Профессор Николай Сорока о востребованных врачах, шарлатанах в медицине, слишком умных пациентах и советском наследии в белорусской медицине

В начале ноября 2-я кафедра внутренних болезней Белорусского государственного медицинского университета отметила 50-летний юбилей. Modus vivendi поздравил сотрудников и многочисленных выпускников кафедры с важным событием, а также узнал у заведующего кафедрой профессора Николая СОРОКИ, из-за чего в современной медицине происходит эволюция болезней, как советское наследство сказывается на нынешних пациентах, почему в сфере медицины появляются шарлатаны.

- Какие специалисты терапевтического профиля на сегодняшний день являются наиболее востребованными?

- Сейчас встречается много простудных заболеваний - такие пациенты попадают на прием к терапевту, дальнейшую востребованность специалистов определяют болезни, с которыми врачам приходится сталкиваться также достаточно часто. К примеру, на сегодня потребность в ревматологах гораздо выше, чем имеющееся количество врачей соответствующего профиля. По статистике, тот же остеоартроз встречается не менее чем у каждого десятого человека, и обеспечить полноценное и своевременное лечение всем пациентам (по расчетам - около 900 тыс. человек по стране) весьма проблематично.

Некоторые болезни могут встречаться реже, но вреда они приносят очень много. Те же инфаркт миокарда, инсульт, злокачественные опухоли - грозные и коварные социально значимые заболевания с высоким риском смертности. При этом есть заболевания, которые на смертность принципиально не влияют, но приносят обществу не меньше проблем. К примеру, ревматические заболевания - это временная нетрудоспособность, инвалидность, страдания людей, из-за которых нередко начинаются проблемы. Человек ежедневно испытывает боль, которая не только меняет походку или настроение, но и влияет на психику пациента: он по-другому начинает вести себя в семье, на работе, а причина этому - имеющиеся заболевания суставов.

ЭВОЛЮЦИЯ БОЛЕЗНИ

- Если посмотреть на проблемы пациентов во временном ракурсе, сильно ли изменился характер обращений, к примеру, за 20 лет - со времен распада СССР?

- В мире постепенно идет эволюция болезней. С одной стороны, болезни молодеют, особенно это касается заболеваний с наследственной предрасположенностью: с поколениями накапливается генетический груз, и если у прадеда появился, к примеру, остеоартрит в 60-65 лет, то через несколько поколений болезнь может проявиться в 50 лет, а то и раньше.

С другой стороны, эволюция болезней происходит в том плане, что одни заболевания исчезают, а другие появляются вновь. Часть из них - болезни, которые ранее не диагностировались либо ошибочно определялись под другим диагнозом, но сегодня их научились выявлять.

Некоторые когда-то распространенные болезни стали уже почти архаизмом. Например, когда я был молодым доктором, в отделении ревматологии порядка 75% пациентов занимали люди с острой ревматической лихорадкой (ревматизмом) и ревматическими пороками сердца. Но сейчас студент медуниверситета за 6 лет учебы может ни разу не столкнуться со случаями ревматической лихорадки (в Минске - 1-2 пациента в год). Кардиохирурги также отмечают значительное сокращение операций по поводу ревматических пороков сердца. Система профилактики, внедрение антибиотикотерапии, воздействующей на стрептококк (причину ревматизма), имели большое значение.

Обратный пример: когда-то, если поступал пациент с инфарктом миокарда, преподаватели студентов в палату группами водили, чтобы показать нечастый случай, - на сегодня в клиниках по несколько отделений занимается лечением инфаркта миокарда.

СПРАВКА Modus vivendi. В 2012г. в республике было зарегистрировано 14,1 тыс. случаев впервые выявленного острого инфаркта миокарда у лиц в возрасте 18 лет и старше. По сравнению с 2011г. уровень заболеваемости увеличился на 5,9%.

В сфере, допустим, гастроэнтерологии также речь можно вести об эволюции заболеваний: на сегодня в специализированных отделениях не часто встретишь пациентов с язвой желудка или 12-перстной кишки (заболевание сейчас относится к разряду амбулаторных, его научились хорошо лечить), зато на лидирующие позиции по обращениям вышли циррозы печени.

За последние годы заметно возросло количество вирусных инфекций, подавляющих иммунитет, на фоне которых прогрессируют другие заболевания. К тому же сейчас мы столкнулись с повышенной химизацией - в продуктах питания, одежде, в бытовых средствах. Все это в придачу с ухудшающейся экологией приводит к тому, что в развитых странах ежегодно растет количество аллергических болезней, а вместе с ними - и аутоиммунных заболеваний. Все это стало причиной тому, что медицина 50 лет назад и сейчас - абсолютно разная, причем не только по технологиям и уровню развития, но и по структуре заболеваний.

