больницы не только ночью, но и днем рыскали волки. От ужей спасу не было; как-то медсестра на дежурстве обнаружила скользкого гада под подушкой.

Однажды к молодому доктору привели мальчика с распухшим глазом. Внимательно осмотрел, поставил диагноз «дифтерия глаза». Не сомневался. Хотя и знал: заболевание крайне редкое.

В Ивацевичском районе, куда Шанько направил ребенка, разразился скандал. Заведующая инфекционным отделением, увидев карточку, сразу пошла к главврачу. Ей, опытному специалисту, ни разу не приходилось иметь дело с дифтерией глаза:

— Посмотрите, что этот мальчишка-врач написал. Какая еще дифтерия?! Шанько даже пытались пропесочить на совещании в районе: эх Вы, Георгий, ставите такие нелепые диагнозы.

— От своего заключения не отказываюсь, — уверенность вчерашнему выпускнику придавали книги, их за время учебы изучил немало, знания были свежи.

Через месяц вопрос решился, заведующей инфекционным отделением пришлось извиниться: у мальчика действительно подтвердилась дифтерия. Отношение к молодому доктору сразу изменилось.

Вера в свои силы помогла добиться большего. В 1970 г. Георгия Шанько назначили главным детским неврологом Минздрава Беларуси и поручили организовать в республике детскую неврологическую службу. С того времени он начал идти к новой мечте — создать в Минске кафедру детской неврологии. Юных тогда лечили в основном в общих неврологических отделениях. А профильных специалистов готовили лишь в Москве, Казани и Ташкенте. Намерение осуществилось только через 10 лет, в 1980-м. Кафедрой детской неврологии БелГИУВ (ныне БелМАПО) Георгий Шанько руководил более 30 лет.

Изучал гиперкинезы, эпилепсию, заболевания периферической нервной системы, неврологическую синдромологию… Разработал этапы лечения и реабилитации больных с эпилепсией, способы профилактики осложнений от длительного приема антиконвульсантов. Впервые в русскоязычной литературе описал синдром Жиля де ля Туретта, определил критерии его ранней диагностики, создал свои методы лечения. Совместно с травматологом, академиком НАН Беларуси Александром Ру́цким развил новое направление в детской неврологии и ортопедии, выделив нейро-ортопедические и ортопедо-неврологические синдромы, нашел способы их коррекции…

Сейчас Георгий Шанько — заслуженный деятель науки, отличник здравоохранения, основатель детской неврологической службы Беларуси, редактор и соавтор первого в СССР учебника для врачей по детской неврологии и первой в мире «Энциклопедии детского невролога». Награжден Орденом Петра Великого I степени, медалями Пирогова, «За доблестный труд», получил благодарственный сертификат от Европейского отдела ВОЗ за успешную борьбу с полиомиелитом, благодарность Президента Украины за помощь в развитии детской неврологии… Профессор — автор 650 научных работ, в т. ч. 9 монографий. Под его руководством защищены докторская и 11 кандидатских диссертаций.

Жизнелюбец

«Хорошие мои, красивые», — так Георгий Шанько обращается к малышам и к растениям.

— С трепетом отношусь ко всему живому, обожаю ухаживать за цветами, — признается врач. — Их у меня много в рабочем кабинете, дома и на даче. Уверен, для детей нет ничего более полезного, чем общение с природой. Живое существо в доме, где растет маленький человечек, воспитает доброту, привычку заботиться о других, успокоит, научит любить. Многих недугов можно избежать, если не копить в себе зло и ненависть. Мой девиз — делай людям добро и прощай.

На каждую раздражающую ситуацию должен быть немедленный ответ. А станешь носить обиды в себе — сгоришь…

У Георгия Георгиевича поразительное жизнелюбие. Верен юношескому увлечению — собирает марки и этикетки от спичечных коробков разных стран (уже есть более 10 тыс. экземпляров), коллекционирует старинные книги. Особенная гордость — раритет на польском языке, изданный 300 лет назад. В последние годы увлекся поэзией, издал сборник экспромтов «На досуге», посвятил его дочери Наталье, тоже детскому неврологу.

С женой Верой Федоровной справили золотую свадьбу, а все никак не могут наглядеться друг на друга. Сын Юрий — тоже профессор, нейрохирург. Радость деда — трое внуков.

— Стараюсь вспоминать и думать только о хорошем, — говорит Георгий Шанько. — Жизнь подарила мне массу возможностей, испытаний (в них закалялся характер) и личных побед. Верю, немало прекрасного еще впереди!