Увеличение роста человека, ребенка: что по этому поводу думают белорусские врачи - эндокринологи и травматологи-ортопеды?

Есть желание обмануть природу — подрасти сантиметров на семь или, может быть, все десять? И кажется, все уже испробовано — особый режим питания, тренировочные подвиги на растяжку... Резерв организма — 1,5 — 2 см, 3 см — уже потолок. Последний шанс — операция. Представьте, и люди идут на это. Терпят месяцами боль, проходят годами реабилитацию, не всегда осознанно задаваясь вопросом: «А стоит ли?»

— Строго говоря, показание к остеотомии — конституционная низкорослость. Классические ортопедические каноны определяют: для женщин это меньше 120 см, а для мужчин — 130 см. Они многим кажутся слишком академичными, и тем не менее... Я еще понимаю желание вырасти, если человек ростом примерно 140 см, но когда в нем 160 см и он считает, что надо срочно «прибавить, вытянуться и набрать», это, на мой взгляд, нецелесообразно и даже опасно, — мнение руководителя клиники детской травматологии и ортопедии РНПЦ травматологии и ортопедии профессора Олега Соколовского.

Ведь остеотомия — операция, во время которой хирургически создается перелом верхней трети костей голени. Далее малую и большую берцовую кость каждой ноги закрепляют в аппарате Илизарова при помощи спиц и фиксируют. Так придется провести не меньше полугода. Все для того, чтобы на месте перелома образовалась костная мозоль. Ее искусственно растягивают, создавая очаг роста. Пациент самостоятельно подкручивает гайки аппарата, прибавляя в сутки на 1 мм. Потенциально есть возможность вырасти на 20 — 30% от длины голени.

— Эти операции оплачивает государство, но ведь показания к ним не медицинские, а в подавляющем большинстве случаев исключительно косметические или социальные. И здесь человек ставит перед собой и доктором нерациональную задачу: это не стремление быть здоровым, а желание стать другим. Когда на прием ко мне приходит девушка невысокого роста и просто «заказывает» длинные ноги — это лишь ее прихоть и глупость. Я такие случаи не рассматриваю. Отказываю сразу, — Олег Анатольевич принципиален в вопросе. — Ведь это только звучит красиво где–то в частных зарубежных клиниках — «косметическая ортопедия». На самом деле речь о серьезном вмешательстве в организм, и люди не представляют, через что им придется пройти. Иногда первая операция — только начало. Осложнения возможны различные: и стопа может уйти вниз, и вывихнуться колено...

Некоторые пациенты, пройдя все семь кругов испытаний, потом признаются: знали бы — отказались. Так сказал бы сегодня и подопечный доктора Соколовского Юрий. Рост у него был 163 см, сейчас — 171. Уже год и четыре месяца, как он прооперирован. С самого начала отговаривали его всем отделением. Куда там...

— Роста мне всегда не хватало, — откровенен Юрий. — Это семейное: отец —170 см, мама — 155 см и в общем все родственники невысокие. Да, я понимаю: это не главное. Можно ведь симпатии завоевывать юмором и интеллектом. Но, признаюсь, комплексовал. Мечтал быть выше. Хотя никто из–за роста меня морально не подавлял. Я всегда был душой компании. Одно высшее образование уже получил. Теперь хочу второе. Заработал денег и думаю открыть свой тренажерный зал. А для этого нужно быть в форме. И я поставил перед собой две цели: вытянуться и набрать массу. Вторая оказалась намного проще. А вот первая... В 25 лет у меня оказались закрыты все зоны роста.

В общем, последний шанс — операция. Собирался ехать в Россию, а потом узнал, что нашим хирургам такое тоже под силу.

Поверьте, прежде я все перепробовал: плавал, висел на турнике, растягивался. Но прибавку это дало не больше 1,5 см.

Хотел минимум 6, а после остеотомии добился 7 сантиметров.

Однако тем, кто решил идти тем же путем, сказал бы как есть: это больно, долго и тяжело психологически. Да ладно боль, к этому уже привык. Хотя сначала она не отпускала даже после приема лекарств. Ведь это 4 перелома! И вместе с костями тянутся мышцы, нервы и сухожилия... Психологически было еще тяжелее.

Я ведь почти год провел дома. Скрываю, что сделал операцию.

Потому для меня радость, когда приезжаю в больницу. Здесь хоть можно выйти на улицу...

Цифры «СБ»

На первом году жизни ребенок прибавляет 25 см, на втором — еще 10 — 12. С 2 до 9 лет вырастает на 5 — 7 см в год, в переходном возрасте идет в плюс еще на 10 — 12.

Компетентно

Главный внештатный детский эндокринолог комитета по здравоохранению Мингорисполкома Елена Кислая:

— Родителям и педиатрам важно контролировать рост ребенка с рождения. Ведь это уникальный показатель, который отражает любое неблагополучие в организме. На первых двух годах жизни он определяется течением беременности у матери, есть ли у нее вредные привычки, качеством питания ребенка, наличием у него каких–либо хронических и генетических заболеваний, а также уровнем гормона щитовидной железы.

Потому еще в роддоме на 3 — 5–е сутки новорожденным проводят скрининг на гипотиреоз, который может быть причиной задержки роста.

Если ребенок отстает в росте, проводится диагностический поиск для определения причины. Делается рентгенография левой кисти, чтобы видеть, открыты ли зоны роста.

Ведь на концах трубчатых костей есть хрящевые участки, где активно делятся клетки, которые помогают идти в рост. Пока они не превратились в костную ткань, у человека еще есть возможность вытянуться. Как только эти зоны закрылись, рост прекращается. Происходит это, как правило, к 21 — 22 годам...

Должны быть исключены заболевания печени, почек, желудочно–кишечного тракта и др., которые могут притормаживать рост.

Как и генетическая и хромосомная патологии. И только потом определяют уровень соматотропина — гормона роста.

Есть его дефицит — приступаем к лечению. Вспоминаю пациента, который получал гормонозамещающую терапию в течение 12 лет. В 17 он уже был ростом 176 см. А когда мама привела его, 5–летнего малыша, к нам, имел не более 90 см при норме 110 — 115 см. Без должного лечения парень бы не перерос 130 см...

Вместе с тем к эндокринологам часто обращаются родители, чьи сыновья выросли до 170 см, но хотят быть не ниже 180. По рентгенограмме левой кисти определяем — зоны роста закрыты. Родители настаивают — лечите гормонами! Начинаешь объяснять: если давать их не по показаниям, расти будет только хрящевая ткань — нос и уши, проявятся побочные реакции, а рост останется прежним.

Интересно, что примерно 90% родительских жалоб относятся к конституциональной задержке роста и звучат так: «Он у нас самый маленький в группе в садике или в классе».

Естественно, мы ребенка обследуем. Оказывается, со здоровьем все в норме. А потом выясняется, что отец, дедушка или дядя до 9 — 10–го класса также стояли в самом конце шеренги на физкультуре, а в 15 — 16 лет переместились уже в ее начало. Это и есть проявление конституционального развития, когда рост будет, только дайте время.

Наконец, есть вопрос семейной низкорослости, когда дети идут по нижним границам нормы роста, при этом вполне укладываются в генетический коридор «папа–мама». Считаете, недостаточно? Делайте карьеру, развивайте свои таланты — в общем, становитесь большим человеком в ином смысле.

Советская Белоруссия № 65 (24695). Вторник, 7 апреля 2015
Автор публикации: Алла МАРТИНКЕВИЧ