- Сейчас, если верить медицинским источникам, проблема N1 для белорусских медиков - инфаркты и инсульты...

- Человек достаточно быстро умирает от проблем, связанных с поражением жизненно важных органов (сердце, легкие, почки и т.д.) и появлением злокачественных опухолей. Смертельно опасные болезни определяются в процентном соотношении, и в каких-то странах доминируют летальные исходы от онкологических болезней, где-то, включая Беларусь, в качестве наиболее опасных лидируют болезни сердечно-сосудистой системы. К примеру, в нашей стране от заболеваний сердечно-сосудистой системы умирает каждый второй (52,6% от общего числа умерших в 2012г.).

В Беларуси насчитывается около 450 тыс. взрослых с заболеваниями органов пищеварения. За последние годы увеличилась смертность от болезней ЖКТ, и в первую очередь среди них - цирроз печени. Правильно, что об этом много говорят, ведь эта проблема напрямую влияет на среднюю продолжительность жизни - у нас все чаще умирают люди трудоспособного возраста.

Тяжкое советское наследство

- В медицине есть программа, аналогичная программе ГАИ «Минус 100», направленной на снижение количества ДТП со смертельным исходом?

- Медицина в борьбе с заболеваниями должна идти по двум направлениям. Первый путь - это когда случилась катастрофа и нужно правильно и на современном уровне оказать человеку помощь. Это дорогостоящее направление, требующее дорогих лекарств, высоких технологий. Второй путь - не допустить развития заболевания: это достаточно дешево, но очень сложно. Главная проблема - убедить человека задуматься о своем здоровье. Сколько курильщика ни предупреждай о раке легких, инфаркте, инсульте, язве желудка, он продолжит курить с мыслью «когда это еще наступит» либо «меня это не коснется». На другие факторы риска также внимание не часто обращают.

СПРАВКА Modus vivendi. На сегодня известно 9 основных факторов риска, приводящих к инфаркту или инсульту. То же курение в отдельности увеличивает риск развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний в 2-3 раза, сахарный диабет - в 2-3 раза, артериальная гипертензия - настолько же. Но если вы курите, у вас сахарный диабет и повышенное давление одновременно - риск возрастет уже в 16 раз. А если вы «обладатель» всех 9 факторов риска, избежать инфаркта или инсульта просто не получится - риск осложнений возрастает более чем в 300 раз.

Иногда пациенты улыбаются, ссылаясь на генетику: «У меня у бабушки была артериальная гипертензия, но она дожила до 85 лет». Но бабушка наверняка не курила, не страдала лишним весом, трудилась физически, т.е. имела всего один фактор риска - повышенное артериальное давление. Борьба с факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний в основном немедикаментозная: ограничь себя в еде, больше двигайся, меньше волнуйся и т.д. Но, оказывается, выполнять такие рекомендации гораздо труднее, чем просто глотать таблетки.

- У многих пациентов свой подход к лечению: если, к примеру, у человека болят кости и суставы, он может за день съесть препаратов кальция на месяц вперед - чтобы быстрее отпустило. Люди с сердечными заболеваниями при недомогании за день могу выпить не менее 2-3 таблеток, а при хорошем самочувствии - ни одной, хотя доктор прописал одну, но ежедневно. Можно ли переубедить таких пациентов?

- Существует ряд позиций, по которым можно определить, как пациенты лечатся и будут ли выполнять предписания врача. Практикой доказано, что женщины более бережно относятся к своему здоровью, чем мужчины; уровень образования также влияет на это отношение; более обеспеченный человек также о себе думает больше, чем бедный; пожилой человек более скрупулезно относится к своему здоровью, чем молодой. Но здоровье - величина постоянная, и невозможно за неделю обеспечить себя здоровьем на год, необходимо прикладывать усилия ежедневно.

Отношение к своему здоровью складывается поколениями, и в этом плане от СССР нам досталось тяжелое наследство: длительное время существовала система, при которой пациенту было выгоднее болеть, чем быть здоровым. Выдается больничный лист, который оплачивается на 100%, и почему бы в таком случае не болеть? Имея хроническое заболевание, пациенты нередко стремятся стать инвалидами, получить группу инвалидности, хотя по логике должны всячески этого избегать. Да, инвалид получает определенные льготы, может покупать дорогие лекарства с 90% скидкой, но при этом он теряет высокооплачиваемую работу, заметно ухудшает качество жизни. Это проблемы государства, медицины, личностного уровня - деньги в болезнь должны вкладываться ранее, до наступления признаков инвалидности. Важно, чтобы пациент работал, приносил доход государству, а не становился инвалидом и получал только дотации от государства.

СПРАВКА Modus vivendi. По данным Минтруда и соцзащиты, на конец 2012г. в Беларуси проживало 519 тыс. инвалидов (включая 25 тыс. детей-инвалидов) - это 5,5% от общего числа населения. По сравнению с 2011г. цифра выросла на 0,1% - в министерстве это объяснили прежде всего внесением изменений в инструкцию по определению инвалидности и ее причин. В частности, расширился перечень анатомических дефектов, при которых дают группу инвалидности, был принят более мягкий подход в определении степени утраты здоровья у детей. Последнее нововведение призвано дать возможность предусмотреть для детей как можно больше реабилитационных мероприятий и тем самым не допустить инвалидность во взрослом возрасте или минимизировать ее последствия.

ШАРЛАТАН МАЛАХОВ

- Многие пациенты считают себя образованными, полагают, что обладают знаниями не меньшими, чем у докторов. Но, например, некоторые, когда обращаются к врачу с болью в коленях, в силу медицинской безграмотности искренне недоумевают, почему врач назначает обследование на выявление хламидийной инфекции. Отсюда и стереотипы, что с нашими врачами не все в порядке, они лечить не умеют...

- Определенные проблемы в этом отношении появились с общедоступностью Интернета: человек что-то слышал, где-то читал и начинает ставить себе диагноз, причем довольно часто его мысли направлены в совершенно другую сторону. Потом даже не каждый доктор способен переубедить такого пациента. При этом медицинская грамотность населения и без того не очень высокая.

В последнее время появилась тенденция, связанная с повальным увлечением населения препаратами растительного происхождения. Их никто не отвергает, врачи сами могут их рекомендовать, но такие средства могут применять на этапе реабилитации, когда остался «хвост» болезни. Но когда у человека острый воспалительный или иммуновоспалительный процесс, не все сильнодействующие химические средства могут помочь, не говоря уже о травах. Перитонит чабрецом не вылечишь.

Подобные тенденции приводят к появлению огромного количества шарлатанов, иногда вещающих даже с экрана телевизора. Тот же Геннадий Малахов из России лечит народной медициной от всех болезней, а на его руках видна клиническая картина кожных заболеваний, от которых он почему-то не может избавиться. А некоторые пациенты, преимущественно женщины, достаточно внушаемы, поддаются на это, но жизнь со временем все равно заставляет обратиться к доктору.

Человеку всегда хочется избавиться от болезни просто, дешево и нестандартно. Это уловили некоторые люди, представляющиеся медиками: они четко ориентируются, на чем можно привлечь внимание, где заработать. Иногда аферисты спекулируют на использовании компьютерной диагностики. Сейчас создано много программ, при помощи которых некоторые «диагносты» могут найти у пациента с два десятка заболеваний: на распечатках одно количество, на самом деле - совсем другое. Это парамедицинский бизнес, повлиять на него крайне сложно.

- Количество шарлатанов растет, при этом наблюдается явный кризис в пополнении медучреждений молодыми и перспективными кадрами. Врачи и учителя по-прежнему относятся к числу одних из наименее оплачиваемых профессий. К примеру, в этом году на большинство педагогических специальностей брали абитуриентов с минимальным баллом. В медицине схожие проблемы?

- Недобора в медуниверситет никогда не будет - для школьников это по-прежнему престижная профессия: белый халат, операционная, много света... У нас медицина, как и педагогика, это в большей мере женское занятие. Девушка-выпускница, которая училась хорошо, из ряда будущих специальностей с большой долей вероятности выберет профессию врача. Поэтому в медуниверситет всегда поступают студенты с высокими проходными баллами. К сожалению, среди них маловато мужчин.

СПРАВКА Modus vivendi. В августе 2013г. в управлении занятости Мингорисполкома отметили, что в Беларуси среди специалистов сохраняется высокая потребность в инженерных кадрах, врачах-специалистах, медсестрах (средний уровень зарплаты по этим вакансиям - Br3,8 млн.). К тому же здравоохранение замкнуло тройку лидеров по количеству увольнений в столице на тот период. Чаще отток кадров происходил только в органах госуправления и в системе образования.

Проблемы начинаются ближе к окончанию университета, когда врач становится интерном - приходит в поликлинику, получает первую зарплату и думает, как дальше жить. Тогда многие выпускники уходят из медицины в разные сферы - фармацевтические компании, бизнес, торговлю. Кто-то, оставшись в профессии, пытается уехать за рубеж. Вот и получается, что выпуски большие, а медучреждения недоукомплектованы. Причем не всегда на первое место выдвигается только уровень оплаты труда, многие сотрудники тех же поликлиник в опросах на первое место среди проблем выдвигают сложность профессии. На выходе и получается, что требования к врачам зачастую завышены, а оценка труда медиков остается на достаточно низком уровне.